В прокате «Меч короля Артура». С Гаем Ритчи, режиссером и соавтором сценария фильма «Меч короля Артура», и с исполнителем главной роли Чарли Ханнэмом я встретилась в Нью-Йорке, в новом отеле For Season. Но перед двойным интервью с ними - для прессы и ТВ, я погрузилась в атмосферу V - VI веков Британии...

 

С Гаем Ритчи мы встречались шесть лет назад, когда он представлял фильм «Шерлок Холмс: Игра теней». Гай сказал тогда: «Хочу, чтобы вы знали, именно я стоял за камерой. И старался сделать так, чтобы меня заметили настолько, насколько это возможно». В фильме «Меч короля Артура» просто невозможно не заметить, что за камерой стоял Гай Ритчи, а также что он был соавтором сценария. А за творчеством Чарли Ханнэма я слежу давно, стараясь не пропустить ни одного нового фильма с его участием. Он мне импонирует как актер, но еще больше как человек. 

Чарли, это правда, что вы получили роль короля Артура потому, что сами купили себе билет на самолет, чтобы пройти прослушивание?

Ч. Х.: Меня не приглашали на прослушивание, потому что я просто не был в радаре Гая. Когда ему назвали мое имя в качестве кандидата на роль короля Артура, он отклонил это предложение. Так получилось, что у меня выдалась свободная от съемок неделя. Я придумал себе историю, что мы с Гаем Ритчи друзья, потому что у нас с ним есть общие знакомые. Решил, что если мы с ним встретимся, то наверняка сойдемся характерами и действительно подружимся. Взаимопонимание и дружба очень важны для совместной работы. Я купил билет и полетел в Лондон на прослушивание. И мне пришлось побороться за то, чтобы встретиться с Гаем, потому что это не входило в его планы. Но как только мы оказались вдвоем за чашкой чая, то проговорили целый час. Я прямо чувствовал, как расположение Гая ко мне нарастает с каждой минутой. И в результате он пригласил меня на прослушивание. В глубине души я надеялся на это, но осознанная цель моей поездки была узнать у Гая, имеются ли у него какие-либо пре­дубеждения по отношению к моим актерским работам, и если да, то я мог бы в будущем использовать его мнение.

Гай, во многих ваших фильмах показана дружба и преданность. Для вас это способ взаимоотношений между людьми? Каково ваше отношение к дружбе в этом фильме?

 

Г. Р.: Интересно, что фильм «Меч короля Артура» больше нравится женщинам, чем мужчинам. Думаю, что ключевое слово здесь — «верность». Для женщин верность еще более значима, чем для мужчин, на многих уровнях отношений. Но я лучше понимаю взаимодействие между мужчинами, и мне интереснее с ними. Поэтому неудивительно, что я стараюсь работать с людьми, которые тоже предпочитают мужскую компанию. Я подумал, что это хороший трамплин, чтобы я мог окунуться в историю о короле Артуре, выбрать правильную тональность. Мне кажется, что каждый может идентифицировать себя с героями этой истории. Когда мужчины чувствуют себя комфортно, они становятся женственными, как бы ни парадоксально это звучало. 

В вашем фильме много символики, включая злодеев в масках. А вот у героев масок нет.

Г. Р.: Вы это хорошо подметили. (Смеется.) Да, так было задумано. Злодеи обычно прячутся под масками, а героям нечего скрывать.

 

Просто злодеи иногда напоминали персонажей видеоигр. Как вы планировали боевые сцены?

Г. Р.: В фильме есть доволь­но-таки смешная сцена боя, в которой герой Чарли, король Артур, заявляет, что не собирается драться: «Делайте то, что хотите, но я вам скажу прямо сейчас: вас много, а я один, и я не собираюсь сражаться». Он имел в виду, что не хочет растянуть сражение на годы. 

 

У нас был огромный план различных трюков для команды каскадеров, который мы разрабатывали в течение нескольких месяцев. Особенно меня порадовала леди-каскадер Аннабель Элизабет Вуд, которая вытворяла что-то невероятное: взлетала на фонарные столбы, гоняла на мотоцикле со скоростью света — и при этом ела только сырые продукты. Может быть, именно в этом секрет ее мастерства на грани волшебства?!

Вы тоже своего рода волшебник, в чем я убедилась, посмотрев фильм «Меч короля Артура». Вы случайно не сыроед?

 

(В начале моего интервью с Гаем Ритчи он снял свое обручальное кольцо, а в конце поместил его на прежнее место))

Г. Р.: Нет, я мясоед, люблю жареное мясо. Недавно купил целый набор отличных ножей ручной работы. Когда вы сами готовите мясо, то ножи начинают вас очень интересовать. (Смеется.)

Чарли, как вы относились к королю Артуру в детстве и в подростковом возрасте и что нового узнали о нем, когда готовились к этой роли?

Ч. Х.: Я уверен, что Артур — это центр притяжения в фильме: он и его уникальное путешествие интересуют зрителей больше всего. Он постоянно попадает впросак из-за своего природного благородства. Версия короля Артура от Гая Ритчи близка моему представлению о нем. Когда я впервые читал сценарий, то порадовался тому, что Гай не стал излагать в нем всю громоздкую историю легендарного предводителя бриттов, а выделил из нее отдельные эпизоды. Мне понравилось, как подан рассказ о происхождении Артура, как показано, что его душевное благородство сочетается с привычками обывателя. Он как бы один из нас — эгоистичный, порочный, глубоко травмированный жизнью, страшным и великим поиском того, что же все это значит. Хотя на самом деле король не думает об этом, он в некотором роде существует в режиме выживания, и это у него хорошо получается. Он не стремится расширить границы собственного маленького плана величия в этом крошечном уголке мира, в котором обитает. Готовясь к роли короля, я все больше узнавал Гая Ритчи, но через его раздумья об Артуре, о его высоких идеалах рыцарства — великодушии, благородстве, честности, служении прекрасной даме. Мы с ним очень много говорили о самопознании, в том числе о проявлении себя, о культивировании уверенности в себе, об эгоизме и понимании поведения окружающих людей.

 

Г. Р.: Это хорошая точка зрения. Главный смысл истории заключается в том, что вам не нужно верить в то, что думают о вас другие. Вы извлекаете источник своей силы либо снаружи, либо изнутри. Как только начнете спрашивать других людей, кто вы такой, вы в беде.

Можно подумать, что король Артур и его рыцари Круглого стола — социалисты, а один из их принципов — общность или равенство.

Г. Р.: Ну, я бы не стал называть его социалистом. (Смеется.) Просто это борьба человека, чье имя находится в центре внимания. Вы полагаетесь на себя или на других людей, говорящих вам, кто вы? Величайшим искушением для всех нас является последнее.

(Обожаю его...)

Как вы уговорили Дэвида Бекхэма принять участие в съемках?

Г. Р.: Хороший вопрос. У меня такое ощущение, что на его согласие повлияли несколько бутылок вина, которые мы с ним выпили. (Смеется.) Я не хотел видеть в своем фильме великолепного Дэвида Бекхэма, я хотел видеть невероятного Дэвида Бекхэма. Думаю, что ему тоже был нужен невероятный Дэвид Бекхэм. В общем, это была интересная идея, которую мы с ним реализовали. Мне было приятно работать с Дэвидом, причем он мне больше всего понравился как человек.

 

Чарли, вы в прекрасной физической форме. Вы тренировались специально для этой роли?

 

Г. Р.: Я прошу вас снять с Чарли одежду. (Смеется.)

Ч. Х.: Интересная мысль, попробую ее реализовать в следующий раз. Для фильма я сам создавал свое тело. Постоянно говорю, что Брэд Питт испортил всю малину, так как в картинах «Большой куш» и «Бойцовский клуб» он перевернул ожидания от мужчины.

Вы, видимо, позвонили ему и спросили, как он это сделал? 

Ч. Х.: Нет, я всего достиг самостоятельно. Скажу честно, это очень просто, хотя требует железной дисциплины. Люди думают, что существует какая-то тайна, в которую нужно проникнуть, а вы всего лишь должны каждый день ходить в спортзал.

Гай, вы собираетесь снимать продолжение картины, готовитесь ли делать франшизу?

Г. Р.: Мы должны подождать, чтобы увидеть, как зрители отреагируют на наш фильм. Так что я думаю, что это только начало.

Ч. Х.: Решение этих вопросов действительно будет зависеть от реакции зрителей: если у них будет аппетит, то мы с удовольствием вернемся к этой истории. Она только начинается — вы еще не видели Ланселота, Гвиневры и Мерлина, а также многих фантастических элементов, которые предстоит исследовать. Что касается славы, то это неудобный побочный продукт, связанный с получением работы и существованием в киноиндустрии. Для меня слава не имеет значения. А вот работа в составе команды этого фильма, которая стала для нас всех праздником, для меня многое значит.

Вы уже снимались с Джудом Лоу, в фильме у вас ведущие роли. Как работалось вместе на этот раз?

Ч. Х.: Работа с Джудом снова оказалась великолепна. Мне было очень приятно сниматься с ним и в первый раз, когда я не чувствовал, что нахожусь на более низкой ступени иерархии. Если актер делает что-то оригинальное и захватывающее, то это заставляет тебя чувствовать дыхание жизни. Мне всегда нравится работать с Джудом именно по этой причине.

Вы получили роль Кристиана Грея в фильме «Пятьдесят оттенков серого», что свидетельствовало о взлете вашей карьеры. Почему отказались от нее? 

Ч. Х.: У меня не было уверенности, в том, что мне дадут свободу раскрыть характер этого персонажа по-своему. Еще больше повлиял на мое решение фактор времени. Я отказался от этой роли, так как должен был закончить съемки в сериале «Сыны анархии». 

В фильме много откровенных сцен. Вы испугались взбудоражить фантазию огромного числа экзальтированных дам?

Ч. Х.: Да, это действительно могло быть захватывающее зрелище. (Смеется.) Судите сами, на Кристиана Грея, которому 27 лет, работают 40 тысяч человек. Грей же, как мне казалось, просто разряжался в своей спальне, но он не был сексуальным наркоманом или дьяволом. 

Гай, может, в следующем «Шерлоке Холмсе» вы снимете Чарли Ханнэма?

Г. Р.: Это одна из тех идей, у которой в любой момент вырастут крылья, но не знаю, когда именно. Возможно, у Чарли будет больше мыслей для фильма, чем у меня. Очень удивлюсь, если это не произойдет. 

 

Полная версия интервью: http://www.tele.ru/stars/interview/gay-ritchi-khochesh-poluchit-rol-sam-pokupay-bilet-na-samolet/