Джессика Бил кинулась к Колину Фарреллу, и закричала: "Wake up!C’mon! Wake up!” Она повторяла это снова и снова, сотрясая голову лежащего на металлической панели Колина в студии Pinewood в Торонто до тех пор, пока он открывал глаза. Затем эту сцену из фильма “Вспомнить все”

/

Total Recall

по рассказу Филипа Дика "Из глубин памяти"

снимали снова, и Джессика-Мелина занимала исходную позицию в нескольких метрах от Колина-

Дагласа Куэйда, и после выстрелов снова кидалась к нему, театрально откидывала волосы со лба и принималась трясти его голову, приговаривая:

"Wake up! C’mon! Wake up!” Этот съемочный день длился 14 часов, половина из которых снимали эту сцену с небольшими перерывами. В 9 вечера я потеряла надежду на то, что смогу встретиться с живущей в Торонто подругой, а интервью с Фаррелом и Бил состоялось в полночь. Вопреки моим ожиданиям, актеры были бодры и веселы, чего я не могу сказать о журналистах, которые, казалось бы, просто наблюдали за съемками того, как девушка реагирует на возможную потерю небезразличного ей мужчины. После очередной паузы Джессика перестала театрально откидывать волосы со лба, и ее испуг за жизнь Колина-

Дагласа Куэйда выглядел более естественным, хотя я, к счастью, не эксперт ни по “разбитой реальности”, которую имитировал режиссер Лен Уайзман, ни по эмоциональной реакции на подобные обстоятельства. Однако, я вспомнила съемки этой сцены с Колиным Фарреллом после известных событий, которые недавно произошли в Москве, тем более, что интервью  с ним состоялось незадолго до этого. 

Про свою сегодняшнюю жизнь Колин Фаррелл сказал:

Если коротко — я снимаюсь в сериале "Настоящий детектив" в Лос-Анджелесе и я счастлив. Я уже не помню, когда в последний раз работал дома. После съемок я возвращаюсь в свой собственный дом, сплю в своей кровати и каждый день вижусь со своими детьми. Ведь обычно, когда я работаю в Филадельфии, Атланте или Лондоне, мне приходится расставаться с семьей на несколько месяцев, в течение которых я старею, а дети взрослеют.

Как вы попали в этот проект? Вы были поклонником первого сезона "Настоящего детектива"?

Да что говорить, это классный сериал! Я страшно увлекся расследованием героев Мэттью Макконахи и Вуди Харрельсона — просто как зритель, без всякой еще мысли о том, что когда-нибудь окажусь внутри этой истории. А уже потом мы три или четыре часа проговорили со сценаристом Ником Пиццолатто. Тут какое дело — в театре, когда вы стоите на сцене, режиссер не может приблизиться к вам, так что вы, по сути, делаете что хотите. Но кино и телевидение — вотчина режиссера, хотя я все больше ощущаю влияние сценаристов и монтажеров. Очевидно, что монтажер может работать только с тем материалом, который ему предоставляет режиссер, а у режиссера есть только то, что написал сценарист. Так вот, Пиццолатто — чрезвычайно одаренный и яркий писатель. У него какая-то невероятная способность вживаться в психику травмированных людей — а, как вы понимаете, от травм никто не застрахован. А еще Пиццолатто необыкновенно тонко передает, как люди пытаются избавиться от призраков прошлого и понять, как им жить дальше.

То есть, если обобщить, для вас главное при выборе ролей — сценарий?

Особенно после того, как я работал с Мартином Макдоной. Мартин — великий!

О, это правда! Я до сих пор под впечатлением от его "Шестизарядного", хотя посмотрела его лет десять назад.

"Шестизарядный" — возможно, его лучший сценарий, который трансформировался в содержательный фильм. "Залечь на дно в Брюгге" — чрезвычайный, а "Семь психопатов" — экстраординарный. Но "Шестизарядный" — само совершенство, а Мартин — гений, так и запишите!

А если про меня говорить — когда я оглядываюсь назад на то, что я сделал, то испытываю противоречивые чувства. В "Несносных боссах" и в "Спасти мистера Бэнкса" я играл полицейских — а также в "Особом мнении". Я не знаю точно, почему я играл полицейских, но думаю, что на то есть несколько причин. Но в любом случае решение сыграть в фильме приходит, когда читаешь сценарий, в котором тебя что-то цепляет.

Вы начали сниматься в 18 лет, так?

Мне было лет 16, когда я впервые попал на семинар по актерству.

Как это случилось?

Я, как бы помягче сказать,— я не очень хорошо учился. Я мечтал стать журналистом, но даже школу не смог закончить. Ну то есть я был просто невнимательный и неусидчивый, а не то что вовсе не способный к наукам. А в актерстве трудно определить, хорошо ты сыграл или плохо: на этот счет у каждого свое мнение. И вот осознание этого механизма меня и раскрыло.

То есть не то что вы в юности видели на сцене или в кино кого-то, кто привлек ваше внимание, и вы решили стать актером?

Понимаете, я вырос в пригороде, мои родители были рабочими. Нет, конечно, многие рабочие люди любят театр, но не мои родители. Отец играл со мной в футбол, а не в театр водил. Ну да, в пять лет я попал на мюзикл "Энни", но он явно не вызвал у меня желание стать актером. На самом деле у моего брата был друг, который работал актерским тренером. Кривляться и копировать людей у меня получалось неплохо, так что брат посоветовал мне сходить на его семинар. Я пошел — и был посрамлен так жестоко, что до сих пор помню.

Пора уже забыть — за годы, прошедшие с того дня, вы успели прославиться на весь мир как культовый актер.

Я так скажу: жизнь постоянно меняется, что-то появляется на свет, растет, отмирает и возрождается в новом качестве. Таким образом, все в жизни находится в постоянном движении, поэтому вы никогда не можете прийти туда, куда хотели: ваша цель, которую вы решили достичь, завтра окажется уже видоизмененной. И я просто рад, что живой. (Смеется).

И вы не жалеете о старых решениях?

Нет. Вот, например, в 22 года я переехал из Дублина в Голливуд, несмотря на многочисленные советы не делать этого. С тех пор прошло 16 лет, и я не жалею об этом ни разу. Возможно, если бы у меня не было детей, то я до сих пор бы жил в Ирландии — а может, и нет. Я в самом деле чувствую себя здесь как дома.

Колин Фаррелл со старшим сыном

Но, может быть, я просто стал старше и скучнее. Мне 38 лет, я отец двоих сыновей, одиннадцати и пяти лет, и я сегодня отличаюсь от того Колина, который до пяти утра пил виски и все такое. Я рад, что этот период прошел. Теперь я другой человек — я занимаюсь йогой, я пью зеленый чай! Но это только часть перемен, которые произошли в моей жизни на протяжении последнего времени. (Смеется.)

Колин Фаррелл с младшим сыном

Главное, что я присутствую в своей жизни, то есть осознаю все, что в ней происходит – как хорошее, так и плохое. А раньше я чледовал своей привычке ирландца из Дублина, для которого напиться так, чтобы часа три абсолютно выпали из памяти, обычное дело. Когда это случается здесь, в Америке, начинаются проблемы”.

То есть сейчас вы готовы сказать, что понимаете Америку?

Господи, нет, конечно, если только самую малость.

(Подробнее: http://www.kommersant.ru/doc/2670468)