Все записи
17:27  /  19.11.15

2012просмотров

«Смешанные» детки

+T -
Поделиться:

(для Журнала Русская Мысль, Октябрь 2015)

– Она у нас совсем уже англичанка. – С явной гордостью говорит мама девочки Саши, которая, не особенно интересуясь своей принадлежностью к той или иной культуре, копается в песочнице одного из лондонских парков., А мальчик Саша сидит в этой песочнице лишь проездом. Его мама, приехавшая к подруге погостить из когда-то общего для них подмосковного городка, согласно кивает. Но в глазах ее – плохо скрываемая зависть.

Придет время, и девочка Саша заинтересуется собственным «смешанным» происхождением. Проводя каникулы в городке своих русских бабушки и дедушки, она будет встречаться с мальчиком Сашей и, сидя у него в комнате в компании его друзей, особенно чутко ощущать свою «чужесть» – ведь для них она «иностранка».

Она всегда будет чуть-чуть иностранка и для ирландского папы Кеннета, и для русской мамы Ирины. Иногда папа будет огорчаться, что Саша весело щебечет по-русски, рассказывая матери (первой!) важнейшие школьные новости. А иногда будет обижаться мама, когда Алекс (ведь именно так станут звать ее школьные друзья) начнет обсуждать с папой последние политические события в Ирландии.

Часто ли мы задумываемся о том, что значит растить «смешанных» детей?

Чем яснее будет для самих родителей роль бикультурной составляющей в их семье, тем легче будет ребенку.

Приходилось ли вам ссориться с вашим избранником из-за того, в какую школу отдать ребенка? Или обсуждать непростой для обоих вопрос о том, в какой религиозной традиции его воспитывать?

Желание каждого из родителей защитить право на первенство собственной традиции вполне естественно. Однако ситуация, когда для папы Саши его дочь – ирландка, а для мамы – русская, чревата непростым внутренним конфликтом для самой Саши. Родители, словно команды разных стран на международном спортивном турнире, начинают взаимодействовать в режиме соревнования. А бабушки и дедушки легко входят в роль болельщиков, перетягивая несуществующий победный кубок на свою сторону. Но в такой игре никто не может победить, а растерянность от собственной принадлежности к той или иной культуре рискует остаться у ребенка надолго.

– Нет, это, конечно, не тот уровень. – заявляет с гримасой недовольства русская бабушка, возвращаясь с балетного спектакля своей внучки. Может, она и права, и балету в России учат лучше, но то, как она делает это замечание, становится очередным перебрасыванием мяча в сторону ворот несуществующего противника.

В подобном соревновании никто не может выиграть по той простой причине, что девочка Саша не сможет безболезненно отрезать от себя половину, и последнее замечание бабушки скорее всего принимает на свой счет: «Моя ирландская половинка недостаточно хороша для любимой бабушки». А если ребенок становится свидетелем подобных матчей слишком часто, то внутренний конфликт ему обеспечен. Ведь родители постоянно ведут себя так, как будто одна из ее частичек лучше другой.

В своей практике я часто наблюдала ситуации, когда подобная динамика, один раз установившись, превращается в единственно возможное состояние семьи. Насколько родители способны вести диалог, скажется на том, как ребенок будет воспринимать свою «смешанность». Если родители говорят о трудностях, связанных с многокультурной составляющей их семьи, открыто и с гордостью, то и Саша, скорее всего, сумеет помирить в себе столь разные культурные традиции.

Кроме того, сам факт того, что родители, не соглашаясь друг с другом, могут вести на эту деликатную тему диалог, может стать для ребенка сильной моделью разрешения конфликтов в семье. Ведь конфликтных ситуаций не избежать, и очень важно то, как с ними справляются.

 

Вопросы читателей "Русской мысли"

– Моя дочь (10 лет) наотрез отказывается говорить по-русски. Я очень за это на нее злюсь. Мы все чаще скандалим из-за ее упрямства. Что мне с этим делать?

– А почему для вас важно, чтобы ваша дочь говорила на русском языке? Я уверена, что у вас есть много на это причин. Мне например важно, чтобы моя дочь знала, что она наполовину русская, и эта богатая культурная традиция имеет к ней прямое отношение. А язык – это как раз то, как мы эту культуру сохраняет и передаем. Именно зачитанный томик Бродского соединит когда-нибудь меня и ее крепкой нитью, так же как и ее бабушку и моих (надеюсь) будущих внуков. Именно это продолжение культурной и семейной традиции зависит от того, насколько она будет знать русский язык.

А знает ли ваша дочь о ваших причинах? Попробуйте поговорить с ней об этом. Это может стать прекрасным поводом для разговора на тему о том, кем она себя ощущает. Что значит для нее русский язык? Если это просто скучнейшие задания по грамматике и странный, никому из ее школьных подружек не понятный язык, то я понимаю ее упрямство.

 

– Мои дети ходят в английскую школу. Я живу в постоянном ужасе от того, что нужно делать уроки с детьми. Час уроков всегда превращается в кошмар: я кричу, дети плачут. Муж считает, что я делаю что-то неправильно.

– Думаю, ваша ситуация знакома в той или иной степени каждой матери, чьи дети ходят в школу в другой стране. Я догадываюсь, как тяжело жить под постоянным дамокловым мечом уроков. Но если вам удастся поменять свое отношение к домашним заданиям, то это, скорее всего, поможет вашим детям. Ведь они чувствуют вашу тревогу и нервозность, когда речь заходит об уроках.

 Так что давайте на секундочку отставим детей и задумаемся о вас. Исходя из собственного опыта, я догадываюсь, что на ваше настроение может влиять и ваш собственный негативный опыт из прошлого, и тот факт, что уроки нужно делать на неродном для вас языке. И то и другое вполне объяснимо и естественно. Школьные воспоминания у многих из нас не самые радужные, и мы неосознанно переносим их на школьные реалии наших детей. Да и учить геометрию на немецком или французском (пусть даже мы и говорим на этих языках легко и без акцента) нам никогда не приходилось. В этом контексте ваши тревога и раздражение вполне объяснимы.

Как же быть? Ведь уроки-то делать все равно надо?

Первым шагом для разрешения проблемы может стать попытка справиться с личными переживаниями, связанными с уроками. Если в тот момент, когда вы станете ощущать раздражение, вам удастся вспомнить, что его причины, скорее всего, лежат вне ваших детей, то вы сможете оценивать ситуацию более адекватно. Далее поинтересуйтесь у самих детей – как именно вы можете им помочь? Может быть, вам и не нужно стоять у них за спиной? Может, будет достаточно просто сидеть рядом с книжкой, отвечая на вопросы, если они возникнут?

Постарайтесь БЫТЬ ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС, то есть с ребенком. Попробуйте искренне заинтересоваться заданием. Найти в нем хоть какой-то игровой или просто увлекательный момент. И, возможно, вам удастся превратить эти несколько часов если не в удовольствие, то хотя бы в подобие не самого жуткого варианта времяпрепровождения.

 

– Моя дочь замужем за немцем, внуки очень плохо говорят по-русски и совершенно не интересуются историей России и ее традициями. Как можно их заинтересовать?

– Наверное о любой традиции можно говорить по-разному. Я не знаю, сколько лет вашим внукам, но, возможно, то, что мы, взрослые, знаем и ценим в русской культуре, кажется им скучным и старым. Можно попробовать поискать, что нового и «современного» есть для детей возраста ваших внуков на русском языке. Например, я помню, как сама читала своей дочери Пушкина, а она слушала, очень стараясь сделать мне приятное, но при этом мне трудно было не заметить туман в ее глазах и зевки. А вот «Фиксиков» и «Барбоскиных» она смотрела с огромным удовольствием. Конечно, и вы и я предпочитаем последним Пушкина, но ведь нам важно, чтобы наши дети в принципе научились понимать русский язык и получать от этого удовольствие, правда? А Пушкина они полюбить еще успеют.

По собственному опыту я знаю, что заинтересовать ребенка можно только тем, что на самом деле интересно вам самим. Уверена, если внуки увидят, что у вас блестят глаза, когда вы ведете их на спектакль в русский театр или говорите о книжке, написанной на русском языке, то рано или поздно они вам поверят.