Все записи
16:09  /  7.05.13

7223просмотра

Война как Стэнфордский эксперимент

+T -
Поделиться:

Это — фотографии из Яд Вашем. Каждому малолетнему идиоту, который кричит о "России для русских" нужно провести в этом комплексе хотя бы пару часов — даже без экскурсии, просто оставить его наедине с этими фотографиями, с газовыми камерами и доменными печами, в которых жгли живых людей, с орудиями пыток, с обычного размера рюкзаками, в которых некоторые рабочие концлагерей выносили за пределы территории тех, кого еще можно было спасти (и да, истощенные люди в эти рюкзаки помещались). Чтобы эти малолетние идиоты полистали хроники экспериментов над евреями, русскими, белорусами, украинцами и миллионами других погибших во Второй Мировой войне и хотя бы задумались. 

 Война — это стэнфордский эксперимент Филипа Зимбардо, только в других масштабах и временном отрезке, и вместо ссадин и легкого невротического расстройства участники расплачиваются жизнью, покалеченными судьбами и необратимой деформацией личности. 

В войне цель оправдывает любые средства не потому, что там есть крутая идея, а потому, что есть лидер, который в эту идею верит и берет на себя ответственность за происходящее.

Мощный Александр Македонский, харизматичный жестокий Цезарь, кровавые бойни крестовых походов во имя славы божьей (господь-то точно за что угодно ответственность может взять), война 1812-го с нарциссическим всемогущим Бонапартом. Во Второй Мировой был Гитлер, у нас ему сопротивлялся, а в остальное время методично уничтожал собственный народ параноик Сталин. После 1945 года в мире было еще немалое число диктаторов самого разного рода, включая Саддама Хусейна, Муамара Каддаффи, Пол Пота, правителей Северной Кореи — все они для оправдания своих злодеяний прикрывались какой-то возвышенной идеей всеобщего блага, борьбы с иноземным злом, защитой национальной уникальности. В современном терроризме — опять-таки, божье проведение, без него вряд ли кто-то пойдет на смерть. А чтобы идея жила и развивалась, от этой самой центральной фигуры требуются такие огромные силы, что наступает момент, когда идея полностью подчиняет себе личность, как будто человека запирают в клетку с толстыми прутьями и у него нет шансов вернуться к себе. Наверное, именно тогда ломается психика: достигшая паранойи подозрительность Цезаря, Чингисхана, Сталина и многих других.

Всегда есть кто-то, кому "как бы позволено", и он говорит: "Вперед, ребятушки, кто не с нами, тот бесправная скотина", и мы соглашаемся, и лезем на баррикады, мочим кавказцев, презираем таджиков, опасливо поглядываем на негров, демонстративно называя их афроамериканцами. Всегда, всегда есть хищник и есть жертва, и как только эта модель срабатывает, у хищника слетают тормоза: улетучивается высшее образование, 7 классов музыкальной школы и мечты о балетном училище.

Можно сколько угодно говорить, что нынче не те времена, но ни один из нас от подобного поведения не застрахован. А если вам интересны научные доказательства относительно этого тезиса, сошлемся на книгу Филипа Зимбардо "Эффект Люцифера".

 

В ней не только описан тот самый знаменитый стэнфордский эксперимент, в ходе которого обычные люди, поставленные в роль надзирателей, стали жестко издеваться над другими, обычными людьми, случайным образом определенным в роль заключенных. Автор рассказывает о многих других случаях массовых помешательств, превращения обычных людей в злодеев, а иногда и убийц. Общий вывод заключается в следующем: злодейство, склонность унижать и издеваться не присуще какой-то нации или какой-то временной эпохе, и период всеобщей цивилизованности, как иногда кажется при посещении Западной Европы, еще очень и очень далеко. Структура определяет поведение, психика людей необычайно пластична и впитывает как плохое, так и хорошее — вопрос только в том, в каком контексте находится человек, и насколько он устойчив. Поэтому, с одной стороны, не будем винить тех, кто, по незнанию или по случайности оказался в негативном окружении и потому усвоил деструктивную модель поведения, а с другой стороны — попытаемся сами создавать вокруг больше позитива и радости и даже к чиновникам-единороссам попробуем относится по-человечески. Есть шанс, что так они быстрее поймут, что структура, которая их окружает, временная и рано или поздно разрушится, как разрушались все авторитарные режимы во все времена. Впрочем, это не мешает им возникать вновь и вновь. Каждому ведь хочется испытать свои 15, ну, на крайний случай — 18 лет славы.

PS: *Яд Вашем — огромный мемориальный комплекс в Израиле в память о погибших в концлагерях.

Текст: Сергей Турко, Анастасия Тмур

Комментировать Всего 3 комментария

Спасибо, Сергей! Мне кажется, это очень важная книга и очень важное (жуткое) знание.

Скажите, а Филип Зимбардо написал ее недавно или это просто подоспел русский перевод? Стэнфордскому эксперименту уже не один десяток лет, я как-то и не предполагала, что его автор по сей день активен и пишет. 

Эту реплику поддерживают: Сергей Турко

Книга написана довольно давно, а вот хороший русский перевод вышел совсем недавно.

Эту реплику поддерживают: Татьяна Хрылова

Татьяна, и правда эксперимент был проведет в 1971 году, но написать книгу о нем Зимбардо решился только после событий в тюрьме Абу-Грейб в 2004 году. В итоге книга вышла в 2008 году. 

Зимбардо очень даже активен по сей день, несмотря на то, что ему 80 лет. Только в прошлом году у него вышло пара книг, не говоря о многочисленных научных статьях и преподавательской деятельности.

Эту реплику поддерживают: Сергей Турко