Все записи
09:56  /  11.06.15

2708просмотров

Месть города Н-ска

+T -
Поделиться:

Исчезнувшая улица, Лоран Шерер

-       Я родилась в Н-ске. Грязный и холодный во всех отношениях город.

Именно так начала рассказ о себе Катерина, и бетонная тень города Н-ска плотно встала у неё за спиной.

Встречались мы в первый раз, и кроме того, что проживала она в Лондоне, я ничего о ней не знала. Особенность он-лайн терапии в ее «портретности» - ухоженное лицо Катерины крупным планом возникло у меня на экране.

«Европейский» ее облик отчётливо контрастировал с образом того места, в котором она родилась и провела детство. Грязный и холодный во всех отношениях город… В этом воссоздании был заложен весь ее ранний эмоциональный опыт. Об отсутствии в нем тепла и заботы можно было легко догадаться.

Работая в основном с «уехавшими» я всегда внимательно прислушиваюсь к тому, как описывают свою первую среду обитания приходящие ко мне на консультацию люди. Жизнь вдалеке от места, на котором вырос, учит простой арифметике: плюс здесь всегда оборачивается минусом там. Каждый уехавший развивается так или иначе в этой системе координат. Вопрос зачастую лишь в точке отсчёта. Кто-то ставит себя в плюс и становится иммигрантом, кто-то - в минус, превращаясь навсегда в эмигранта.

Обе эти внутренние позиции, как бы они не казались на первый взгляд противоположны, строятся на отношении к тому месту, откуда мы уехали.

Мне постоянно кажется, что тот смысл, который мы когда-то, в детстве, извлекли из окружающего нас пейзажа позже становится фундаментом нашего собственного самоощущения.

Внутренняя привязка к месту. Эта смысловая связь неизбывна, как бы далеко мы не уезжали. Так, моя клиентка из грязного и холодного города Н-ска, поменяв много стран-перчаток, все равно воссоздаёт снова и снова вокруг себя эти привычные условия – холод и грязь.

Переселившись из давно позабытого, оставленного за спиной покрытого заводской пылью Н-ска, в Лондон, Катерина все равно с маниакальным упорством видела вокруг себя те самые, болезненно знакомые с детства атрибуты существования, - холод и грязь. В этой своеобразной мести города Н-ска скрыта страшная ирония. 

Так внешний пейзаж медленно перетекает вовнутрь, становясь частью нас самих. И вроде оторвался уже давно, с кровью и мясом, и уехал, а серенькая улочка-тупик, заваленная по колено колючим снегом, все равно настигает, то в с маниакальным упорством снящемся кошмаре; то наяву, в похожих чем-то очертаниях совсем другой, иностранной улицы.

В отпуске, она часто просыпалась, вздрагивая от повеявшего вдруг ниоткуда холода, посреди солнечной чужой страны.

Неужели город Н-ск навсегда останется у неё внутри?

Вместе с Катериной, сидя напротив экрана, в котором ворочалось её бледное лицо, я пыталась отыскать ответ на этот, мучавший и меня вопрос.

-       Я хочу забыть это место, забыть навсегда.

Однако город Н-ск так просто не уничтожить. И даже если в нем больше нет Катерины, её тень навсегда поселилась где-то там, в темных нечистых углах барака, в котором когда-то жила ее семья.

Возвращаясь в родной город, Катерина старалась обходить район своего детства стороной; слишком болезненно отзывался внутри запах горелого, - на соседней с их домом улице находился крематорий. Этот запах преследовал её ещё долго, когда она уехала учиться в другой город.

В процессе нашей совместной работы нам с Катериной все-таки пришлось вернуться в город Н-ск, но на этот раз мы были вместе. Я видела все, и пьяного отца, возвращающегося с работы и ушедшую в себя от безысходности мать. По мере того, как Катерина вспоминала своё прошлое, холод и грязь обретали вполне определённые черты, – уставившись в экран компьютера, я наблюдала многосерийную драму её детства.

Когда мы закончили, то я знала ровно столько, сколько она помнила. В процессе тень города Н-ска сначала сжалась, потом стала бледнеть. Словно детали, которые оживали у меня перед глазами, лишали ее прежней почти магической силы. Катерина призналась, что стала чувствовать себя свободнее, и Лондон, перечёркнутый как всегда дождём, стал чуть другим. Началась украдкой весна, и в воздухе запахло чем-то свежим.

В последний раз мы встретились уже почти летом.

- Потеплело.

Катерина была в лёгком платье, и выглядела юной. Словно вернулась к ней, выбравшись навсегда из темного барака, ее детская, маленькая тень.