Женщины приносят на терапию свои туфли. То есть они, конечно, не только не приходят ко мне босиком, но еще и приносят свои переживания, так или иначе связанные с обувью. Какую обувь носить? Удобную на плоской подошве или ту, что на каблуке, который делает нас почти богиней, хоть и не ходячей?

Иногда я завидую мужу, чьи переживания о ботинках сводятся примерно к тому, какие выбрать, - черные или коричневые. Нам, увы, сложнее.

Исторически так сложилось, что для женщины изначально такая функциональная вещь, как пара башмаков, приняла на себя куда более серьезную смысловую нагрузку.

Пословица «Какова обувь, таков и след» прекрасно отражает подспудную веру в то, что так или иначе обувь, которую мы носим каким-то образом отражает наше внутреннее содержание. Помните, сцену знакомства в электричке из «Москва слезам не верит»? И очень выразительный взгляд Катерины на ботинки Гоги?

Сшить пару обуви всегда было делом трудоемким, а потому и дорогостоящим, Так обувь легко стала символом социального статуса. Римским рабам ношение обуви было запрещено в целях предотвращения побегов. Напрашиваются интересные параллели, - ведь на «каблах» от Джимми Чу далеко не убежишь!

Апогей подобного лишения свободы передвижения - обычай бинтовать ноги девочек в Китае. Искореженные таким образом ступни знатных дам называли "золотыми лотосами", благодаря которым те навсегда были лишены необходимости передвигаться самостоятельно.

Женщины, единожды наградив собственную обувь какими-то дополнительными функциями (украшать, соблазнять, унижать и т.д. по настроению), создали себе серьезную проблему.

Вспомните о Золушке и ее приемных сестрах, которые имели несчастье не влезть в ее хрустальную туфельку. Как-будто кто-то вообще может ходить в обуви из хрусталя! А сколько из нас страдали из-за того, что нога выросла до размера 40, почему-то не остановившись на игривом 36-ом? А вы замечали, что продавцы выставляют на витрины модели максимум размера 37-ого? Это что же значит, что такие маленькие ножки это красиво, а большие уже нет?

Вы хоть раз видели мужчину, который стеснялся бы своего большого пальца?!

Однако, я, кажется, увлеклась обличением несправедливости, ведь пост был изначально не о том.

Одна моя клиентка, Алиса, принесла на сессию фотографии содержимого своего обувного шкафа. Обуви у неё было много, и коллекции могла бы позавидовать любая, менее обеспеченная, девушка. Однако на глазах у неё стояли слезы, а ступни, обутые в нечто, похожее на тапочки, она аккуратно прятала под кресло.

-       Я совсем не знаю, что мне надевать.

Сомнения, связанные с выбором туфлей могут, конечно, показаться малозначительными, но по утрам эта, очень умная и много работавшая, женщина, тратила драгоценное время на стояние перед шкафом. В результате чаще всего все заканчивалось тем, что Алиса совала ноги в самые потрёпанные, но удобные, тапочки и бежала, опаздывая, на работу. Потом весь день мучилась от того, что тапочки не сочетались с ее костюмом, а коллеги бросали на ее конечности исполненные презрения взгляды. Если же выбор ее все-таки падал на элегантные лодочки на каблуках, то уже к середине дня у нее начинали нестерпимо болеть лодыжки, и на работе ей сосредоточиться было сложно. Коллеги и подчиненные начинали нестерпимо раздражать, внутренне она кипела, - ведь в том, что она страдала, была косвенно и их вина!

Тут можно позавидовать не только мужчинам в ботинках, но и вовсе не обременённым подобной проблематикой парнокопытным!

Содержимое обувного шкафа я честно оглядела, хоть и догадывалась, что пока Алиса не научится хотя бы ценить собственный комфорт и понимать, что ей на самом деле нравится, никакую «обувную» проблему мы с ней не решим. Глядя на собственную обувь, она чувствовала не себе взгляды других, под которые надо было каким-то образом подстраиваться.

Почему-то нам кажется, что увидев наши каблуки, мужчины решат, что мы красавицы, а коллеги будут восхищённо провожать наш искусственно удлиненный на несколько сантиментров силуэт глазами.

Конечно, в реальности все гораздо сложнее. Неимоверные каблуки чаще всего вызывают насмешливую улыбку, и мы остаемся при собственных мазолях.

А они, - как пластырь не лепи, - все равно не дают парить легко и непринужденно. Вот и приходится начинать с мозолей, а когда нам удается, наконец, разобраться с тем, что внутри, проблема туфель отпадает сама собой.

К слову, Алиса избавилась от почти всего содержимого своего шкафа, вместе с ним из ее реальности был изгнан и престижный МBA. Ко мне она стала приходить в ярко голубых, очевидно удобных кроссовках. Она стала больше ходить пешком, купила велосипед. Глаза ее заблестели, и вскоре она смогла беспокоиться о чем-то другом. В темы наших бесед пробралась  любовь... 

Больше о обуви мы не говорили.