Мы гуляем в этом городе и бежим на красный свет. Так нельзя. И мы честно пытаемся следовать правилам, но пустые ночные дороги и светофор - такая условность. Мы файтеры в этом городе, и каждый день уже много лет у нас с ним война. Мы сбиваем друг друга с ног, калечим, ломаем, иногда стреляем в упор... А ночью мы идем навстречу друг другу и просим прощенья. Ты мой город, усталый настоящий, без людей и масок меняешь холодный слепящий свет на фонари. Тебе к лицу темнота, и мне легче к тебе подойти, ты кажется берешь меня за руку. Ну что, начнем говорить. Будешь, виски Москва? Бурбон? По маленьким стаканам Jim Beam, выпьем за нас. Ты бережно водишь меня по улочкам, открываешь себя, беспечно смеешься, плачешь. А я пытаюсь глубже вдохнуть, не пропустить и написать портреты, твои портреты нашей ненависти -любви. И наутро снова война. История наших ночей - параллельная хроника мира, в котором мы Боги и создатели. 

Ночь 1

Москва - река, Болотная набережная,  час ночи: мы с тобой зачарованно смотрим в воду -черная,  подсвеченная огнями, она кажется зеркалом, в котором мы надеемся увидеть настоящих себя. Но очертания слишком размыты. "Может, это просто то, что осталось от нас прежних? И на этом все?" - спрашиваешь ты, зная все ответы на свете. Но этот вопрос тебя страшит также, как и меня. И мы молчим. Кто-то трогает меня за плечо, оборачиваюсь и вижу букеты из самых несочитаемых цветов: позолоченные красные розы с ромашками, герберы с гвоздиками, пионы с орхидеями и еще много-много цветов - от резкого аромата начинает кружиться голова. - Купите, пожалуйста у меня цветы, - просит худенький неказистый мужчина, которого с трудом можно разглядеть за всей этой оранжереей. - Меня сегодня уволили из магазина и не рассчитали. Поэтому я унес товар. Весь вечер я ходил и не продал ничего. Видимо понимая, что я не намерена ничего покупать, он сначала разворачивается,  а потом возвращается, неожиданно бросает цветы к нашим ногам и уходит. Я пробую остановить его, но он не реагирует . Догоняю его, отдаю все наличные, которые в кармане: мужчина молча берет деньги и, ни слова не говоря, идет дальше. А мы остаемся с этими цветами: смятыми, сломанными, пошло подкрашенными, со срезанными шипами, но все-таки когда-то живыми.  "Грустная ночь", - говоришь ты. А я пытаюсь сложить новые букеты из уцелевших цветов. И мы до утра раздаем их всем встречным: опаздывающим домой, опьяневшим  после клубов, грустным-счастливым после свиданий и тем,  первым идущим на работу. Последние лилии получает спящий бомж, уютно устроившийся на скамейке на Чистых прудах. Доброе утро, Москва! И мы расходимся готовить новый арсенал для войны друг с другом.

 

 Ночь 2

Я никогда не ем фастфуд, но для ночной Москвы у меня совершенно другие "никогда" : просто не следовать никаким правилам. Я сбрасываю с себя эту шкурку из запретов и почти прозрачная, с отражением всего города, каждого его сантиметра, отправляюсь в километровый марафон-полет. На Воробьевых горах мы распиваем с тобой чай из пакетиков, я ем хот-дог  из "Крошки-картошки". Все, кто сейчас здесь же, вместе с нами, словно приглашены на один закрытый бал: мы не пересекаемся, но участники одного клуба и связаны одним чувством к тебе, мой город. Даже продавцы в кафе- бистро, усталые раздраженные, которые дышат постоянно едой и почти не знают аромата твоей ночи: они тоже твои заложники, Москва. Когда выходят покурить на крыльцо своих палаток, когда смотрят на тебя поверх голов клиентов через стеклянные двери кафе - у них свои диалоги с тобой. Но сейчас ты только моя. Можно я помолчу сегодня и послушаю тебя?И ты, уютно разместившись рядом, показываешь мне на многочисленные огни твоих домов.

- Люди не спят , 2 часа ночи. Знаешь, почему все они любят меня? - спрашиваешь ты. - Они хотят получить от меня все, но никогда этого не получат. И они это знают, и все равно будут бороться. И в этом их счастье. Ведь получить все -  ровно то же, что не получить ничего. А им важно иметь право на шанс.

- И все, только иметь какое-то сомнительное право? Ты мой, чудовищный город, просто взял их в рабство. А теперь хвастаешься любовью.

 - А ты, ты разве не любишь меня?

-Люблю, но просто я от тебя ничего не хочу. И каждое утро выхожу с тобой на тропу войны именно для того, чтобы отвоевать свое это право ничего от тебя не хотеть.

Мы стоим, молчим. На какие-то эти секунды мы равны в своем счастье, и отсутствии планов на наше время. А потом к рассвету меня увозит таксист... Он рассказывает, как ненавидит поездки на дачу и загородные вылазки, которые разлучают его с Москвой: "Особенно обидно, если жена увозит меня в выходные на дачу, когда в городе так мало людей и я могу с ним спокойно беседовать" . Играет радио "Джаз", а нам навстречу едут поливальные машины. Москва должна принять душ и спрятать свою волшебную атмосферу до следующей ночи.