Все записи
21:16  /  7.01.15

2161просмотр

В ЗАМОЧНУЮ СКВАЖИНУ

+T -
Поделиться:

 

Замочная скважина давно перестала быть замочной скважиной. По крайней мере та, в которую мы подсматриваем за соседом.

Раньше, чтобы узнать что-либо о своём будущем начальнике, коллеге, соседе, купившем квартиру напротив, или девушке, которая понравилась на вечеринке у друзей, необходимо было приложить серьёзные усилия. Можно было начать задавать «неудобные» вопросы или в конце концов нанять детектива. Но на подобные затраты были способны далеко не все, и усилия по приобретению информации зачастую сводились к тому, что мы, вооружившись бутылкой, шли к загадочному соседу «знакомиться», звонили девушке по с трудом добытому номеру или ждали случая, чтобы присмотреться к начальству. То есть непосредственный физический контакт чаще всего был самым простым способом добыть информацию о другом человеке.

Теперь для этого нам достаточно пробежать пальцами по клавиатуре компьютера или смартфона.

Подглядывать за жизнью другого стало ежедневным занятием для большинства. Достаточно взглянуть на ленту «друга» в социальной сети, и детали чужой жизни возникнут перед вами на широкой «ладони» экрана. С той лишь разницей, что если люди перед замочной скважиной не догадывались, что за ними наблюдают, то пользователи социальных сетей поворачиваются к экрану своей лучшей стороной, сортируя то, что они хотят предъявить миру.

Кто сейчас не «загуглит» незнакомого еще человека, с которым предстоит деловая или личная встреча? «Гуглим» мы теперь всех, - и психотерапевтов в том числе. Наши виртуальные двойники существуют на просторах интернета, зачастую уже вне нашей досягаемости. Именно сквозь их туманную призму смотрят на нас, заглядывая в скважину, заинтересованные лица.

Вуайеризм стал психологической нормой. Если человек, которому для подглядывания за другим, необходимо было вооружиться биноклем или камерой, испытывал скорее всего некоторое неудобство или страх быть замеченным, то теперь, когда достаточно открыть собственный телефон, чувство стыда отошло на второй план. Мы не боимся быть пойманными.

Если раньше мы шли на первую встречу с новым человеком (деловым партнёром, начальником…) с минимумом информации о нем, то сейчас такого почти не происходит. Вооружённые массой добытых из недр сети деталей о его жизни, мы воспринимаем человека слегка по-другому. Когда-то мы скорее всего полагались на собственные ощущения от первого визуального контакта. Теперь эти впечатления накладываются уже на готовую матрицу ожидания, основанного на том образе, который сложился у нас заранее.

В мире, в котором замочная скважина лежит у каждого в кармане, наше восприятие «другого» не может оставаться прежним.

Если до существования интернета у каждого из нас была своя персона, то была она бестелесна, и жила скромно, лишь в нашем сознании.

Призрачные наши сетевые двойники живут своей, обособленной жизнью. Иногда, словно во второсортном фантастическом фильме, именно с ними, - а не с первозданными нами, - общаются другие. Именно это жутковатое ощущение возникает у меня каждый раз, когда я получаю электронное письмо от незнакомого человека, который уже хорошо знаком с моей, существующей в параллельном виртуальном мире, версией.

В чем же проблема подобной ситуации?

Новая лёгкость, с которой мы «узнаем» другого, не прибегая к никакому личному контакту, может привести к тому, что контакт этот, - физический и реальный, - станет уже не нужен. Раньше так много можно было узнать либо о давно умершей знаменитости или литературном персонаже. Однако и тот и другой не существовали в реальности читателя. Теперь почти у каждого из нас есть такой «художественный» двойник, существующий параллельно. Догадываюсь, что зачастую виртуальная версия, отретушированная гуглом, вполне может оказаться лучше оригинала. Ее проще разложить на части, осознать, обозначить. Телесный человек неудобен, его нельзя убрать с экрана нажатием кнопки, уменьшить его громкость, он задаёт вопросы и пахнет в конце концов. Риск того, что незнакомец, прочитавший мою статью, посмотревший на мой снимок, довольствуется этой, виртуальной, версией меня велик. Не можем же мы встречаться лично с каждым человеком, на которого наткнулись в сети!?

Однако эта мысль наполняет меня почему-то вполне реальной, телесно ощутимой, грустью…