Первый автомобиль Бенца не был самым первым

Искал тут информацию о Британской торгово-промышленной выставке, проходившей летом 1961 года в Сокольниках, и наткнулся на давнюю заметку Люси Мовсесян «Союз Советских Копипастических Республик. Как Москва брала лучшее и что из этого получалось» на ресурсе «Настоящее время». Мне очень нравится, как у них сделан цикл «Балтия», ну а тут к тому же первая глава называлась «Автомобили». И я увеличил Люсе число дочитываний.

Стоматолога не удивишь пульпитом, но вскоре у меня закипело. Уж и не знаю, почему — может, стало обидно за «Балтию». А может, — просто жаль девчонку, с таким прилежанием (а сие чувствуется!) собравшую воедино весь этот бред. Ссылка Возможно, кому-то покажется поверхностным вывод, сделанный мною по прочтении заметки, но это было единственное полезное, что удалось из неё вынести: смесь правды, домыслов и лжи звучит убедительнее, чем правда, домысел и ложь, взятые по-отдельности.

Речь, как не трудно догадаться, шла о том, как мы, беспомощные, заимствовали на Западе технологии, и на их основе нашими кривыми ручонками клепали невесть что. Вот я и подумал: а как с этим обстояло дело в странах с развитым патентным правом? Несколько современных примеров отношений западных компаний с Китаем я сразу отбросил. Документальных подтверждений на руках не имею, а голословные утверждения чреваты судебными исками за клевету. Скажу только, что ради выхода на бездонный рынок КНР некоторые именитые марки Европы предпочли закрыть глаза на прямое копирование их разработок китайцами. Как примерно это делалось, мне поведал работник завода БелАЗ Геннадий Степанович Болдырев. Они отгрузили в Китай партию новых самосвалов. И полетели проверить, как ведёт себя техника. Три машины работают, а четвёртой нет. Поинтересовались, что случилось. Замешательство. Обнаружили, что на отдельной площадке выложены все узлы, агрегаты и отдельные детали самосвала, а вокруг копошатся китайские инженеры с измерительными инструментами. Болдырев высказал своё возмущение. Наутро четвёртый самосвал тоже работал, как ни в чём ни бывало.

«Главное в профессии вора, — замечает герой актёра Анатолия Кторова в фильме «Праздник Святого Йоргена», — это вовремя смыться!» Обратимся к историческим примерам.

Пожалуй, самый вопиющий из них — это присвоение Германией в 1936 году самого приоритета на автомобиль. Произошло это с подачи пронацистского историка Пауля Зиберца, штатного архивариуса концерна Daimler-Benz. До этого немцы, в общем, соглашались, что первый работоспособный самодвижущийся экипаж с двигателем внутреннего сгорания построил француз Эдуар Делямар-Дебутвилль. 12 февраля 1884 года он получил патент. Экипаж исправно работал и даже попал на герб городка Фонтен-ле-Бурж, где был построен. Окажетесь в департаменте Приморская Сена в Нормандии, обратите внимание.

Однако в Третьем Рейхе отсчет стали вести от 29 января 1886 года, когда досточтимый Карл Бенц подал в Kaiserlisches Patentampt патентную заявку за номером 37435 на «Экипаж с приводом от газового двигателя». Более того, так продолжают считать и теперь, когда вроде бы германский нацизм осуждён.

Renault Juvaquarte похож как на Opel Olympia, так и на

Германия и Франция со скрипом признавали патентное право друг друга и не гнушались подворовывать друг у друга изобретения. Так Citroen 5CV 1921 года превратился в Opel 4PS Laubfrosch 1926 года, а в Renault Juvaquatre 1936 года всплыли решения, представленные за год до этого в Opel Olympia... Было много возмущений, угроз, судебных исков, которые ни к чему не привели. Черту под спорами удалось подвести только 10 мая 1940 года.

Падение нацизма открыло перед странами-победительницами легальный доступ в германские интеллектуальные закрома. Как-то мне довелось поработать с фондами Советской оккупационной администрации Германии в Государственном архиве Российской Федерации. Меня тогда поразил не столько размах заимствований (повторю, совершенно легальный), сколько само ощущение масштаба того, что мы называем промышленностью. Да, тогда Opel Kadett K38 превратился в «Москвич-400». А если бы инженер Олег Владимирович Дыбов не дрогнул бы перед Сталиным (легко говорить!), то мы бы скопировали более прогрессивный Opel Olympia. Союзники занимались тем же! Так, англичане забрали технологии завода BMW, и очень долго британские автомобили Bristol ходили на рядных баварских «шестёрках». Могли и завод Volkswagen забрать. Помешали отнюдь не угрызения совести или щепетильность. В 1945 году майор британской армии Айвэн Хирст, назначенный директором завода, ошибочно счёл его бесперспективным. Немцы сегодня буквально молятся Хирсту.

Tatra V570 подтолкнула к созданию VW «жука»

Завод Volkswagen очень быстро стал крупнейшим в Европе. О его «жуках» мечтали миллионы автомобилистов по всему свету. В 1961 году пришла расплата: Volkswagenwerk вынужден был отслюнявить 3 миллиона (по другим данным, в 1965 году и всего миллион) немецких марок семье Рингхофер, правопреемникам интеллектуальной собственности чехословацкого автомобильного завода Tatra. Претензия Рингхоферов состояла в том, что «жук» и внешне, и по конструкции похож на автомобиль, который Tatra построила ещё до прихода Гитлера к власти.

Претензий по поводу первого «Запорожца», ЗАЗ-965, к СССР никто не предъявлял, хотя автомобиль очень похож на итальянскую малолитражку Fiat-600 с передней подвеской от немецкого «жука». Не то копия выглядела настолько безнадёжно, что и судится-то смысла не имело, не то... С института запало такое выражение, «обойти патент». Уметь повторить чужое техническое решение так, чтобы с правовой точки зрения придраться было не к чему. Занимаются этим все инженеры, во всех компаниях планеты.

Размытая грань между влиянием и копированием не позволяет разгуляться юристам. В 1961 году при создании малолитражки NSU Prinz IV германские дизайнеры вдохновлялись обводами американского седана Chevrolet Corvair. А теперь вот Люся Мовсесян пишет, что с NSU Prinz 4 скопировали второй «Запорожец», ЗАЗ-966. Да чушь полная! Просто, Corvair и на нас тогда произвёл сильное впечатление.

Subaru Domingo создан в 1981 году по идеям Долматовскогоujle

В советском автомобилестроении была такая видная фигура, Юрий Аронович Долматовский, старший брат поэта Евгения Долматовского. Долматовский-не поэт стоял за революционную компоновку, позволяющую рационально использовать объём, занимаемый автомобилем на дороге. Долматовского страшно критиковали, хотя тот упорно продвигал свою точку зрения. Идея рационального автомобиля не принадлежала Долматовскому, но в итоге именно его стали отождествлять с ней. Японцы перевели его труды. И начали выпускать автомобили, словно по кальке перечерченные с проектов Долматовского. И выпускают сотнями тысяч до сих пор. Как вписать Долматовского в формулу «мы всё заимствовали»?

Один из наиболее популярных мифов отечественного Автопрома повествует о том, как представители японской компании Honda подсмотрели дизайн кроссовера HR-V с планшетов в Центре Стиля «АвтоВАЗа». Крайне неосмотрительно водить конкурентов на такие экскурсии. Самому приходилось попадать в подобную ситуацию: заводят в зал, в центре на круге вертится прототип модели, которой предстоит появиться только в следующем году. Понятно, что ни снимать, ни делать зарисовки нельзя. Потом по дороге в отель быстро-быстро в блокноте набросаешь, пока из памяти не стёрлось — похоже! Но, замечу, среди дизайнеров всего мира это больная мозоль: кто и какое решение предложил первым, а кто и что позаимствовал.

Honda HR-V 1999 год. Так могла выглядеть

Чаще всего упрёки по поводу несостоятельности нашей промышленности строятся по такой схеме: в космос полетели первыми, а автомобиль сделать не можем! Но так ли необходимо конструировать и выпускать своими силами всё, от кофеварок до супертанкеров? Ни в советское, ни в постсоветское время, как не пыжься, не сделаешь часы лучше швейцарских, а пармезан — лучше французского. Вряд ли швейцарцы комплексуют оттого, что не умеют летать в космос, а французы переживают, что их танки никто не покупает. Другое дело, издержки. Но о них всё давно говорено, они в конечном счёте и привели к развалу системы.

В СССР действительно что-то заимствовали, что-то делали по лицензии, а что-то — творчески переосмысливали. Как и любое другое государство. Ну а то, что без штанов до Перестройки ходили, так это ни для кого не открытие.