Все записи
09:25  /  15.02.13

2493просмотра

Власть страусов. Медведев, оппозиция и геи

+T -
Поделиться:

14 февраля начался «Красноярский Экономический Форум» - большое событие для небольшого Красноярска:   солидные  бизнесмены, политики, Медведев-хэдлайнер  Но это не главное. 

Главное событие экономического форума чуть не случилось за три недели до самого форума. План передвижения Медведева из одного конца Красноярска в другой был известен заранее. Но на пути медведевского кортежа оказалось несколько ветхих, некрасивых и вообще не предназначенных для нежных глаз построек: с одной стороны заброшенная школа с пустыми глазницами окон, с другой – трухлявые деревянные бараки, наполовину пустующие, наполовину жилые.

Несложно догадаться, какие меры решили предпринять муниципальные власти, чтобы не травмировать премьера. Конечно же, снести противные красоте и гармонии здания! Как еще можно уберечь глаза Дмитрия Анатольевича от столь неприятной картины? Снести с честной формулировкой: «Чтобы не портить впечатление гостей форума от города».

Все малые города России, кажется, наполовину состоят из деревянного трухлявого жилья различной степени аварийности. И если Медведев в дороге периодически отвлекается от айпада, он наверняка в курсе этой ситуации. Так что желание муниципальных властей немедленно снести несимпатичные дома с глаз долой – это не попытка скрыть какую-то вопиющую халатность или выдающийся распил (пол-России в развалинах, чего стесняться?) – это что-то рефлекторное, иррациональное и страстное. Страх гоголевских героев перед грозным ревизором трансформировался во что-то иное, более мистическое, в своего рода культ.

Несмотря на все рвение, от идеи сносить некрасивые постройки красноярские власти в итоге отказались – не хватило времени все правильно оформить. Однако муниципалы пообещали оградить противные идеалам прекрасного здания красивым новым забором и затянуть баннерами с приветствиями участникам экономического форума. И это не просто маскировка неудобных фактов. Установка «не снести, так спрятать» относится не к каким-то конкретным реалиям. Это стремление не скрывает чью-то халатность, оно направлено на реальность вообще. Прятать и прятаться – это что-то уже из области менталитета, бессознательного. Ведь реальность – штука сложная, в двух словах ее не объяснишь. Как только посмотришь на нее, сразу начинаешь задумываться, копать, изучать тонкости этой реальности, кучу времени и сил убьешь. А в итоге -  еще больше вопросов, и никаких ответов. Но если игнорировать реальность, не называть ее своим именем, наиболее проблемные фрагменты по необходимости сносить или хотя бы прятать за забором и обвешивать дурацкими плакатами, мерзкая и навязчивая реальность исчезнет из виду – какое-то время все будет чинно, спокойно, без экстренных ситуаций.

На основе такой страусиной логики, кажется, и происходит все, что происходит в России. Так гомосексуалов загоняют под плинтус новым антигейским законом с глаз долой – из сердца вон. Ведь гомосексуальность – это часть реальности, как к этому не относись. Есть гомосексуалы, которые чего-то хотят от власти, машут радужными флагами, требуют уважения и диалога. Все это сложно, тонко. Чтобы разобраться в этом пока необработанном куске реальности, надо много думать, слушать ученых, книжки читать, наконец. Ну, разве Николай Валуев с Владимиром Жириновским будут погружаться в тонкости иных ориентаций? А сколько представителей Госдумы РФ вообще готовы сидеть и разбираться с правами гомосексуалов и говорить с ними как с людьми, а не как с «содомитами»? Думаю, не много.

Убить всех гомосексуалов как-то неудобно, несовременно, так что Госдуме ничего не остается, кроме как просто загнать их в подполье состряпанным на скорую руку топорным законом, обнести забором, и пусть не рыпаются. Прикрыть эту конструкцию можно плакатами с пропагандой здорового образа жизни и рекламой РПЦ.

Не убьешь и разволновавшуюся оппозицию – не поймут в мире, начнут сравнивать с какой-нибудь Ливией или Ираком, а это очень неприятные коннотации. Оппозиционеров остается просто хорошенько запрятать в тюрьму на перевоспитание, чтобы никаких массовых мероприятий, ни-ни. Посадить кого надо разок-другой, и пусть сидят свои двушечки по несколько подходов. Сверху можно навалить тысячу сурковых шапок, гору щепок распиленного «Кировслеса» и оранжевых американских долларов в придачу, полить все это пропагандистскими нечистотами, наконец. И пусть все гниет: тихо, спокойно, долго. Ведь гниение – это не сразу, не страшно, это удобно. И пока не появится неприятный трупный запах, можно благополучно прятать реальность от себя под толщей заборов, плакатов и прочего хлама. Но обнося все вокруг себя заборами, есть риск самому оказаться в ловушке собственных неумелых и наспех возведенных конструкций. Но это реальность, это сложно…