Нежно зеленая, цвета рисового поля - такой она была когда-то давно, в другой жизни. Ее привезла на берег Индийского океана красивая старая женщина в черном сари с золотой вышивкой. Я возвращалась после долгого утреннего купания и планировала новую сказочную лень на целый день. На вторую неделю путешествия я уже различала сотни оттенков этой лени. Божественного существа, сделавшего меня адептом самой искренней в мире религии: "Ничегонеделание". Туристы еще не проснулись и пляж пока принадлежал только официантам, владельцам прибрежных шеков, торговцам и мне. Женщина в черном сари старательно развешивала свой товар, а я зачарованно наблюдала, как в ее ассортименте самой разной одежды не повторяется ни один цвет. Казалось, что под маской смуглой пляжной торговки скрывается Великий властелин цвета и я невольно стала свидетелем его тайного ритуала. Моя будущая туника висела на бельевой веревке, растянутой между веток баньяновых деревьев. Через тонкую хлопковую материю просвечивало море, солнце и то особенное беспричинное счастье, которое знакомо людям без планов. - Четыре доллара, - сказала мне женщина. И я, кажется, разочаровав ее, не стала торговаться. Так я приобрела свою первую рясу для паломничества в святую обитель Безделья. За месяцы жизни в Азии мой европейский гардероб полностью сменила местная дешевая этническая одежда. Зеленая туника вылиняла на солнце, пропиталась морем и покрылась белыми соляными разводами, неожиданно увеличилась в размерах и превратилась почти платье. Но я была верна ей, своей первой любви и неизменно надевала ее на все важные события: на встречу с обезьянами, на занятия йогой, на торжественный переход тайско-камбоджийской границы, на битву с огромными пауками в нашем кхмерском жилище. Моя прекрасная туника, она храбро сопровождала меня в морозную мартовскую Москву , затаившись под свитером. Через зимнюю границу незадекларированное вечное лето. Приходят дни, в которые врываются планы и списки дел, и смотрит с упреком мой заброшенный гуру Лень. Индийские шаровары, сингальские сари, кхмерские шали надежно упакованы в пакеты. И нет поводов, чтобы снова распаковать эту сказку. И снова эта необходимость поводов. ...Такая поздняя весна, и острая радость от капризного солнца. Сегодня хороший насыщенный день, я принесла его в жертву лени. Но кажется он завершается, потому что солнце давно зашло. На моей любимой тунике теперь спит мой черный кот. А когда-то она была цвета рисового поля и через нее просвечивало море. И еще то особенное счастье... Но на завтра у меня грандиозные планы.