Все записи
11:40  /  14.10.13

2352просмотра

Кому на Руси дать по башке

+T -
Поделиться:

Пару дней назад я выбирал чемодан. В большом торговом центре на юге Москвы есть неплохой магазин с сумками. Я нашел отличный черный чемодан с кодовым замком, крепкой ручкой и четырьмя колесами — словом, мечта путешественника. За мной наблюдали три продавца: Х, Y и Гуля. Х и Y — дамы бальзаковского возраста с прическами неестественных форм и цветов, столь любимыми многими русскими женщинами. Гуля — молодая азиатка с усами и задавленным взглядом.

— Гуля, ставь, — командует продавец Х. Она подобострастно улыбается, глядя на меня и мою спутницу, и моментально меняется в лице, командуя Гуле. Азиатка покорно поднимает чемодан на прилавок.

— Да ты сюда встань! Поверни его! Не нам показывай, а клиентам! — шипит Y. Гуля перемещается, куда ей говорят, демонстрирует исправность молний на чемодане. И вот, покупка совершена. Я прошу показать, как работает кодовый замок.

— Сейчас! — в голос говорят Х и Y и начинают приплясывать вокруг замка с непонимающим видом.

— Ой, покажи ты, — говорит Y.

— Сейчас, только очки найду, — рассеянно отвечает Х.

— Ничего не вижу, — сетует Y.

— А я и в очках не рассмотрю, — продолжает Х, — Глазастая, давай, покажи, как это работает!

Гуля начинает объяснять, как открыть и закрыть кодовый замок, установить пароль. Х и Y пренебрежительно посматривают на нее и молчат. Щелк! Замок захлопнулся.

— Ой, что-то не открывается, — говорит Гуля. Она начинает судорожно крутить колесики замка. Х и Y кажется, только этого и ждали.

— Ну, молодец! — тоном победителя говорит Х.

— Как не открывается? А ну вспоминай, какой код накрутила! — шипит Y. Лицо Гули краснеет.

— Жми вот эту кнопку! — командует Х, — Эту!

— Зачем ты вообще здесь появилась? — шипит Y.

— Вы уж простите. Она у нас… — елейно улыбается Х. Она не договаривает фразу, но становится ясно, что за умолчанием прячется «тупенькая, нерусская». Гуля перетаскивает чемодан на пол и садится на корточки.

— Все показала, молодец! — торжествует Y. Лицо Гули становится зеленым. Она только шепчет: «сейчас-сейчас, подождите, вот так» и что-то бормочет, путая падежи и склонения, а ее коллеги, едва скрывают наслаждение. Гуля отчаянно крутит колесики, Х и Y тыкают пальцами в замок и изображают экспертное участие.

— Может тебе по башке дать? — с улыбкой говорит Х. Гуля, сидящая на уровне колена Х, съеживается.

— Давайте по башке не будем никому давать, а? Попробуйте открыть и закрыть замок на другой сумке сами. Может, у вас получится, вы же знаете, как это делается? — не выдерживаю я. Улыбка, как сырое яйцо, сползает с лица продавщиц.

— Да вы не подумайте, мы ее… Любим! — оправдывается Х. Она говорит про Гулю, как про нагадившую в тапки собаку, которую любят, несмотря на то, что она — глупое животное. Гуля уже с закрытыми глазами и дрожащими руками по инерции подбирает код — кажется, она себя уже давно уволила. Или похоронила.

Х и Y неохотно идут к другим сумкам, чтобы показать, что они-то умеют открывать кодовые замки. На лицах продавцов смесь непонимания и разочарования. Видимо, они ждали, что я как минимум вместе с ними мило посмеюсь над побелевшей от страха Гулей, как максимум — вскину нацистское приветствие и заору: «Зиг Хайль».

Но вот появляется менеджер магазина. Я оставляю свой номер телефона, чтобы мне сообщили результат вскрытия чемодана, и прошу не допустить кровопролития. Через час мне перезванивают и сообщают, что замок оказался бракованным, и никто в этом не виноват. Даже Гуля.

Вот и ответ, почему мигранты никогда не уйдут из нашей жизни. Без них и вообще без других, отличных от нас людей, ущемленных в правах и свободах, нам будет очень тяжело почувствовать себя самодостаточными и крутыми. Не над кем будет поиздеваться, не над кем будет посмеяться, некому будет в случае необходимости дать по башке.