Все записи
10:35  /  1.10.20

476просмотров

Русские нашли вакцину. Рассказ

+T -
Поделиться:

В 2019 году, я окончил предпоследний курс Лондонского университета, и стал без пяти минут юристом. Меня ждала практика. В душе я всегда был им, и даже умудрился в свое время руководить юридической компанией. 

"Управление имеет одни и те же параметры: способность прогнозировать", — говорил я себе, когда объяснял, что лежит в основе удачи. Кроме того, успех на поприще бизнеса доказывал мою прагматичность и состоятельность. На мои тридцать лет, неженатого, без детей и выросшего в детдоме, профессия юриста была непросто новой профессией, а новой жизнью. Кроме того, она вытекала из моей сути — отъявленного материалиста и любителя к четким здравым размышлениям. Во мне смешались Ватсон и Шерлок Холмс.

Каникулы только начались, и я решил не возвращаться домой в Россию и провести зиму в туманном Альбионе, а к весне  2020 года уже получил распределение в маленький городок на Севере Италии. Филиал английской компании был небольшим, но обслуживал один крупный корейский проект. Ознакомившись с делом, я приступил к своим новым обязанностям в качестве помощника адвоката. Тут меня и застала эта страшная эпидемия.

Пролежав в больнице больше двух недель, последняя из которых протекала под аппаратом для вентиляции легких, измученный болезнью и ослабевший от длительных лишений, я был отправлен в центр по реабилитации к месту своей учебы — в Лондон. Там я стал постепенно поправляться и уже настолько окреп, что мог пройти пять километров, гуляя по окрестностям этого прекрасного города, как вдруг меня свалила старая моя болезнь — язва. Только на этот раз прободная — с кровотечением и попаданием в реанимацию. Еще на месяц я оказался в больнице и вернувшись наконец к жизни, обнаружил, что мое финансовое положение ухудшилось вследствие трат на лечение настолько, что я принял решение поменять свои шикарные апартаменты на что-то более скромное.

В тот день, когда я пришел к этому решению в баре, что у памятника Крымской войне, кто-то хлопнул меня по плечу. Обернувшись, я увидел Джимми, своего однокурсника, с которым у меня были приятельские отношения. Джимми интересовался психологией России не на шутку. Я не был по призванию психологом, а политология была самой не любимой моей областью. Но я был единственный настоящий русский в его жизни. «Шарлатаны, — воскликнул я однажды, когда мы сидели с Джимми в каком-то баре и он рассказывал о людях этой профессии». 

Джимми был добрый малый, и симпатизировал мне за то, что я смог сам без помощи, поступить в Лондонский университет и так круто изменить свою жизнь. Сейчас, когда я смотрел на него, я почувствовал в груди тепло. "Как же приятно одинокому, затерявшемуся в толпе человеку, увидеть знакомое лицо". А когда этот человек был почти твоим другом, эмоции начинают переполнять. На моем лице появилась улыбка и я пригласил его зайти в кафе.

- Что ты с собой сделал, Сэм? — с нескрываемым любопытством спросил он. Ты высох, как щепка и пожелтел, как лимон!

Я вкратце рассказал ему о своих злоключениях, и попросил еще одну чашку кофе.

– Ну и тряхануло тебя старина. И чем же ты теперь занимаешься?

– Ищу квартиру, – ответил я. – Стараюсь решить вопрос, бывают ли на свете удобные комнаты за умеренную цену. 

– Вот странно, – заметил он, – Ты второй человек, от которого я сегодня слышу эту фразу.

– А кто же первый? – спросил я.

– Один малый, который работает с нашей компанией в качестве приходящего консультанта. Нынче утром он сетовал: мол, отыскал очень милую квартирку и никак не найдет себе компаньона, а платить за нее целиком ему не по карману.

– О господи! – воскликнул я. – Если он действительно хочет разделить квартиру и расходы, то я буду безмерно счастлив! Да и вдвоем жить куда веселее. Я ведь здесь в сущности один.

Джимми посмотрел на меня и я почувствовал, что он что-то хочет сказать.

– Ты просто не знаешь, что это за человек, Ветров. – Быть может, тебе и не захочется жить с ним в постоянном соседстве.

– Почему? Чем же он плох?

– Я не говорю, что он плох. Просто немного странный – исследователь некоторых, так сказать, психологических областей. Но вообще-то, насколько я знаю, он человек порядочный. 

– И сколько ему лет.  

– Твоего возраста.

– А в качестве кого его нанимает ваша компания?

– Я толком не могу понять. С одной стороны, на его визитке пишется: специалист по кризисным ситуациям, а с другой — он явно из области человеческих взаимоотношений. Наша компания работает с клиентами, которые имеют дела с бизнесом в России, и сейчас там возник один вопрос. А сам он родом из этих мест. Юношей он жил на Украине.

– Так, — пробурчал я про себя. — Психолог и хохол. Начало хорошее.

– Что ты сказал? Я не расслышал.

– Да, так. Ничего особенного. Для русского и ненавидящего психологию, это напоминает фарс судьбы. Но ты не сказал, в чем его странность? 

– Я не могу толком тебе объяснить. Я несколько раз видел его на переговорах, и у меня сложилось впечатление, что он не имеет эмоций. В одной ситуации он посоветовал такое, что я был поражен. Хладнокровие, граничащее с равнодушием, меня поразило. Он словно робот, отвечающий на вопрос, как убрать головную боль, советом — гильотина. При этом он читает любого человека, словно знает специальный лаз в его голову. Типа Холмса.

Это становилось совсем интересно.

–  Когда я его могу увидеть?

– Так он сейчас у нас в офисе. В десять начались переговоры. Я думаю, мы его застанем, если поспешим.

Через минут сорок мы заходили в офис. Секретарь сообщила нам, что Михаил находится в переговорной. Комната метров пятьдесят с огромным столом, монитором и барной стойкой была занята одним человеком, и это не создавало диссонанса. Он чувствовал себя здесь хозяином. Мы увидели стоящего к нам спиной высоко мужчину с прической, напоминающей известного певца.

 –  Вылитый Тото Кутуньо, - сказал я.

– Ага. Есть такое. 

Повернувшись к нам, он не изменил нашего отношения к сходству с известным певцом. Лицо его вдруг засияло и он вскрикнул:

– Джимми, я, кажется, все понял. Я, кажется, все понял. Найденная российскими учеными вакцина против COVID — это не афера! Это нечто худшее.

– Сэм Родин, Михаил Ветров, – представил нас друг другу Джимми.

– Здравствуйте! – приветливо сказал Михаил, и подставил локоть вместо рукопожатия. 

– Вы врач? — спросил я, решив сразу вступить в бой, и прощупать с кем имею дело. 

– Что Вы, даже не вирусолог. 

– Тогда откуда такая уверенность? Весь мир поднят на уши тем, что русские нашли вакцину.

– Видите ли, в чем дело. Для понимания, что происходит необязательно знать факты. Достаточно понимать логику их развития и знать две вещи: кому это надо и у кого на это есть ресурсы? Пожалуйста, не верьте ни одному моему слову. Это моя излюбленная тема: способы оставаться Григорием Сковородой. Тот, как известно, просил написать на его могиле «Мир меня ловил, да так и не поймал». 

– И в чем суть вашей догадки, если не секрет, — спросил я. 

– Вы знаете, что означает термин  повесить все преступления на одного преступника? — сказал он хриплым голосом, и я вспомнил артиста Ливанова в исполнении роли Шерлока Холмса. Это означает сделать преступником главной кражи того, кто ее не совершал. Если подозреваемый попался на ящике виски, на него можно повесить всю дневную кассу. С COVID произошло примерно так же. Был обычный грипп. Им болели все и особого это не волновало никого. Последствия в виде воспаления легких не было приятной штукой, но его никто не связывал со смертью. От воспаления лёгких и раньше умирали. Но когда на воспаление лёгких повесили идею смерти, ситуация изменилась резко. 

– Как частное замечание — это, конечно, интересно, - ответил я, но практически…

–  Господи, да это же самы практический вывод. Представьте, миллионы людей поверили, что они могут умереть от насморка. Теперь они а) будут болеть, б) не умирать, но в) страдать от страха умереть. Кто говорил, что к смерти нельзя привести психологически? Если сюда добавить карантинный режим, воспоминания средневековой чумы, переполненные больницы, невозможность посетить больного близкими, то ум человека дорисует последствия этого ада лучше заправского писателя детективов. 

–  Вполне нормальная психическая реакция на опасную болезнь.

–  Да, да. И докопаться невозможно. В психике будет смерть, а в реальности — обычное физическое протекание болезни, которое просто поместили в камеру ада, а не в обычные домашние условия, в которых человек переносил бы болезнь с вызовом врача на дом, лежанием в своей постели, и нахождением рядом близких. Понимаете? Его поместили в преисподнюю — больницу, которая напоминает ужас просто своим существованием. А сама болезнь обычная. 

–  Помню рассказ одного русского журналиста о том, как он заболел воспалением лёгких, но диагноз коронавируса так и не был обнаружен. Но, наверное, ему нужно было во второй раз провериться.

–  Да, я слушал его. Это русский немало пострадал, – вставил Джимми. 

– Но с другой стороны, как вы обнаружите вирус, если его нет? – сказал Ветров и посмотрел на меня из подобия. – Да и что сделал этот журналист? Он решил обратиться к врачам и поехал в больницу, поскольку началась температура и давление в груди. Ну а потом началось... Когда я смотрел его рассказ на ютьюбе, подумал, что при всем неприятным, что сопровождает человека, когда он заболевает воспалением лёгких, он мог бы лечиться дома, а не попасть в ад под названием больница. Что уж там сделали в северной Италии, чтобы убедить всех в смертоносности болезни и нехватки аппаратов на легкие, мы можем только догадываться. Слепить информационную картинку сегодня не составляет труда вообще. 

В мою голову, как налили кипяток, и даже дыхание перехватило. "Откуда ему знать", — возмущенно подумал я.

– В общем, не буду вам морочить голову о моем подозрении, какую вакцину придумала РФ. Прививка действительно найдена. Но на что? А какая разница на что? COVID — это психологическая вавка, а не физическая. Но поскольку сам грипп, болезнь реальная, то найденная на него вакцина убивает и то, что к ней прикрепили —  COVID. Теперь человек будет считать, что он не сможет заразиться "чумой 21 века", в то время как найденная вакцина, просто улучшает сопротивляемость организма к обычному гриппу. Понимаете?

Он посмотрел на меня без злобы и без признаков фанатизма. Что-то веяло от него спокойное и доброе. 

– Тот, кто не должен был заболеть, — продолжил он, — ещё больше увеличивает шансы не заболеть. Никакого мошенничества. На грипп действительно нашли способ противодействия. И это здорово! Это и раньше делали. Но раньше не было страха умереть от насморка. Косвенное указание на то, что это так, вы могли слышали в их официальном сообщении: «Нам повезло, — сказали их специалисты. — Мы этим уже занимались». Чем же они уже занимались? Да они делали свою обычную работу: искали вакцину против гриппа. И нашли. 

– Вот как! – пробормотал я.

– Теперь вероятность заболеть обычным гриппом, да ещё с осложнением в виде воспаления лёгких, уменьшилась во сто крат. Вакцина действительно найдена. Другое дело, что из головы человека вынули «жучок» страха умереть, а миллионы поверили во спасение, ещё больше погрязая в болото страха. А как ещё управлять человечеством? 

 Он взял бутылку минералки.

– Будете? – предложил он нам.

– Да, спасибо.

– Кто-то скажет: «Какое коварство — эти русские»! А кто-то — они спасли от психологической бомбы. Самое смешное, что две этих противоположных сентенции при соприкосновении создают один и тот же результат — смерть COVID. «Клин клином вышибают». Если человечество обманули, что оно заболело страшной вирусной болезнью, то чтобы его вылечить нужно сообщить, что вакцина против этой болезни найдена. Ну, и планета!  

– Очень интересно рассказываете, Михаил. Я даже не думал о таком. Но, мы не по этому делу пришли, – сказал Джимми.

Михаил посмотрел на меня и на Джимми с удивлением. 

– Так, — улыбнулся он, –  я весь внимание.  

– Мой приятель ищет себе жилье, а так как вы жаловались, что не можете найти компаньона, я решил, что вас необходимо свести.

– Михаил посмотрел на меня, и я понял, что ему понравилась перспектива разделить со мной квартиру.  

– Знаете, я присмотрел одну квартирку на Риджент-стрит, – сказал он, – Она на чердаке, удобства, правда, на нижнем этаже (это, кстати, четыре этажа) и там же внизу кухня, но это все же центр Лондона. Надеюсь, вы не против запаха крепкого табака? – улыбнулся Михаил, подыгрывая Шерлок Холмсу. 

– Вы курите трубку?

– Да, как у него.

– Какое удивительное совпадение? Я тоже курю трубку.

Комментировать Всего 6 комментариев

Какой вам забавный попался руммейт. Представляю, каково было его слушать вам, человеку, который переболел и полежал в больнице. 

Во всяком случае мне было странновато прочитать, что грипп — это банальный насморк).

Но как идея, которая поддерживает тезис, — годится))

Эту реплику поддерживают: Сергей Лысов

Ксения, спасибо!  Это худ обработка. Не знаю как называется прием когда используется известный сюжет (в данном случае знакомство Холма и Ватсона) для того чтобы протащить какую-то  собственную идею. Идея: ковид  превратили в страшилку. 

А то что грип хуже, чем насморок — это гиперболизация этой идеи. 

Кстати, вы заметили что смертность от ковида так и осталась на отметке июня при росте заболевания им? 

Эту реплику поддерживают: Ксения Чудинова

Ну смертность, как и говорили, так и остается на отметке в 3%, насколько я понимаю, нет? 

Да, именно. При том, что не сам ковид – причина смерти, а паталогия тех или иных органов. Ковид лишь катализатор. Эта же причина получается и характера течения болезни. Меньше патологии — слабее характер течения.  

Сергей, благодарю!

Очень занимательно:))

Я, кстати, от обычного гриппа всегда прививалась, всегда болела, всегда мне говорили, что прививка от гриппа, а заболела я "обычным ОРВИ".

Но без особых последствий. Воспалений легких не было ни разу.

Прививки делала из ритуальных соображений:)) 

Да и болезни просто часть быта-бытия. Иногда даже и неплохо было вырваться из суеты, пережить новые ощущения. Кто-то альпинизмом занимается, кто-то дайвингом... А тут берёшь и болеешь. Приключение! Ощущения!

Эту реплику поддерживают: Сергей Лысов