В эпоху реформ и ужесточений, назойливой пустоты и мультяшных ньюсмейкеров,  хочется выбраться из игрушечного мира для взрослых и заняться чем-то стоящим. Например, делением ноля на ноль. Озадачить себя такой же прекрасной миссией, как у героев "Понедельника..." у Стругацких.В школе я с самого начала догадывалась, что алгебраичка меня разводит. Что значит, на ноль делить нельзя? А это прекрасное объяснение: "деление на ноль - математическое действие, невозможное в элементарной алгебре из-за возникающей при этом неопределённости". Как можно запрещать из-за неопределенности? Тогда я это списывала на ограниченность сознания математиков,не ставших математиками и поэтому ушедшими в тень ее преподавать . Сегодня на страх, который пленяет мозг и превращает в зомби. Кого-то больше, кого-то меньше. Редким исключениям удается спастись. С момента превращения - миссия любого зомби -  захватывать живой мозг маленького человека и превращать его в себе подобного. Для этого и нужны школы. Под соусом знаний и фактов в нас внедряют трафареты жизни. Готовые и убогие. Но главное: нам внушают страх оказаться неправым. Кто- то сдается сразу, кто-то бунтует, но потом незаметно для себя возвращается к выученным правилам. Единицы спасаются, выкидывают мусор условностей, ориентиров, социальных аксиом и двигаются дальше, из природной вежливости влача за собой наш мир, который, между тем, сопротивляется и отчаянно тормозит. Когда-нибудь этот буксир отцепят.

Новая инициатива политических зомби (неотличимых друг от друга в проекции 3D) в России поделить героев литературы на правильных и неправильных, хороших и плохих прекрасна своей очевидностью. Они честно указали на роль школ как социальных моргов по лишению детей мозга.Мне повезло: в моей школе до 9 класса литературу преподавала чудесная учительница. Всю классику мы изучали, не обращаясь к привычным трактовкам, не читая критиков, не зная, как принято оценивать образы тех или иных литературных героев.  Атмосфера на уроках по своему накалу была в тысячу раз напряженно веселей, чем шоу с участием Жириновского. Сколько копий мы сломали в защиту и против Онегина, Печорина. Наши ребята придумывали невероятные аргументы для обоснования своих точек зрения и писали сочинения так, словно готовились к выступлению в суде в роли адвоката или прокурора. А потом сменился преподаватель и началась из урока в урок бесконечная мантра о " лишних людях" , о "луче света в темном царстве". Сначала наш класс возмущался, потом посыпались плохие отметки, ну а дальше мы стали переписывать предисловия и адаптировать Белинского. По этой же методике успешно сдали выпускные сочинения. Подозреваю, что не только мы. Но мы успели узнать, что может быть по-другому. Наверное, опять же не мы одни - упс, кажется, нас тоже записали в меньшинства... Из «методически-утвержденных моргов», инкубаторов, и средних школ каждый год вылупляются свежие партии молодых зомби.  Политикам, дуракам и прочим поборникам правильности, нравственности, религиозности можно давно ничего не делать: система уже  работает за них - отбирает у людей мозг и внедряет чип с простейшей схемой операций, называемой ЕГЭ или программой «Время», ограниченным набором слов и действий. Поставить диагноз homo  zombies просто: единственная эмоция, доступная им - страх перед неопределенностью. Так кто из вас зомби?)

Ну а я пошла делить на ноль. Это можно.  Без рекомендаций Министерства образования и Госдумы.