Все записи
19:58  /  6.02.15

5894просмотра

ГАЛЛИВУД. “Дай мне больше Пачино!”

+T -
Поделиться:

Я не удивилась, когда увидела в Сицилии много утвари с изображением Аль Пачино. В Сицилии Пачино считают своим. Бабушка и дедушка со стороны матери, которые его вырастили, родом из города Корлеоне, и так совпало, что именно этот город стал родиной его киноотца Вито Корлеоне.

Но было забавно обнаружить, что хозяин виллы, которую мы сняли в Андалусии, оказался фанатом Аль Пачино. В гостиной висели  афиши его фильмов, а в домашнем кинотеатре хранилась коллекция фильмов Пачино. Ну а его портреты были развешены на стенах. Именно на этой фанатской вилле я прописывала интервью с Аль Пачино, которое вышло в январском номере Vogue. 

 Многие люди думают, что Аль Пачино родился с уникальным талантом актера, который выскочил из него, как кролик из шляпы фокусника, и поэтому он тот, каким мы его знаем. И когда Пачино нужно играть полицейского, или слепого, то его инстинкт определяет его поведение. Однако, актер сказал, что главное для него - это практика. И несмотря на то, что актеру, в отличие от музыканта или писателя, трудно практиковаться самому, он это делает даже в простоях между съемками. Ему не привыкать - когда Аль был маленьким, то изображал запомнившиеся  ему сцены из фильмов, на которые его брала с собой мама. Однако, в последние несколько лет у него было много репетиций и съемочных дней и, как результат, на 39-м международном кинофестивале в Торонто он представил сразу два новых фильма - “Манглхорн” и “Унижение“. И предстал перед своими фанатами как победитель самого изнурительного марафона - звездного. Он пережил голод и изобилие, успех и провал, славу и забытье, любовь и ненависть, смерть близких и рождение детей, но до сих пор не знает, кто он такой. А, главное, не хочет знать потому, что для него самое главное - это перевоплощение в персонажей, которых он играет. Наверное, поэтому нам кажется, что Майкл Корлеоне, Тони Монтана и слепой Фрэнк Слэйд - наши старые знакомые. И если метаморфоза Майкл Корлеоне состояла в том, что он из обычного молодого человека превратился в босса мафии, то метаморфоза самого Аль Пачино - это его превращение из обычного южнобронкского мальчика в звезду вселенского масштаба и кумира публики.

 

На этот раз фанаты окружили Пачино, выкрикивая его имя, и он раздавал автографы по кругу, и, продвинувшись вперед, делал новый виток до тех пор пока не вошел в кинокомплекс Bell Light. Вид у него был немного ошарашенный, и мне показалось, что он подумал: “Идиот, я сделал это опять”. Как известно, Пачино один из самых скрытных актеров Голливуда - он редко появляется на публике и дает интервью. И его нынешнее явление народу - мера вынужденная. Но, с другой стороны, он любит окунуться в атмосферу фестиваля, смотреть кино на больших экранах и ему нравится Торонто, где он снимался в нескольких фильмах. 

Пачино был в черной “тройке” - из распахнутого пиджака выглядывала рубашка на выпуск, а из рубашки - футболка. На шее Пачино виднелось оригинальное украшение, напоминающее бусы, тоже черные, как и камни в его двух массивных перстнях. Его кожа была цвета “загара”, явно искусственного, но это его все равно молодило, как и темные очки, скрывающие морщины вокруг глаз. Но войдя в Bell Light, он их снял. И я любовалась, как он изящно позировал фотографам. Для того, чтобы привлечь к себе внимание звезды, они выкрикивали его имя, а чтобы удержать его внимание, делали ему комплименты, шутили или “давили” на жалость: “Аль, повернись ко мне, а то за квартиру нечем платить” - выпалил один фотограф. Аль повернулся, улыбнулся и сказал, что всегда рад помочь “своим”. 

“Мы встречались раньше?” - спросил Пачино, который явно не узнал меня, что не мудрено. Дело было шесть лет назад в Лос-Анджелесе, в стенах Калифорнийскогот университета, в котором тогда училась его старшая дочь Джули. Мне почему-то больше всего запомнился его ответ на мой вопрос о театре: “Я люблю играть в театре, и мне нравится, когда у меня возникает контакт со зрителями - это меня вдохновляет. А то недавно режиссер сказал мне: "Дай мне больше Пачино". Я подумал: "Господи, до чего я дожил?!"

 

Мне тоже хотелось получить как можно больше Пачино, и я сказала:

У вас обворожительная улыбка! Просто невозможно не улыбнуться в ответ. 

(Улыбается).

А когда вы оглядываетесь в прошлое - вы тоже улыбаетесь?

Да. Я иду с улыбкой по жизни, и она мне помогает во взаимоотношениях с людьми. У меня много близких друзей.

Это значит, что вы не чувствуете себя одиноким?

Нет, не чувствую - ни сейчас, ни раньше.

А после смерти мамы? Вам, кажется, было 20 с небольшим?

Моя мама была моей отрадой, и защитой, и я думаю, что именно поэтому я сейчас здесь. Моя мама поощряла мой интерес к актерству, и сберегла меня. Я  понял это через какое-то время после ее смерти. Мне очень жаль, что она не дожила до моего успеха - даже до самого маленького. И мой дед, который меня вырастил, тоже не дожил. Два самых близких мне человека ушли из жизни в течение одного года, к моему большому сожалению.

Когда вышел фильм “Крестный отец”, то вам было 32 года, и вы были театральным актером, на которого неожиданно свалился огромный успех и слава. Как это повлияло на вашу жизнь?

На разных людей слава действует по-разному. Я стал не только вести себя по-другому, но даже говорить стал по-другому. Мне было не комфортно от повышенного внимания людей ко мне - я считал, что не заслужил это. Но, с другой стороны, я испытал особенное чувство от того, что могу просто сидеть и ничего не делать, а люди продолжают интересоваться мной. И я думаю, что это и есть ловушка славы. Жизнь - это непосредственное общение с людьми потому, что люди обычно интересуются другими людьми. Но если вы знаменитость, то вы невольно лишаетесь этого источника общения с людьми, то есть тех, кто помог вам стать знаменитым. И я не избежал этой участи, хотя и осознал это очень вскоре.

Трудно отказаться от славы?

Вы не можете отказаться от славы.  Я с удовольствием принимаю славу. Раньше у меня действительно возникли всяческие затруднения из-за нее, но сейчас я просто получаю от нее удовольствие. (Смеется). Судите сами - недавно я резко развернулся, и полностью сорвал боковое зеркало у одного парня. Он выбрался из своей машины, по-видимому, в ярости, но, когда он приблизился к моей машине, то извинился, и сказал, что просто хочет взять свое зеркало. Если бы не мировая слава, то мне бы несдобровать. (Смеется).

У вас было много удачных фильмов, но в 80-х вы не снимались лет пять. Вы отказывались от ролей в то время?

Да, отказывался от нескольких фильмов. А когда вы не на виду, то люди начинают вас забывать. Эта пауза помогла мне прийти в чувство, вернуться к обычным людям не в качестве звезды, а самого себя. Помню, как один парень спросил меня: “Ты знаешь, кто ты на самом деле?” И я сказал: “Нет, не знаю, и именно поэтому я играю”. (Смеется). И я стараюсь не стоять на дороге у своего персонажа, а оставаться в стороне, чтобы он даже не соприкасался с моей собственной личностью.  

Вашей старшей дочери 25 лет - как на вас повлияло ее рождение? (Мать Джули Мари Пачино - Яна Тарран).

Это изменило все, это изменило отношение ко всему, что есть в жизни. 

 

Когда мы с вами встречались шесть лет назад, то Джули училась в Калифорнийском университете, при поступлении в который она получила стипендию как чемпион по софтболу. Теперь она пробует себя в режиссуре. Вы ей советовали идти в кинобизнес?

Я не советовал ей, но и не отговариваю ее от этого. Пусть идет своей дорогой. Всегда хорошо заниматься тем, в чем ты талантлив, но чтобы понять это, надо не бояться пробовать.

А если бы вы не стали актером, то какую профессию бы предпочли?

Однажды я играл повара в фильме "Фрэнки и Джонни". И если бы мне пришлось искать другую работу, я бы стал поваром в каком-нибудь ресторане фастфуда. В молодости я подрабатывал перевозчиком мебели, поэтому точно знаю, что больше никогда не буду этим заниматься.

Как она и ваши близнецы относятся к отцовской славе? (У Пачино близнецы Антон и Оливия от его многолетней подруги - актрисы Беверли Д'Анджело).

Они невольно стали известными, так как носят мою фамилию. Когда старшей было лет пять-шесть, она залезла под стол в итальянском ресторане, потому что какие-то люди подошли и попросили у меня автограф. Когда она пошла в школу, я спросил ее, хочет ли она сменить фамилию. И она ответила: "Нет, я - Пачино. Это моя фамилия". И она действительно очень быстро привыкла к повышенному вниманию.

Говорят, что вы написали поэму после рождения ваших близнецов?

Когда я увидел этих крохотуль, то у меня защемило сердце. Не знаю, где эта поэма сейчас, я написал ее на клочке бумаги.

Недавно на встрече с фанатами вы сказали: “Я в разводе - чтобы это ни значило, и половину времени провожу со своими близнецами. Я понимаю ваше “чтобы это ни значило”, хотя формально вы никогда не были женаты. Почему?

Я говорил с разными людьми на тему брака. Я думал, что в один прекрасный день я женюсь. Но это должен был бы быть определенный вид брака. 

Какой? 

Мне нужно было заручиться согласием женщины на то, что я сохраню в браке свой образ жизни потому, что он отличается от общепринятого своей хаотичностью. 

Как вы относитесь к супружеской верности?

Положительно, иначе зачем тогда жениться?!

Не секрет, что у вас были романтические отношения с женщинами, с которыми вы вместе снимались, как, например, с Дайан Китон во время работы над “Крестным отцом”. Вам понравилось смешивать личные отношения с профессиональными?

Нет, это трудно. Когда вы с кем-то в близких отношениях, то вы очень чувствительны ко всему, что с ними происходит. Поэтому вы должны делать все  так, чтобы было лучше для работы, вам труднее быть объективным. И вы не чувствуете себя комфортабельно ни в отношениях, ни в работе. И это случалось со мной несколько раз. Но я знаю людей, которым это очень нравится. (Смеется). Подобный конфликт подпитывает их, но не меня.

Недавно я брала интервью у Дайан Китон, и она сказала, что для вас роман с ней оказался мимолетным, но она была одержима вами еще долгое время, и думала-гадала, что сделать, чтобы вы женились на ней. Вы знали об этом?

Мне надо было бы жениться пару раз. Я думаю, что допустил большую ошибку, что не сделал этого, в особенности однажды... (Улыбается).

Как вы думаете, люди путают вас с ваших персонажами?

Я думаю, что да. Незадолго после выхода фильма я засмотрелся на симпатичную девушку. Она, видимо, почувствовала мой взгляд, повернулась и сказала: “Майкл, привет!” И я потерял к ней интерес.

Вы получили "Оскара" за "Запах женщины" - как вы смогли так потрясающе сыграть слепого?

Я помню, что моя старшая дочь в то время была совсем маленькой, и я спросил ее, как бы она сыграла слепую. Она тут же показала мне. Я сказал: "Это очень хорошо. Спасибо". Потом я пошел в Ассоциацию слепых, где ко мне отнеслись с пониманием. Я научился ни на чем не фокусироваться. Просто идти с открытыми глазами и ничего толком не видеть.

Какие клише циркулируют о вас? Я читала, что вы “темная лошадка”, и что вы интроспективный - любите заниматься самоанализом, и, соответственно, задумчивый - правильно?

Нет, я не такой. Если хотите узнать, кто я такой, то вам надо поговорить с кем-то, кто знаком со мной в течение 40 - 50 лет, как минимум. Мне самому интересно, что они скажут. Я сам не знаю потому, что со стороны виднее.

У вас есть собственный философский постулат?

Да, согласно моей философии, человек немного лучше своей репутация, и немного хуже. (Смеется).

Что привлекло вас в этих двух фильмах, которые представлены на фестивале - “Манглхорн” и “Унижение”? Характеры ваших персонажей, их возраст и проблемы, или что-то еще?

Кое-что вы угадали, но сначала я хочу заметить, что это очень разные фильмы. «Манглхорн» о мечтательном слесаре, а «Унижение» о престарелом актёре - экзальтированном театральном «зубре». Сначала меня привлек одноимённый роман Филиппа Рота. Его герой пожилой актёр начал терять память, а вместе с ней вдохновение. У него началась депрессия, и он уединился. Пытаясь найти новый смысл жизни, он часто беседует по скайпу с психиатром, и гуляет по лесу, перебирая воспоминания о прошлом. Он просто трагикомичен! Он потерял аппетит, потерял страсть, а без этого талант теряет смысл. Он подобен ищейке, которая никак не может взять след. Но он очень хочет жить. А для этого ему нужно заново научиться играть. Что звучит несколько забавно, но очень точно, тем не менее. Всё изменилось, когда старые знакомые прислали свою дочь узнать, как у него дела. Страстный роман между ними развивается не всегда так, как хотелось бы актёру, но вдохновение у него точно появилось. Вопрос в том, к какой роли оно его в конце концов приведёт. (Смеется).

В России ваши фильмы выйдут в начале нового года - “Унижение” в феврале, а «Манглхорн» в июне. Их действительно лучше смотреть в этой последовательности?

Да, потому что я уверен в том, что «Манглхорн» Дэвида Гордона Грина удивит вас больше, если вы посмотрите его после «Унижения». Там я играю слесаря, который может открыть сломанный замок или изготовить копию ключа. Моя задача состояла в том, чтобы убедить зрителя, что я на самом деле способен на это. (Смеется). Одиночество толкает Манглхорна на непредсказуемые поступки. В свое время он женился на нелюбимой женщине, а любимую потерял. Он никак не может наладить отношения с сыном, и он часто погружается в воспоминания и грёзит, теряя связь с реальностью и досаждая окружающим. Я был поклонником Дэвида Гордона Грина, и однажды мы с ним обсуждали проект фильма, который он разрабатывал, но в результате полюбовно расстались. Дэвид позвонил мне чрез год, и сказал, что написал для меня сценарий. Когда я его прочитал, то уверился в том, что он не только хорошо меня слушал во время нашей встречи, но еще услышал, и понял, на какой волне я нахожусь. Я всегда был большим фанатом любого режиссера, который хотел меня снимать. (Смеется). И когда режиссер хочет вас снимать потому, что видит именно вас в той или иной роли, а вы знаете, что собираетесь принять участие в проекте, где вас с нетерпением ждут, и всячески поддерживают, то из этого обязательно получится что-то очень хорошее. 

Фрэнсис Коппола хотел меня снимать  в “Крестном отце” больше, чем кто-либо еще. И даже не знаю, по какой причине он отстаивал мою кандидатуру у продюсеров, которые меня явно не хотели видеть в своем фильме. Я не думаю, что это только талант, который он разглядел во мне. Скорее всего, он заметил что-то в моем характере, что ему очень приглянулось, поэтому он хотел использовать это в своем фильме. Подобное произошло с Дэвидом, и он хотел использовать меня. И я невольно начал представлять, что я и есть Эй Джей Манглехорн. Но это не был противоречивый процесс перевоплощения потому, что я то отвергал Манглехорна, то снова склонялся к нему, чего у меня не было в “Унижении”. Но затем я наконец начал понимать причины, по которым это происходило - я не до конца доверял Дэвиду, и тогда я решил для себя, что он великий режиссер, и доверился ему. Но я, кажется, заболтался. 

Все это очень интересно, ведь вы говорите о насущном - о фильмах, которые скоро выйдут на широкий экран, и вашим фанатам не терпится узнать о них побольше.

С таким же успехом я могу говорить об истории мира. (Смеется). Это то, что происходит, когда вы становитесь старше. Это как набавлять скорость при беге, чтобы не упасть. (Смеется). Так что, мне лучше не заводиться. 

В Голливуде вас считают “крестным отцом” Джессики Честейн. А недавно она сказала мне, что считает вас своим главным киноучителем: “Сначала мы играли с Пачино в пьесе «Саломея» по Оскару Уайльду. А потом он решил снять фильм, и я получила уникальную возможность проследить за тем, как он виртуозно меняет театральный стиль игры на экранный. Именно Аль Пачино научил меня быть естественной перед камерой, которая не прощает притворства: ее нельзя бояться, но лучше ей не врать”. А что вы думаете о Джессике?

Я думаю, что ей, бедняжке, пришлось иметь дело со “сварливым и  безумным Пачино”, как меня называет Стивен Фрай. (Смеется).

 

На съемках “Саломея Уайльда” вы познакомились с актрисой Люцией Зола (Lucila Solá), с которой вы вместе четыре года. Это правда, что она полиглот?

Люция действительно говорит на четырех языках. 

Люция, как известно, родом из Аргентины. Просто мечтаю посмотреть, как вы с ней танцуете танго!

Хорошо, что в танго не бывает ошибок, не то что в жизни... Ошибешься - сделай вид что так и надо, и танцуй дальше. (Смеется).

У вас такая насыщенная жизнь, что время, наверное, летит очень быстро?

Я всегда думаю о том, что я должен сделать сегодня, а что в ближайшем будущем. А потом вдруг оказывается, что все это уже позади. Вот так и проходит жизнь...