Все записи
11:47  /  7.04.21

115просмотров

Адвокат дьявола. Новая версия

+T -
Поделиться:

- С кем бы я занялся сексом? – удивленно спросил Милтон.

- С путаной, конечно. И только с ней.

- Боже, как ужас, – простонал Кевин. – Но почему?

- Потому что путаны придуриваются, что им это очень приятно.

- И что?

- Мне еще не хватало подцепить чужую карму.

- Объясни!

- Все просто, мой дорогой мальчик. Как только ты даешь человеку что–то, что для него очень важно, ты приручаешь его к себе, как грудного ребёнка. А у меня с Богом договоренность не делать этого. Он (Милтон кивнул наверх) хочет, чтобы вы оставались с ним, а не со мной.

- Я не понимаю.

- Не надо понимать. Просто запомни: как только человек получает то, чего он сильно хочет, он становится рабом этого, и рабом того, кто это ему дал. «Хочет» — это не просто слово. Это вывеска человеческого наркотика. Что-то вроде магнита... когда железка не может не стремиться к нему. Ты видел недавно, какая очередь была за усопшим в одном из городов? А ведь он был моим самым лучшим учеником.

- Заткнись! Как ты смеешь чернить этого человека. Он столько сделал для людей. Чистота везде, улицы отремонтированы, фасады зданий, храм построил. Это лучший мэр...

- О! Храм построил? Ну тогда ладно.

Милтон повернулся к женщине, секс от которой обволакивал все пространство. Вдали от неё виднелось кресло, и от него шёл угар власти. Запах был сильнее, чем запах от жаренной картошки с соседской комнаты. По сторонам зала — на венецианской дорогой люстре, бархатных занавесях — везде находились самые разные предметы. Каждый символизировал что-то своё.

- Посмотри на этого пса, – хриплым, но вежливым голосом прохрипел Милтон и кивнул в сторону преданных глаз и виляющего хвоста. -

 Это понимание. За эту штуку люди готовы отдать вообще всё. Не хотел бы ты пройтись по моим апартаментам. Тут много чего интересного.

- Нет, – почти прошипел Кевин. - Я уже попробовал...

- Ты про тщеславие? – рассмеялся Милтон. – Да уж. Тщеславие поистине один из самых любимых моих грехов. Но сколько же всего прекрасного у меня ещё есть.

- Не, надо, спасибо.

- Напрасно, мой мальчик. Ты все равно возьмёшь их.

- Никогда, – выкрикнул Кевин, оставляя на лице невозмутимость.

- Пойми, ты и все люди — это железки. И у меня для каждого из них есть свой магнитик. Кевин, мальчик мой, бросай эту свою игру про справедливость. Мне нужен помощник, а там глядишь и у тебя будет возможность.

- Ты о чем?

- У тебя будет право выбирать лучших. В твоей власти будет право подкидывать или нет им магнит.

- «И не введи нас в искушение и избави нас от лукавого»? Не об этом ли ты? – рассмеялся Кевин. «Глупый мальчик», – подумал Милтон, теряя надежду найти в Кевине наследника.

- Молитва звучит не так. Мне очень жаль, но ты в глубокой норе.

- А как?

- В самом начале есть маленькая деталь. Слова такие «И веди нас в искушении». Понимаешь? А у тебя как? У тебя «не введи нас в искушение...». Ты Его просишь, чтобы он не вводил в искушение? Может это молитва ко мне? Кевин замер.

- В молитве нужно просить, чтобы он был рядом с тобой, когда ты уже примагнитился, когда ты уже в искушении. На этой планете избежать искушения все равно, что в джунглях избежать пауков или змей. И поэтому ты просишь Его, чтобы в эти роковые минуты для духа, Он был рядом. Ты просишь его не избавить тебя от греха. Это идиотизм. Зачем тогда приходить в этот мир? Ты просишь Его о другом: показывать на грех. Кевин стоял растерянным.

- Я не верю тебе. Там сказано «не введи нас в искушение».

- Ты же и сам знаешь, что мозг не воспринимает частицу «не». И теперь прочти, что ты каждый день призывал. Я же тебе предлагаю просить Его быть рядом — вести тебя, когда ты в искушении.

Милтон посмотрел на обескураженного и духовно потрепанного человека.

– Соглашайся, мой мальчик. Приняв грех, ты сможешь им управлять. - Я чувствую что-то неладное, - угрюмо пробурчал Кевин.

- Я понимаю тебя. Решиться на это может только праведник. А ты пока ещё зелёный. Прости, встретимся в следующей жизни.

Кевин остался один. Стол с яствами не исчез вместе с Милтоном. Собака лежала на прежнем месте и смотрела ему прямо в глаз. Вдруг Кевин почувствовал на своих плечах холодные руки и тепло сразу пронзило все его тело, остановившись где-то в районе живота. Сладостное состояние пошло ниже и ещё ниже. Блаженство перешло в голову. Кевин потянул свои руки к плечам и наткнулся на тонкие запястья. Вдруг перед ним появился образ. Это была та, о которой он мечтал всю свою жизнь. По спине прошёл холодок. Она обвила ладонями его волосы, спустилась к шее. Хотелось раствориться в ней. Вдруг Кевин отскочил от неё как ошпаренный, и начал отмахиваться словно от мух. А потом застонал. "О господи помоги мне! За что мне эти муки"? – упав на колени, Кевин опустил голову.

«Удивительный этот люд, конечно», – думал про себя Милтон, глядя в экран гаджета, с которого разворачивались сцена мук Кевина. Милтон шёл по коридору, чтобы покинуть неудавшееся свидание.

"Вот даёшь же им формулу. А они мучаются. Ух! Ну когда же вы поймёте, что не запрещать себе нужно, а осознавать. Наблюдать за магнитом. Там глядишь, и ослабили бы его».