Одинокая девочка сидела на берегу реки. На вид ей было лет 7. Она что-то записывала в тетрадку, а ветер мешал ей, пытаясь самостоятельно переворачивать страницы. 

Я вышла гулять назло всему миру и в первую очередь себе. Малохольный плюс, сменивший утомительный минус вызывал этой весной стойкое отвращение. Шел мелкий дождь и поливал вокруг восходящую пустую вечность. А грязные льдины все еще плавали по реке. Я любовалась этой гармонией тоски и уродливости. И только девочка портила картину. Она сидела одна, увлеченно строчила, непослушная челка закрывала глаза,  и казалось, что ей было совершенно наплевать на окружающий мир. Или даже не так: девочка была частью этого мира. А я оставалась чужой.  Мои странные фантазии только еще больше разозлили меня, и я ускорила шаг. Новые ботильоны, погрузившись в десятую лужу, кажется, наконец, промокли.

 - Почему ходишь по лужам? - зачем-то догнала меня девочка . Я обернулась и на этот раз увидела ее глаза: блестящие, любопытные, настойчивые - они с интересом смотрели на меня и ждали ответа. 

- А ты не видишь, что тут потоп? - с раздражением отреагировала я.

 - Можно ведь перейти - предложила выход девочка и, легко балансируя, прошлась по сухому поребрику.

 - На каблуках так не получается, - устало сдалась я и села на деревянную сырую лавочку. Девочка разместилась рядом, положила тетрадь на колени и продолжила писать. Иногда она останавливалась, задумывалась, улыбалась своим мыслям и снова начинала выводить какие- то важные для нее слова. В эти секунды я ей страшно завидовала: этой легкой улыбке, уверенности в себе, в жизни вокруг и в мыслях, которые она так старательно записывала." Ну, с Днем рождения! - Мысленно поздравила я себя. - В свои 27 лет ты докатилась до зависти к этому маленькому человеку". А вслух спросила:

 - Как тебя зовут?

- Почему спрашиваешь, ведь тебе это совершенно неинтересно? - искренне удивилась девочка, откинула челку и посмотрела вопросительно на меня.

- Из вежливости. Ты зачем-то села рядом: надо было о чем-то заговорить. 

- Я села, потому что мне захотелось, а ты можешь не говорить, если тебе не хочется, - девочка объясняла так разумно, спокойно и логично. И мир получался очень простым: кто- то хочет, кто-то нет.  И никому не будет плохо от этих противоречий.

 - А у меня сегодня День рождения, - продолжила я наш странный диалог. 

- Что ты загадала, когда задувала свечи? - неожиданно требовательно и как-то слишком серьезно спросила девочка. 

- Я сбежала с праздника и свечей давно нет. Взрослым не полагается...

- Не повезло тебе. А ты быстро выросла?

- Сначала очень долго, а потом вдруг проснулась и поняла, что больше не маленькая.

-Это потому что у тебя забрали свечки в День рождения?

- Просто я больше не знала, что загадывать. 

- А сейчас?

- А сейчас я бы загадала знать.

- А от кого ты сбежала?

 - От друзей, родственников,  от разных людей. 

- Они не принесли тебе подарки и ты обиделась?

- Они принесли много подарков, но кажется, мне ничего не нужно. И мне совсем не радостно. Но в этот день принято улыбаться и быть счастливой. Поэтому я и убежала, счастье тяжело придумывать. 

Девочка достала из кармана пакетик  "Бон пари". Я не глядя взяла желтый леденец, а она выбрала красный. Мы молча сидели и грызли конфеты. Она больше не писала, а я перестала думать. "Очень вкусные, больше всего люблю малиновые, - сообщила девочка, выуживая последний леденец из пакетика". А я поняла, что целых десять минут мой мир состоял только из этих  конфет. И не было других ощущений и эмоций: только сочный фруктовый вкус. И стало вдруг досадно, что все так быстро закончилось.

 - А пошли в магазин? Купим еще пару пакетиков? И  жевательный мармелад в форме мишек, - предложила я. 

Девочка почему- то погрустнела.

- Зачем? Ты могла бы сегодня задуть, наконец, свечи и загадать себе пакетик леденцов.

Я рассмеялась.

- Но зачем? Быстрее и проще купить. Это маленькое преимущество взрослой жизни. Не надо ни у кого ничего просить и ждать не нужно. Такая вот формула: подари себе все сам.  

- Не хочу быть взрослой, не хочу, чтобы у меня заканчивались желания, - девочка встала и зло посмотрела на меня.

 - У тебя еще есть шанс: попытайся, вдруг получится чуть лучше, - старалась успокоить я ее. - Если не ограничивать фантазию пакетиком леденцов. Можно ведь хотеть улететь на Луну. Это нелегко исполнить, даже когда ты взрослый. Думаю, такого желания тебе хватит до старости.

 - Почему же тогда ты не хочешь на Луну?

- Потому что знаю: ничего не получится. Да и что там делать?Разобраться бы с Землей сначала.

 - А зачем с ней разбираться? У нас красивая добрая планета.

- Мои отношения с ней  и с ее обитателями разладились.

- Ты не любишь людей?

- Мне их жалко: скучные, пустые, злые или равнодушные и очень усталые. 

- И ты тоже такая?

- Думаю, да.

 - А я коллекционирую разноцветные стеклышки. Когда мне не нравится что-то вокруг, я смотрю на мир через них. Вот, у меня с собой желтое: попробуй.

 Я нехотя взяла осколок , приложила к глазам и долго смотрела на небо, остатки снега, лужи, освобождающуюся от зимней спячки реку. Все казалось теплым и очень уютным. И солнечная девочка мне улыбалась. 

- У тебя все будет хорошо: только не теряй свои стеклышки, - попросила я ее. 

- Возьми это себе. Я дарю тебе в честь Дня  рождения. А теперь мне пора.

Девочка помахала мне рукой и побежала. Я долго смотрела ей вслед, потом бережно спрятала стеклышко в карман и уже хотела идти, как заметила, что на скамейке лежит тетрадь. Догонять девочку было поздно. Я открыла ее записи и увидела ровный и до боли знакомый почерк, всего одно предложение:"Ты растеряла все стеклышки. Желтое - последнее. "