Все записи
05:59  /  5.07.17

1728просмотров

ГАЛЛИВУД. Продюсер Эми Паскаль: “C этим фильмом вы проходите точку невозврата, обратного пути нет”

+T -
Поделиться:

«Лето Джорджии!» - это секретное название фильма «Человек-паук: Возвращение домой», который выходит в российский прокат 6 июля. 

И это не удивительно, так как его съемки проходили на студии Pinewood Studios, в Атланте, штат Джорджия. Штат занял первое место за 2016 год по количеству снятых там фильмов, обогнав Калифорнию, Нью-Йорк, Нью-Орлеан, а также  Великобританию, благодаря щедрым налоговым вычетам.

 

В студийном павильоне снималась сцена под номером 137: «Схватка Питера Паркера (Человек-паук в исполнении Тома Холланда) с Эдрианом Тумсом / Стервятником (в исполнении Майкла Китона)». Действие происходило на пароме Staten Island Ferry. Паркер пытался спастись в своем технически улучшенном костюме. Но все пошло не так, как планировалось, и корабль разорвало пополам. Паром был воссоздан по планам реального парома со специальной гидравлической системой, которая позволила ему разделяться пополам. Резервуары воды в задней части сбрасывали много галлонов прямо на площадку. Но песок все равно горел, когда это было нужно, отчего становилось очень жарко. Тогда его «тушили» и устраивали перерыв. Потом песок снова поджигали, и съемки продолжались. Том и Майкл мутузили друг друга. Том сказал после этой сцены: «Сегодня я оказался в странной ситуации, когда Майкл попросил меня ударить его. Я говорю, как же я могу ударить Майкла Китона? У меня рука не поднимется! А он: "Давай, бей меня!" Я ударил его в грудь, но так, чтобы не причинить ему боль, а он: "Нет, ударь по-настоящему!" Я говорю, ладно, и звезданул его. И это было прежде, чем сделали дубль»

 

Вы недавно сказали, что Человек-паук – это жемчужина вселенной Marvel. Вы всегда так его воспринимали?

Да. Это жемчужина не только вселенной Marvel, но и Sony. Кроме того, это драгоценность для любого мальчишки, он дорог вообще любому человеку в мире.

Когда вы впервые приобрели права на этот проект?

Мы два года вели переговоры о приобретении прав. Это был непростой процесс, потому что правами понемногу владели несколько компаний. Думаю, что окончательно мы приобрели их в 2000, но с ним связан такой продолжительный этап моей жизни, что мне кажется, я состарилась вместе с Питером Паркером. (смеется). 

Почему вы решили переместить Человека-паука во вселенную Marvel?

Дело вот в чем. Мы сняли пять фильмов, в которых рассказали историю о том, как непопулярен был Питер Паркер в школе, как он мечтал о том, чтобы быть популярным, и о пришедшем к нему осознании того, что если ты Человек-паук, то ты не должен допустить, чтобы кто-то об этом узнал. Мы уже пять раз рассказали эту историю. И мне кажется, мы рассказали ее очень хорошо. Но настало время рассказать что-то другое. Но ничего другого у нас не было, поэтому мы обсасывали ее с разных сторон. В конце концов, я почувствовала, что будет лучше для всех, если мы переместим его во вселенную Marvel, где он будет существовать в мире, в котором живут другие супергерои. И в результате, у нас появилось такое количество разных историй! Ведь теперь он сосуществует с Тони Старком и Человеком-муравьем, и Черной вдовой. Перед ним открылись новые горизонты и большое количество новых проблем, которые ему предстоит решать. Так что я чувствовала, что это правильный шаг, и Кевин Файги придерживался той же точки зрения, а ведь мы с ним вместе начали работать над фильмами о Человеке-пауке. И он сделал на этом неплохую карьеру, если вспомнить, что во время съемок первого фильма самое ответственное, что ему доверяли делать, так это подносить кофе. (смеется) И я думаю, что у него это хорошо получалось.

Почему в качестве идеального злодея, антигероя для этого фильма был выбран Майкл Китон?

Потому что нам было очень важно, чтобы эти фильмы были эмоционально убедительными. Мне кажется, что наша задача в том, чтобы снять глубокое, личностное кино глобального масштаба. Но если у вас нет великолепных актеров, то ничего не получится. Ведь что так выделяет злодеев в фильмах о Человеке-пауке? А то, что они очень сложные персонажи, в них узнаешь реальных, живых людей. И как только мы с Кевином задумали Стервятника, то сразу же увидели в этой роли Майкла. И мы стали его преследовать, просто прохода ему не давали. Мы даже подкарауливали его у дома, тем более что Кевин живет в двух кварталах от него. Я не шучу, мы реально стали сталкерами, (смеется) потому что мы понимали, что лучшего актера на эту роль невозможно придумать – он может внушать ужас, но вместе с тем в нем чувствуется некоторая уязвимость и внутренняя привлекательность. 

 

Сколько всего было вариаций сценария? И когда у вас с Кевином возникла положительная синергия, которая помогла сделать эту историю гораздо более органичной?

Marvel – очень интересная студия, потому что они очень грамотно осуществляют разработку. Они готовят невероятно пространные документы, где расставляют все точки над «Ё», что, на самом деле, очень помогало. И учтите, что я в этом деле человек новый, а они – компания, которая специализируется именно на таком кино. При всем своем желании не сможешь с ними в этом конкурировать, если, конечно, не будешь заниматься этим 24 часа в сутки. И вот мы садились за стол и проводили очень продолжительные встречи, обсуждая нашу историю, и что мы, в конечном счете, хотим получить. Да, в результате она претерпевала инкарнации. Но всегда это была история о Питере в старших классах школы и Стервятнике. А еще в ней обязательно было то, что его завербовали для борьбы с Мстителями, и так далее. Эти три вещи оставались неизменными.

Когда вы снимали все остальные фильмы о Человеке-пауке, вы были сопредседателем студии?

Да. Но тогда все было совсем по-другому. 

Как вы ощущаете себя в роли продюсера? Вам нравится каждый день бывать на съемочной площадке, и ощущать себя частью творческого процесса?

Разница вот какая. Когда вы и есть студия, и вам что-то не нравится, вы можете просто на всех наорать. (смеется). Вы можете сказать: «Вы не справляетесь со своей работой, это просто ужас!» (смеется). А теперь это твоя вина. Остается только кричать на саму себя, а это гораздо тяжелее. (смеется)  

А на вас кто-нибудь кричит?

Только я сама. (смеется). Я могу совершенно искренно сказать, что работа в сотрудничестве с этими ребятами была одним из звездных часов моей карьеры. И во многом благодаря атмосфере любви, семейственности и щедрости, которую смогли создать для всех Кевин (Файги) и Лу (Луис Д’Эспозито). Например, вот как проходили наши совещания. Вы, например, говорите: «Мне все нравится», и кто-нибудь из присутствующих не спрашивает, как нам сократить расходы, или удешевить что-то, а спрашивает, нет ли возможности сделать то-то и то-то лучше. Как нам превзойти самих себя? Какую именно мысль мы хотим донести до аудитории? Как нам сделать фильм увлекательнее для зрителей? Это замечательная компания, потому что такая организация позволяет людям проявить свои лучшие качества. Она дает возможность режиссёрам показать, на что они способны, людям, с которыми мы сотрудничаем, и это потрясающе. Однако, печально то, что так работают очень редко.

Как вы думаете, почему Marvel любят гораздо больше Walt Disney Studios? И почему Marvel работает гораздо успешнее?

Потому что. Я не могу вам это сказать! (смеется) Я не так хорошо знаю Disney, как Вселенную Марвел. Я думаю, что все начинается с комиксов и с богатого душевного мира Стэна Ли. Я думаю, что мы ответим на этот вопрос, если вспомним, что речь идет о людях с их человеческими проблемами. Наши персонажи являются метафорой типажей из реальной жизни. Они чувствуют свою суперузнаваемость и поэтому в меньшей степени воспринимают себя как небожителей. Это мое мнение.

Помню, я смотрела «Невозможное», и гадала, кто этот маленький актер. Том Холланд был совершенно блистателен в этом фильме.

Когда я его увидела, то подумала, «он должен быть Питером Пэном». Потому что в это время мы занимались именно этим проектом. Так что теперь у нас есть другой Питер Пэн. Да, Том — чудесный актер. Я уверена в этом, как и в том, что он может все, что угодно. Благодаря тому, что он был Билли Эллиотом, он еще и хорошо двигается. Он делает много своих собственных трюков, настоящих. Он делает их больше, чем другие актеры, да еще и делает так, что другие на такое бы не решились. Но дело еще и в том, что он двигается, как человек. Его вклад в этот фильм состоит в том, что во время просмотра, когда ты смотришь, то понимаешь, что это далеко не всегда компьютерная графика. Если даже компьютерная графика вам очень нравится, даже если вы смотрите потрясающую компьютерную графику, она не может заменить реального человека. Люди другие, они не так поворачивают голову, не так приземляются... Это почти незаметно, потому что это когнитивная вещь, но все равно видно, когда вы смотрите фильм по телевизору. И уже сам факт того, что он делает так много трюков, говорит о многом. И, как вы сами увидите, это действительно нечто. 

«Когда мы смотрели пробу Тома Холланда, то все прильнули к экрану, потому что он переигрывал Роберта Дауни-мл. Это не просто сложно, это практически невозможно»

 

В чем главное отличие Человека-паука Тоби Магуайра и Эндрю Гарфилда?

Эти ребята сыграли потрясающе здорово, но они совершенно по-разному представляли Питера Паркера. В данном случае у нас совсем юный Питер Паркер, он еще совсем ребенок, но такой ребенок, на плечи которого легли тяготы всего мира. Несмотря на это, он очень энергичный и жизнерадостный. Кроме того, он очень забавный, но он молод, и не понимает, как устроен мир. И отчасти в этом заключена изюминка этого фильма. 

Вы помните свою первую встречу с Томом?

Когда я впервые увидела его, он был среди множества других мальчиков. Он был робкой пташкой, потому что это была кинопроба, и мы тестировали этих ребят. Мы тестировали их два или три раза. Мне кажется, он участвовал в фильме, в котором играл роль монаха, у него еще была какая-то «суперская» стрижка. Я помню это, но когда мы смотрели его пробу, то все прильнули к экрану, потому что он проходил тестирование вместе с Робертом, и он его переигрывал. Это не просто сложно, это, в общем-то, невозможно. Многие пытались, мы это видели. Мы наблюдали за Томом, он был в одном кадре вместе с Робертом. Когда они вышли, то Роберт сказал, показывая на Тома: «Это он». (смеется). Это было довольно просто. 

Что нового вы узнали на этих съемках фильма о Человеке-пауке?

Насколько это тяжело. (смеется). Это так тяжело! Я знала, что дьявол кроется в деталях, то только сейчас я осознала, насколько это верно для съемок такого фильма. Я не понимала, что каждое, даже самое незначительное решение, вкраивается в ткань фильма. Так что нужна полная концентрация внимания.

Почему вы остановили свой выбор на Джоне Уоттсе в качестве режиссера?

Мне очень понравился фильм «Полицейская тачка». Кевину и вообще всем в Marvel понравился этот фильм, причем, главным образом потому, что в нем ничего не происходит. Если вы его смотрели, то вы согласитесь со мной в этом. Двое маленьких мальчишек находят машину, едут на ней, а потом возвращают ее назад. Вот и весь сюжет. А между тем вы смотрите фильм, не переводя дыхание. Вы так переживаете, вы так боитесь, что они кого-нибудь застрелят, или кто-нибудь застрелит их, или что они перестреляют друг друга. А ничего не происходит. И он смог заставить вас почувствовать так, как если бы произошло то, что на самом деле не произошло. 

Меня поразило то, что на весь фильм он потратил три цента, у него были актеры, которые никогда раньше не снимались, потому что они дети, и, несмотря на это, он произвел сильное впечатление на зрителей. И я подумала, если он снял такой фильм за гроши, то, наверное, он справится с работой, если мы предоставим ему наши возможности и ресурсы. Кроме того, он знает, как снять остросюжетный фильм, потому что он снимал фильмы, писал сценарии и делал все такое, что ты должен делать, чтобы знать начало, середину и конец съемочного дела, иначе фильмы будут суперскучными. А еще он знал, как продолжить историю, да так, что у тебя не было ощущения, что ты потратишь время на парочку мордобоев. Я думаю, нам это тоже очень нужно. 

А прежде ему нравился Человек-паук?

О, да! Он обожал Человека-паука, причем мы заставили его пройти огонь, воду и медные трубы. Мы испытывали его больше, чем Тома, потому что у нас не было недостатка в режиссерах, которые хотели получить эту работу. Думаю, не было ни одного дня на протяжении месяца, чтобы, проснувшись поутру, мы с Кевином не находили чего-нибудь новенького в наших почтовых ящиках. То это был режиссерский план, то какая-нибудь новая идея, или утверждение о том, что тот или другой цвет подойдут лучше всего. Я хочу сказать, что мы безостановочно работали над этим проектом. И уже это одно говорит о многом.

Фильмы Marvel удивительны еще и тем, что они затрагивают разные струны души. Что, по-вашему, самое интересное в этом фильме?

Я думаю, что дело в том, что с этим фильмом вы проходите точку невозврата, обратного пути нет. Я думаю, что стоит вам встретиться с супергероями из Лиги Справедливости, как мысль о возвращении в квартиру вашей тети в Квинсе покажется вам абсурдом. Так что, я думаю, что зрители будут с нетерпением следить за новыми приключениями Питера Паркера.

Считаете ли вы, что если у вас есть талант, то вы просто должны его реализовать?

Вы знаете, этому вопросы посвящены все фильмы о Человеке-пауке. Так что, да. Я бы хотела сказать еще одну вещь, которую важно понять. Этот фильм делают три студии — Sony and Marvel и Disney. Я думаю, это беспрецедентный случай в индустрии кино. Никогда прежде не было такой кооперация трех студий с целью снять самый суперский фильм. Каждая студия могла бы снять своего Человека-паука, но все они понимают, что для того, чтобы сделать шедевр, нужно всем трем компаниям объединить усилия. И такая кооперация между любыми тремя компаниями, а особенно между этими тремя компаниями – это нечто невероятное. То, что три студии стремятся к тому, чтобы новый «Человек-паук» оказался самым замечательным.

А не стало ли проблемой то, что было задействовано много начальствующих «шишек» на этих трех больших студиях? 

Решение этой, да и любой проблемы, заключалось в том, что мы хотели снять самый лучший фильм о Человеке-пауке. Все ставили перед собой эту цель, и для всех было очевидно, что чем аутентичнее, реалистичнее и замечательнее будет фильм, тем будет лучше для всех.

Это накладывает на Тома большой груз ответственности. Как он с этим справляется? Это ведь колоссальные нагрузки.

Не представляю. По нему не скажешь. Он полон энтузиазма. Когда он возвращается после выходных, то говорит «О, Боже мой! Как я скучал по этому фильму! (смеется). А я думаю, погоди, это ненадолго. (смеется) 

Я не спрашиваю вас о бюджете, но такие фильмы стоят недешево. 

Этот фильм гораздо дешевле, чем все думают. В самом деле, это очень выгодная сделка. Мы действительно снимаем за сравнительно небольшие деньги. У Роберта совсем не выгодная сделка, (смеется). Он молодец, что согласился на нее. (смеется).

Полностью интервью: http://www.filmz.ru/pub/2/30730_1.htm

Прдюсеры фильма Эми Паскаль и Кевин Файги

Кому интересно узнать больше о съемках этого фильма - мои интервью с Томом Холландом (http://iz.ru/613149/galia-galkina/moi-chelovek-pauk-eshche-malenkii-i-tolko-uchitsia-byt-supergeroem) и Майклом Китоном (http://thr.ru/cinema/majkl-kiton-u-mena-net-ni-malejsego-namerenia-pozvolat-cuzim-ludam-znat-gde-a-i-cem-zanimaus/).

 

Комментировать Всего 2 комментария

Спасибо, Галина! :) Уже послала ссылку на Ваш материал своему сыну - все детство Человек-паук был его любимым героем, а всю юность он подрабатывал Спайдерменом на елках и детских праздниках (у него был аутентичный костюм и он занимался акробатикой)

И он до сих пор его любит и фильм наверняка пойдет смотреть :))

Ниже не настоящий человек-паук, это мой сын Сеня :)

Ой, какой классный! Очень рада за вашего сына, что он выбрал его - чудесный персонаж. Спасибо , что поделились!!