-       Ты «Оттепель» смотришь?!

-       Ага. И ты?! Как тебе?!

Подобными диалогами сейчас урчит-журчит русскоязычный эфир. Друзья мои, неуклюже разбросанные по миру, не могут обойти это событие стороной.

Все-таки Тодоровский, все-таки Первый канал, все-таки совсем не по-отечественному щедрый бюджет, все-таки музыка (но о ней здесь уже талантливо было!)…

Я тоже, как ни странно, люблю капли на стекле, съёмки сквозь это, усеянное крупными каплями стекло, и медленные наезды.

Сигаретный дым висит стойким коромыслом, напоминая о прогрессе здравоохранения. Утробно звенят гранёные стаканы, вызывая несомненную ностальгию у тех, кому очень хорошо за 30.

Ефремов натурально, до лёгкой отрыжки, играет режиссёра-пьяницу. Яценко так слезливо и мягкотело талантлив, что у меня, выросшей хоть и чуть позже, но в той же художественной среде, перебирает по коже дрожь отвращения.

Несомненно хороша и правдива Вика Исакова. Бесподобна Яна Сексте. Скучноват и не убедителен в роли оператора-дон жуана непокобелимый Евгений Цыганов (они обычно веселее!).

«Mad Men» призраком в юбке-колоколом стоит за каждым кадром. Красивый призрак, стильный, но все-таки, как и каждый призрак, слегка навязчив. Хочется отодвинуть его наконец и сосредоточиться на сюжете.

И все-таки это событие, и какое! Теперь мы знаем, что у нас есть свой (!), домашний «Mad Men». Мы тоже можем. И вот за это «тоже», за это неприкрытое желание подтянуться (так, что штаны задрались), сделать «как там», показать, что мы тоже о-го-го, я разочарована Тодоровским.

Отблески Оттепели легли лёгким туманом надежды на последнее десятилетие. Сейчас они тают, оставляя все меньше надежды на весну.

Так что, крепитесь люди и смотрите «Оттепель»!