Кеннеди начал жизнь толерантно, но не совсем политкорректно. Он был сыном Большой Ненашей Семьи, толкавшей палёную водку и закапывавшей профсоюзных врагов в лесопосадках под Одинцово.Там он и познакомился с Путиным,  обслуживавшим интересы Малой но Нашей Семьи, который тоже был не чужим тем посадкам.

Но потом с Кеннеди отказался целоваться Кастро, что толкнуло их обоих на ядерный coming-out. От этого шока Кеннеди исправился, перековался и сбежал в Лондон. Где написал на пару с Герценом книгу о том, как Путин взрывал Ла-Манш, но недовзорвал, потому что секретно заложенную селитру растащила Ал-Кайда и загнала эфиопским крестьянам на удобрения. А бананами с тех удобрений Путин затыкает рот недовольной интеллигенции.

За этот подвиг Свободный Семейный Мир назначил Кеннеди POTUS-ом, и он стал ездить по миру в большом длинном ЗИЛе и всем махать рукой, что ему очень нравилось. Но в Одинцово он больше не наведывался, только показывал язык, каждый раз проезжая мимо.

Путину это не понравилось, и он подослал к нему злобного Освальда, которому в следующей жизни было обещано откидное место в Государственной Думе. Освальда сначала заставили делать телевизор Минск, показывавший Лукашенко по всем каналам, но в разных цветах, а потом взяли и поженили на дочке полковника КГБ, и он согласился, зная, что в этой жизни ему всё равно не светит - он же не предполагал.

В момент Че у Освальда заклинило ружьё, проданное ему в Лондоне Борисом the Blade, он заплакал и стал кидаться в Кеннеди с балкона сваленными там кусками висмута, но этот висмут в крови Кеннеди потом не обнаружили, потому что, во-первых, он был не в крови, а кусками торчал в черепе, а, во-вторых, по ложной наводке коварного Бориса искали полоний, хранившийся на совсем другом балконе.

Джонсон знал, что висмут в руки Освальда вложил Путин - но он так ненавидел Путина, что был с ним другом, и по дружбе решил замять это дело, чтобы Путину навредить. Для этого он подослал к Освальду Джека Руби  - они вместе часто гнали из тряпок чаёк в кабачке "Тысячелетие Британника". Наган для Руби Джонсон одолжил у того же Бориса, который к тому времени уже, наконец, умер.

Этому Руби Путин тоже пообещал место в Государственно Думе, но только после самого Джонсона - и во фракции коммунистов. Поэтому Руби стрелял неохотно - но присланные с Лубянки техасские тюремные охранники крепко держали дрыгающегося Освальда - и Руби, наконец, попал. После чего укусил оборонённый кем-то кусок висмута и тоже умер.

А жена Кеннеди обиделась на Джонсона, который не стал на ней жениться, и стала собирать деньги на честное расследование убийства мужа, и так преуспела, что хватило на греческий остров. Остров же она купила просто потому, что вспомнила как её тётка из Асбеста туда летала чартером в июле и была в восторге.

Этой жене потом пришлось жениться на каком-то греческом челночнике, чтобы отмазаться от Путина и папы-кгбешника, записав мужа в миллиардеры, а остров - на мужа. Иначе бы они её тоже закидали висмутом, а на острове устроили бы летне-оздоровительное отделение Соловков для ветеранов ЦРУ. Они уже наддверную табличку "Архипелаг" на греческом и иврите заказали, да потом плюнули.

Путин всё равно затаил злобу и устроил грекам финансовый кризис, подсунув Стросс-Кану в Гарлемском борделе г-жу Мизулину, которой опять не хотелось.

незабудемнепростим!