Я не хочу выходить из комнаты. Так получилось, что мне и нельзя: акклиматизация после долгого путешествия. Поэтому по странному стечению обстоятельств я уже как две недели застряла в уездном городе Н. у родителей. 

Тут хорошо: плохой интернет, неубранные по колено сугробы (их я наблюдаю только из окна),  настоящие котлеты и оперативные новости от соседей, которые еще оказывается ходят друг к другу. Теперь я знаю все о ценовой политике в соседней "Пятерочке", о том, где можно достать домашнюю сметану и творог,  как дядя Игорь поссорился с Николаем Ивановичем,  об успехах в фигурном катании девочки Юли с пятого этажа... Мозг жадно поглощает всю эту информацию и похоже закладывает новый фундамент для моего мира. А еще тут постоянно работает телевизор, как правило, Первый канал. Но почему-то обычно в беззвучном режиме. У меня дома телевизора нет,  и здесь мне до сих пор странно наблюдать за ужином, как политики открывают и закрывают рот, иногда  поднимают одну бровь, морщат лоб - получается, они действительно существуют? Или это просто неудачный перфоманс мимов? Да, впрочем, какая разница - все равно эти странные то ли люди где-то далеко.

 Иногда мне хватает терпения дождаться, когда ipad загрузит новости. И тогда сюрреализм варварски врывается в мое сознание: и мерещится мне, что участковый выламывает дверь в моей комнате, спрашивая прописку, что Госдума митингует под окном, требуя перестать слушать Queen и Rolling Stones - поют не по-русски, группа казаков в это время по-хозяйски исследует мою библиотеку на предмет нравственности и выкидывает сказку о колобке за провокационные формы главного героя....  а  в шкафу  прячется испуганная студентка, которая стреляет по ним по всем. И я с облегчением вздыхаю, когда все тонко чувствующий ipad прекращает это безобразие со словами: "Safari не удается открыть страницу". Я пожимаю руку старушке Safari, поплотнее закрываюсь в комнате и зашториваю виртуальность Альмодоваром, Озоном и Раневской)