Все записи
14:42  /  19.05.13

1007просмотров

КРАСНЫЕ ФЛАЖКИ УПРЕКА

+T -
Поделиться:

Проективная идентификация 

Бывало с вами такое: кто-то из вашего окружения начинает очень сильно вас раздражать. Вам постоянно хочется его в обвинить, упрекнуть в том или ином поведении, то в лицо, то за спиной. Подспудная чесотка упрека становится постоянным спутником этого человека, - и достаточно ему появиться на вашем горизонте, как пошло-поехало, и вы внутренне начинаете привычную литанию: «Он вечно выпячивается, лезет вперед, просто в каждой дырке затычка!…»

Это красный флажок предупреждения!

Загляните в себя, - пощупайте свои болезненные места на эту самую тему упрека. Нет ли у вас подспудного страха, что вас обвинят в том, что вы слишком активны, что слишком рьяно стремитесь быть игроком первого плана?

Не пугайтесь, - вы не одиноки… Проективная идентификация – нередкий посетитель терапевтического кабинета. Многие клиенты приносят ее с собой на консультацию, и терапевт, сам того не замечая начинает уже играть как по нотам под скрипку клиента. Некоторые коллеги рассказывают, как ни с того ни с сего начинают вести себя определенным, совершенно не свойственным им, образом, отвечая подсознательному ожиданию клиента. Это, господа, провокация!

Был у меня непростой такой клиент. Пришел он ко мне из-за того, что жена его поставила ультиматум: либо он изменит свое поведение, либо развод.

Когда он в первый раз осел в кресле напротив, - то показался мне довольно симпатичным: умный мужик, интересная работа, чувство юмора.

Однако постепенно, я стала замечать, как каждый раз при виде этого клиента, у меня возникало и нарастало на протяжении всей консультации раздражение.

До тех пор, пока в один прекрасный день, я поймала себя на том, что хочу встать и опустить на голову раскинувшегося напротив меня в кресле мужчины тяжелый предмет. Быстро окинув помещение взглядом – я отметила подходящий кирпич учебника по психиатрии. Рука неистово зачесалась, и я с трудом очнулась от видения его взъерошенного ударом лица.

Тут-то мне стало интересно. Что же произошло? Почему я, никогда до этого не страдавшая отчаянным феминизмом или откровенной агрессией, вдруг стала ощущать такое, бесконтрольное раздражение? Да, клиент щедро шутил, выдавая женоненавистнические шуточки, подразумевая, что курица-то, конечно, не птица… Но мне упорно казалось, что этого не достаточно, чтобы объяснить мою агрессию.

Фигура супруги тем временем вырисовывалась все яснее. Обычно к портрету второй половины, нарисованному для меня клиентом, я отношусь осторожно. Я знаю, что мне дают только одну сторону медали. Зачастую отшлифованную до блеска накопившимися обидами.

Я аккуратно поинтересовалась, чем когда-то привлекла его супруга. Оказалось, что она всегда была сильной, независимой, смелой. Всегда шла в бой, делала карьеру, смотрела вперед. Это ему импонировало, возбуждало.

Однако со временем стало утомлять, энтузиазм стал казаться агрессией, независимость бездушием. Отношения стали давать сбои, потянуло к вялой и томной секретарше с большими глазами, умеющей так замечательно молчать.

Пока клиент изливал наболевшее, мне стало легче. Раздражение отлегло, и мне стало по-настоящему интересно.

Получалось, что на самом деле он с самого начала проецировал на меня свою супругу, непроизвольно дергая за мои психологические ниточки, заставляя вести себя именно так, как делала бы этот в его представлении жена-феминистка.

Потом мы работали с обоюдным удовольствием. Выяснилось, что мать у него была женщиной сильной, работала в полиции. Сына шпыняла за малейшую проявленную слабость, а давно ушедшего на сторону отца пренебрежительно называла тюфяком.

Выбрав в жены сильную, энергичную сокурсницу, он подобрал себе идеальный экран для последующих проекций.

Страх перед материнским осуждением преследовал его всю жизнь. Жена была похожа на мать и вызывало защитную реакцию. Ему хотелось с одной стороны доказать ей свою силу, с другой – хотелось наказать ее за бессердечие и непонимание его слабости.

Проиграв эту ситуацию вместе, мы смогли разобраться в непростой семейной динамике. Мама встала на место, покинув сначала кабинет, а потом и семейный очаг. Признавшись в своей слабости и стыде за нее, клиент смог принять себя таким, какой он есть. Жена проявила неожиданную деликатность и стала внимательнее. Я вздохнула с облегчением, но учебник по психиатрии убрала подальше, - на всякий случай.