Американский актер  Дейн ДеХаан уверенно смотрит в будущее: в его арсе­нале – главные роли, любовь дизайнеров и пронзительный взгляд голубых глаз

Последний раз я встречалась с Дэйном ДеХааном в Манхэттене накануне выхода его фильма “Лекарства от здоровья” (по заданию редакции Vogue). Вернее, мы с ним встречались два дня подряд. Сначала на презентации “Лекарства” в кинотеатре нью-йоркского Линкольнцентра - актер был веселым и раскованным, как того требовала суетливая и многолюдная атмосфера. Со всеми знаком, всеми любим, обнимался, целовал щеки, крепко жал руки. На другой день на интервью  в отеле Mandarin Oriental это был уже иной ДеХаан: сдержанный и скромный. никаких перепадов настроения, нетерпения или капризов - только профессионализм и хороший нрав.

 

 

Я вспомнила о наших встречах, посмотрев его новый фильм “Тюльпанная лихорадка”. Дэйн сказал мне тогда про этот фильм: “Тюльпанная лихорадка” - это романтическая история 17 века. Я играю художника, которого пригласили нарисовать портрет пожилого человека и его молодой жены. Их роли исполняют Кристоф Вальц и Алисия Викандер. Все заканчивается тем, что художник и молодая хозяйка дома влюбляются друг в друга, и у них начинается бурный роман… То, как этот роман начинается и то, как и почему он обрывается показывает, как мало изменилось в свойствах человеческого сознания за последние несколько веков”.

 

В России почти ничего о вас не знают, откуда вы, кто ваши родители, и как вы провели детство?

Я вырос в Пенсильвании, в городе Аллентаун. Мой папа Джефф программист, а мама Синтия занимается бизнесом в сфере логистики. У меня есть старшая сестра Меган и две племянницы. Я женат на актрис Анне Вуд, и весной впервые стану отцом. (У Дэйна ДеХаан и Анны Вуд родилась дочка):

Вы стали известным благодаря “Хронике”?

Не знаю. Первый большой фильм, в котором я снимался, был «Самый пьяный округ в мире», но «Хроника» стала первым большим хитом, в котором я сыграл главную роль. 

 

В послужном списке 31-летнего актера целый ряд ярких ролей, причем, чаще отрицательных. Ему отменно удаются трудные подростки, аффективные преступники, люди не от мира сего - будь то Зеленый гоблин из кинокомикса “Новый Человек-паук: Высокое напряжение”, или неформал из фильма-концерта “Metallica: Сквозь невозможное”, попавший в гущу анархистского мятежа под музыку знаменитого рок-коллектива, или бунтарь без причин Джеймс Дин в байопике Антона Корбейна “Лайф”.

Какого это было, стать знаменитым?

Не знаю, как лучше сказать. С одной стороны, это здорово, потому что у тебя появляется больше предложений и возможностей играть, а это как раз то, что я хочу, к чему стремлюсь, потому что мне нравится играть. И чем успешнее ты становишься, тем больше возможностей у тебя появляется. Но, с другой стороны, я хочу жить прежней жизнью, хочу, чтобы моя личная жизнь оставалась нормальной, насколько это возможно. Мне не нравится, когда приходится ходить на многочисленные вечеринки и все такое. А то, что меня все больше стали узнавать на улице, к этому я отношусь спокойно. 

Какое ваше самое сильное актерское качество?

Я никогда не опаздываю, и на меня можно положиться. (смеется)

Я слышала, как  вас сравнивали с Ди Каприо. Вас кем-то еще сравнивают? 

Да, про Ди Каприо я часто это слышу. А еще говорят, что я похож на молодого Дэвида Боуи.  

А кто ваш кумир?

Я не знаю. Моим любимым актером всегда был Филип Сеймур Хоффман. Еще я всегда любил Джеймса Дина, но мне очень хотелось бы подольше пожить (смеется). Но я не назвал бы их своими кумирами. Скорее, на эту роль больше подходят Том Хэнкс и моя мама. Она бесспорно мой кумир. 

Сегодня Кирку Дугласу исполнилось 100 лет, и я вам желаю прожить не меньше. Вам нравится он как актер?

Нет, но я хотел бы прожить не меньше. Я не хочу сказать, что мне он совсем не нравится… И спасибо вам за пожелание.

Что вас интересует помимо кино?

Я люблю играть в гольф.  Еще мне нравится просто тусоваться и ходить на пешие прогулки, но вне кино у меня не так уж много особых интересов. Это единственное, что меня по-настоящему увлекает. А оставшееся время я просто провожу с семьей.

Чего вам хотелось бы добиться в жизни?

Я не знаю. Это серьезный вопрос. Я не ставлю перед собой каких-то определенных целей, и если бы пять лет назад меня спросили, где я буду через пять лет, я бы очень сильно продешевил. Поэтому мне просто нравится ждать от жизни сюрпризов, и наслаждаться ими, когда она их преподносит. 

Дэйн ДеХаан с женой Анной Вуд

Где вы живете?

Я живу в Бруклине, в Нью-Йорке.  

Что вы думаете о своем поколении?

Вы знаете, я думаю, что нашему поколению повезло, а еще я думаю, что иногда нас превратно понимают, потому что судят о нас по тому миру, который мы унаследовали. Мне кажется, что этот унаследованный нами мир работает против нас, но в то же время мы не теряем надежду. Добавлю, что у нас неправильно сформированы идеалы, и мы делаем все возможное для того, чтобы выжить в том мире, который достался нам в наследство. 

 

Дэйн ДеХаан и Кара Делевинь

У Дэйна легкий голландский акцент ... Но произношение и интонации американские. Его речь спокойная и мягкая, умиротворенная, ровная, уверенная. Но немудрено, что в его речи ощущается голландский оттенок, так как у Дэйна есть голландские корни. А также немецкие, итальянские, английские, валлиййские и шотландско-ирландские. Его фамилия голландская ("De Haan" или "де Хаан" означает "Петух" на голландском языке).

Что вы думаете о сегодняшнем Голливуде? И что, по-вашему мнению, ждет Голливуд в будущем?

Мне нравится быть его частью. Я не сказал бы, что веду голливудский образ жизни, но я люблю сниматься в кино. Я думаю, что такие фильмы, как “Лекарство от здоровья” и “Валериан и город тысячи планет” пользуются большим успехом не только потому, что это большие проекты, но потому, что они оригинальны. Конечно, это бизнес, это колоссальные деньги, но, помимо этого, это еще оригинальные фильмы, и всегда интересно иметь дело с оригинальным материалом. И с этой точки зрения, я не хочу, чтобы Голливуд производил на меня впечатление, я сам хочу произвести впечатление на Голливуд. 

Есть ли у вас любимые фильмы среди тех, в которых вы снимались?

Мне очень нравится “Место под соснами”. Наверное, это мой любимый фильм.

Кем бы вы были, если бы не стали актером? 

Честно, не знаю, потому что я никогда не старался быть кем-то еще. К счастью, у меня получилось. Поэтому я никогда не задумывался над этим вопросом. Может быть, стал бы учителем. 

И чему бы вы учили?

Актерской игре. (смеется).  

 

А вы сами учились актерскому мастерству?

Да. Я пять лет учился Школе искусств в Университете Северной Каролины.

Вы с детства увлекаетесь актерской игрой?

Да, мне всегда этого хотелось. Но до окончания университета я не пытался заниматься этим профессионально. Мне всегда хотелось овладеть актерским  мастерством, но меня гораздо меньше интересует гламурная часть этой профессии, и больше ее актерская составляющая. Вот это для меня, мне хочется совершенствоваться, оттачивать свое мастерство. Так что, еще прежде чем я начал заниматься этим профессионально, мне хотелось этому учиться. 

Вы играли на Бродвее?

Я много работал в театре, и в основном, в Нью-Йорке. Большая часть моих работ была вне Бродвея, так называемый OFF-Broadway, но на Бродвее у меня была одна из первых работ – я был дублером Хэйли Джоэла Осмента. Сам же я ни разу не играл на Бродвее.

Я хотела бы спросить вас о ребенке, появление которого вы ждете. Как вы готовитесь к этой роли, роли отца?

(Смеется). Я читаю книжки, и мы готовим детскую комнату. Но я чувствую, что это не та роль, к которой можно реально подготовиться. Но когда это случится, мне кажется, я психологически буду к этому готов. Я с нетерпением жду этого, но пока моя подготовка ограничивается чтением книг и оформление детской.

Вы собираетесь воспитывать своего ребенка также, как родители воспитывали вас? 

Наверное, по-другому. Наверное, он вырастет в Нью-Иорке, который очень отличается от Пенсильвании. Кроме того, у меня совершенно другая жизнь. У моих родителей была нормальная, обычная работа,  а я постоянно в разъездах, и моя жена актриса, поэтому детство у моего ребенка будет куда интереснее моего. 

 

Похоже, что вас привлекает перспектива воспитания ребенка на съемочной площадке?

Я думаю, что он приобретет богатый опыт и больше повидает мир, чем многие другие дети. Я думаю, что это очень интересно и надеюсь, что в дальнейшем это пойдет ему на пользу, что он будет более культурным, и все такое.

В какой тренд вы бы себя вписали? 

Не знаю, но, как я уже говорил, меня больше интересует оригинальность, поэтому я не пытаюсь встраиваться в тренды, а стараюсь быть настолько оригинальным, насколько это возможно.

Как вы относитесь к моде?

Я снимался в рекламных компаниях четырех товаров Prada. За всю историю компании никто не снимался больше меня, так что, работая с Prada, я не понаслышке знаю о моде. Мода всегда мне нравилась, я никогда не был к ней равнодушен, она играет важную роль в моей жизни. Для меня имеет значение, что я ношу, как одеваюсь. Несомненно, это мой способ выразить себя.

Мне нравится то, как вы одеваетесь, с умом и вкусом. Вы одеваетесь исключительно в стиле Prada, или вы смешиваете стили? Каков ваш индивидуальный стиль?

Сейчас у меня совершенно точно смешанный стиль. Вот эта вещь – единственная, что у меня от Prada (показывает на рядом лежащее черное пальто). Я одеваюсь в основном в hip style, то есть аккуратно и чисто. Я люблю смешение стилей, но, в то же время, я не мейнстримщик, мне нравится привносить в стиль свою собственную альтернативу. 

Вы сами любите ходить по магазинам, или за вас это делает жена?

Мне нравится ходить по магазинам и покупать все для себя и для жены. Да, я люблю шопинг. Я живу в Вильямсбурге, Бруклин, и часто захожу в местные магазины. Мне очень нравится магазин для мужчин, который называется Bird, а еще магазин под названием Gentry. Там очень хороший, тщательно подобранный ассортимент.  

 

Чем ваш новый фильм “Лекарство от здоровья” отличается от других?

По-моему мнению, сейчас очень много страшилок, которые снимают быстро и дешево. Что же касается этого фильма, то во многом он восходит к триллерам 70-х. Кроме того, Гор Вербински совершенно необычный, чуткий режиссер, и он снимал этот фильм пять лет. Я думаю, что это поражающий воображение психологический триллер, в котором много из “Сияния” Стэнли Кубрика, и фильмов 70-х. Но в нем много современных элементов, которые из-за несовершенства технологий того времени, прежде были просто невозможны… 

Где вы снимали этот фильм? 

В Германии. Мы снимали его по всей Германии. Мы пробыли там в общей сложности семь месяцев. 

Действие “Лекарства” происходит в очень красивом месте - что это за сооружение?

Это Замок Гогенцоллерн - старинный замок-крепость в Баден-Вюртемберге в 50 км южнее Штутгарта. Он расположен на вершине горы Гогенцоллерн и открыт для туристов, так что, его можно посетить. Он все еще принадлежит прусскому принцу, или как он там называется, у которого там все еще есть свои комнаты. Если бы существовала Пруссия, и если бы был законный король, то это был бы его дом, наверное.

Какие еще режиссеры, кроме Кубрика, повлияли на стиль этого фильма?

Гор Вербински большой поклонник ранних работ Полански, но жанр детективного триллера преодолевает все границы, потому что вы подключаетесь к чему-то, к духу времени, что ли. И я думаю, что как общество, мы, честно говоря, нездоровы, мы нуждаемся в диагнозе. Здесь есть что-то вроде конвергенции иррационального и неизбежного. Мы знаем историю, и нам знакомо это чувство, когда наша машина вот-вот врежется в стену, но мы не поворачиваем руль. У нас есть осязаемое чувство того, что мы пытаемся найти иррациональное лекарство, но это лекарство хуже болезни. 

Дэйн, а у вас не съехала крыша после съемок в нем?

Съехала. (смеется). Мне неделями снились кошмары, это самая настоящая пытка. Я многое пережил. Гораздо больше, чем вы думаете, потому что вы еще не видели всего фильма. Есть леденящие душу сцены, а Гор снимает скрупулезно, тщательно, с великим вниманием к деталям! У него такой кинематографический ум, что он будет снимать до тех пор, пока не получит нужный ему кадр, а это значит, что моя пытка все не заканчивается и не заканчивается. (смеется). Например, однажды я пролежал в холодной воде, привязанный проволокой к баку. Я пытался жестами сообщить, что у меня проблема, что что-то пошло не так и “вытащите меня отсюда!” (смеется). А Гор спрашивал: “Что он там говорит?!” Я повторяю: “Вытащите меня отсюда!” Еле уговорил. (смеется).

Вы, наверное, страшный фанат кино?

Мне нравятся старые фильмы ужасов, фильмы, похожие на этот. Когда я встретил Гора, он посоветовал мне посмотреть фильмы типа “Сияния” Кубрика, “Ребенок Розмари” и “Жилец” Полански. Он сказал, что хочет добиться того же. Это было амбициозно, но я уверен в том, что в этом фильме нам это удалось. Конечно, были использованы все возможности современных технологий, но дух остался тот же, и это потрясает. 

Есть ли у вашего фильма послание зрителям?

Я думаю, фильм ставит перед зрителями много вопросов о человеческой природе, и о том, почему люди готовы так многим жертвовать ради власти, денег, ради наживы. Может быть, при этом они думают, что это делает их  цивилизованными, а на самом деле они больны. Я думаю, что мы очень больны, и эта внутренняя болезнь склоняет нас к жадности, подбрасывает нам помыслы о желательности денег и власти. Этот фильм заставляет нас задуматься над тем, здоровы ли мы, и почему мы так склонны к принятию быстрых, непродуманных решений, к быстрой, но поверхностной фиксации проблем. Почему мы думаем, что подобные действия позволят нам решить те проблемы, которые глубоко укоренились у нас внутри.

Да, многие наши современники, к сожалению, заряжены на быструю, но поверхностную фиксацию своих проблем, включая здоровье.

Вот именно. Это как очистительная диета. Как вы думаете, какую пользу она принесет? Недельку передохну, и все будет окей. (смеется). А сможет ли эта неделька решить укорененные глубоко внутри проблемы?!

 Чему научила вас работа в этом фильме? Что новое вы узнали о мире и о себе?

Я еще никогда не работал с режиссером, который бы так любил визуальные эффекты, поэтому, как мне кажется, я кое-что понял в технике кинопроизводства. Кроме того, Гор всегда очень четко объяснял, что мы делаем и какую роль это играет в контексте фильма, и во многом я стал по-другому смотреть на то, как игра актера влияет на кадр. Прежде я никогда не смотрел на свою игру с этой точки зрения.

Я спросила Гора о том, что он думает о вас, и он сказал, что вы самый лучший актер вашего поколения. Не одним из лучших, а лучший! Он на самом деле очень высокого мнения о вашей рабочей этике и вашем таланте.

Это очень приятно слышать. Он тоже самый лучший, и я надеюсь, что мы еще не один фильм снимем вместе. Я получил очень, очень большое удовольствие от работы с ним.

Чего вы хотите добиться в своей профессии в будущем?

Я надеюсь, что у меня и впредь будет возможность ставить перед собой сложные задачи и расти как актер. Мне очень хотелось бы сниматься в фильмах, которые заставляют задуматься, которые требуют от тебя полной профессиональной отдачи, оставаясь при этом очень занимательными. 

Вас что-нибудь связывает с русской культурой? 

Я никогда не был в России, но надеюсь побывать, тем более, что у меня в России выйдет четыре фильма в следующем году. Я изучал классику и полюбил Чехова. Я играл классические произведения в театре, и много читал Станиславского.