Я не помню жизни до него и пока не вижу ничего после. Эпоха великой пустоты. Он населил ее карликами и гномами, придумал им родословные и правила жизни: кого-то короновал, другим всучил мотыги и топорики - гениальные сюжетные линии. Толкин с его хоббитами нервно курит в сторонке. И я бы номинировала его на самую престижную литературную премию – за драматизм и фантазию. Только вот мне приходится жить в этой страшной реальности, с некрасивыми персонажами и зеркалами, их отражающими.

Он любил летать на Марс. Во всяком случае, так говорил. Теперь, когда он свободен, у него есть шанс эмигрировать туда навсегда. Может, там сложится чуть лучше. У него все может быть.

Я видела его несколько раз в те времена, когда все называли его Великим и ужасным. Тем самым, с кого все начиналось и кем все заканчивалось. Он встречался с молодыми и подающими надежды, чтобы просветлить их. И каким же чертовски обаятельным, умным и потрясающим он казался: мозг после таких бесед светлел мгновенно. Он цитировал мудрых философов, демонстрировал хороший музыкальный вкус, интересовался современной литературой и сам писал. Но вот незадача: параллельно вокруг появлялось все больше серости и глупости, пошлости и тотальной агрессии. Сжигались и затаптывались портреты названных врагов, показательно уничтожались плохие книги, и в головы молодых и подающих надежды кто-то вкладывал примитивные логические шаблоны, по которым определялись свои и чужие. И общественные трибуны получали деятели фаст-фудной культуры. И все равно с ним было спокойнее, казалось, он знает, когда нужно остановиться. А пока просто троллит нас, дружески подмигивая.

- У нас все будет хорошо - успокаивал он нас (или себя?). - И демократия тоже будет (суверенная не в счет) – просто шнурки на ботинках развязались, и мы споткнемся, если не остановимся, чтобы их завязать.

Пока мы признавали необходимость остановок, гномы подросли и размножились. А Великий и ужасный конструировал для них зеркальные лабиринты, и начались войны: настоящих карликов с вымышленными. Скучная и глупая история, но Ему в ней места не нашлось: он не был своим и не был чужим, и в какой-то момент реальные и виртуальные гномы объединились и выкинули его за борт нашего страшного мира. Вернее за борт того макета, который он создал.

P.S  У него в кабинете стоял глобус Марса, во всяком случае, во время наших визитов. Мне кажется, Великий и Прекрасный уже придумал новый мир для новой планеты. Марс – идеальное для этого место. Ведь там нет жизни)