В Российской империи с середины 19 века до 1917 года существовала официальная должность – «ученый еврей» при генерал-губернаторах в черте оседлости, при Министерстве внутренних дел и других ведомствах. Им выделялось жалование, а после 15-летней беспорочной службы, награждались медалями за выслугу лет и получали статус «почетных граждан». Принимали на эту должность лиц, имевших среднее или высшее образование, «для исполнения поручений по предметам, требующим особого знания всех правил и обрядов еврейского закона». Самих «ученых евреев» подчас мало смущали антисемитские воззрения генерал-губернатора и даже организуемые его подчиненными и министерством внутренних дел погромы. Конкурс на место был большой. Конечно, неприятно, что твоих единоверцев убивают на соседней от места службы улице, но зато жалование платят исправно и в почетные граждане при некотором усердии можно выбиться. 

Увы, за прошедшее столетие общественные нравы изменились мало. По моим наблюдениям и анализу письменных источников, скорее испортились. Государственные институты в полнейшем упадке, суды практически забыли, что такое оправдательный приговор, невиновных людей отправляют за решетку (и это не самая худшая учесть), коррупция, произвол, воровство, отсутствие выборов, цензура, но одновременно представители экспертного сообщества дерутся за право попасть в ведомственный общественный совет. Из заголовков новостей каждый день узнаем, что бурно обсуждается новый проект устройства Общественной палаты или объявлена голодовка в знак несогласия с порядком формирования Совета при Президенте РФ по правам человека. 

К способам вербовки ученых мужей относятся: покупка через выделение нужным людям и коллективам финансовой помощи и набор полезных идиотов в разные общественные комиссии, комитеты, рабочие группы. При этом власть решает две проблемы: усиливает в глазах одной части общества собственную легитимность, основанную, в числе прочего, на демонстрируемой поддержке большой части экспертного сообщества и одновременно дискредитирует это самое экспертное сообщество в глазах другой части общества, внося раскол. Я еще могу понять тех, кому семью кормить надо, но тех, кто готов угождать власти, чтобы писать на визитке: «член общественного совета при …» прошу немного задуматься, вспомнить исторические уроки, пробудить в себе чувство брезгливости и собственного достоинства. При полной утрате оных, просто здраво рассудить, что с возвратом политической конкуренции, независимого и состязательного суда, свободного рынка востребованность экспертного сообщества многократно возрастет. А значит, нет практического смысла за малые крохи с барского стола унижаться и прислуживать стремительно теряющей популярность и легитимность власти. Куда целесообразней использовать свои знания и навыки для скорейшего демонтажа этой уродливой и уже изрядно прогнившей политической системы, к построению которой Вы, господа эксперты, премного причастны. Может не будем усугублять?