Все записи
12:58  /  13.09.13

1011просмотров

Дуплет

+T -
Поделиться:

 

Серега был человеком двуличным. Амбивалентное античное божество Янус, суровый олимпийский привратник с ключом от всех дверей, покровитель начала и конца любой истории, даже и мараться об него не стал бы. Придавил бы между делом, как мелкую лицемерную гнусь, и дальше бы себе пошел выпускать солнышко погулять по небушку. Потому что Серега был не просто двуличным, эка невидаль. Он был пассивно двуличным.

Вот уже третий год Серега жил на два дома, на две семьи. Как ни странно, ни одна из двух сторон равнобедренного треугольника не догадывалась об истинном положении дел.

Да и как можно было на него что плохое подумать? Ботан ботаном. Брюшко, очочки, лысинка. Книжечка всегда в портфеле. Глазки голубые, наивные-пренаивные. И вот, поди ж ты.

Первая семья была культурным очагом. Там все пели, сочиняли стихи и прозу, а также, не затыкаясь, беседовали о политике Ближнего Востока. Устраивали богемные вечеринки, ставили домашние спектакли. Жена играла на гитаре, теща – на фортепьяно, тесть – на гармошке. На стенах висели эстампы, концептуальные маски и две детские гитары, принадлежащие сыновьям жены от первого брака. Они тоже с успехом на них играли. В обширной квартире всегда было грязно и шумно, горбами валялись старые книжки, свистали как пули у виска сквозняки, на плите стыла вечная подгоревшая гречневая каша, а в духовке - непропеченная творожная запеканка, которую теща называла «суфлей».

Вторая семья была средоточием уюта. Там делали салатики, новые прически и очаровательные скандалы. Жена и теща шили веселенькие шторы, чехлы для диванов, пуфиков, кресел, скамеечек для ног, а также наволочки для подушек-думок и футляры для мобил и очков. Жена была помешана на экзотической кулинарии. На стенах – ковры, плюш и бархат всех оттенков розового. Бантики, пайетки и горжетки. Чуть более чем дохренища флакончиков с кремчиками и сольками для ванной, не говоря уже о мыльцах, шампунчиках и прочей фиготе. Короче, лепота и многолетняя подшивка журнала «Караван историй».

Жена №1 к сексу была равнодушна, но никогда не отказывала. Жена №2 мнила себя роковой женщиной, поэтому отказывала почти всегда. Тещи были одинаково омерзительны. Приемные дети относились к Сереге покровительственно. Для тестя он был безотказным собутыльником и партнером в русском бильярде.

Серега был, в общем, счастлив.

Как выкручивался? Да врал про командировки. Зарплату честно делил пополам, не откладывая себе ни копейки, кроме как на бензин и сигареты. И не трепался никому. Даже близким друзьям. И весь секрет.

И вот однажды толчок просел под обширным задом тещи №1, жалобно вздохнул и дал трещину. Некоторое время слив поганых вод контролировали приемные сыновья, шпаклюя трещину школьным пластилином. Но, как говорится, шила в мешке не утаишь. Лужи и созвучное им амбре сказали свое веское слово. Серега взял на работе аванс и поехал в строительный супермаркет за унитазом. И там выказал себя форменным идиотом, поддавшись на льстивые речи восточного человека в усах, уговорившего его купить сразу два унитаза с немалой скидкой. Больше всего Серегу поразило абсолютное совпадение суммы, имевшейся в его кармане, и окончательной цены, озвученной восточными усами. Так он говорил впоследствии. Загипнотизированный этим математическим парадоксом (плюс бесплатная доставка), Серега выложил требуемые деньги и отбыл, рассеянно надиктовав адреса. А что. Во втором семейном гнезде унитаз тоже не поражал, как говорится, белизной и новизной. Раз такая песня – пусть и им поменяю, думал придурок-Серега.

Унитазы обещали доставить в течение двух суток, и следующий день Серега еще прожил в гармонии и душевном покое.

Послезавтра в семейном гнезде №1 раскрыла дружеские объятья очередная бардовская вечеринка с чествованием тестя-юбиляра. Гостей было человек тридцать. По традиции пили водку с портвешком. Все вежливо хвалили суфлей и салат из немытых листьев капусты и цельных помидоров, нетерпеливо ожидая заказанного в кулинарии торта – гигантской бисквитной гитары с масляным грифом и струнами. Звучали интеллигентские матерки и сермяжные шутки. По рукам ходили смазанные фотки с последней Грушинки. Дети бренчали на своих гитарках и пискливо выпевали репертуар Городницкого. Наконец, был подан торт. Теща, по случаю праздника накинувшая на плечи алую шаль в черных выпуклых розочках, и от того похожая на упитанного Аргуса, несколькими взмахами ножа освежевала и расчленила сладкую жертву, после чего начала выкладывать порции на протянутые тарелки. Она брала каждый кусочек рукой, постоянно окуная большой палец в крем, смачно слизывала крем с пальца, страстно шевеля ноздреватым носом, затем брала следующий кусочек.

В этот момент Серегу стошнило.

А когда он пришел в себя и огляделся, унитазы уже привезли.

Любопытные гости толпились в прихожей, живо обсуждая, почему унитаза два и не ошибка ли это, а если ошибка – надо ли возвращать второй унитаз или пусть идут лесом? Мнения разделились.

Тесть кровожадно требовал конфискации второго унитаза, мотивируя этот поступок тяготами в ВОВ и советским государственным антисемитизмом.

Гости отпускали шутки про двойные стандарты в экономике.

Жена, следуя заветам бессребренничества и диссидентства, позвонила по второму телефону, указанному в квитанции. И уже через три минуты ее разговора с тещей №2 позорная изнанка серегиной личной жизни предстала перед всеми во всей своей пошлой неприглядности.

Беспомощный и опустошенный Серега был избит гармошкой и выброшен на лестничную площадку, несмотря на заступничество большей части компании. Второе гнездо, куда он добрался пешком, дрожа от холода в заблеванном костюмчике и промокших домашних тапках с хомячьими мордами (дело было на исходе зимы), также не проявило толерантности. Дверь, из-за которой доносились запахи валерьянки и сдавленные рыдания, ему попросту никто не открыл.

Серега переночевал в подъезде, а утром получил два чемодана вещей от обеих разгневанных супруг.

Сейчас несчастный живет у меня, ежедневно пытаясь примириться со своими половинами и вынося мой бедный мозг косноязычными жалобами.

Как и полагается жертве обстоятельств, он непрерывно задает риторические вопросы Абсолюту.

За что?

Что я им, сволочам, сделал плохого?

Как и где жить дальше?

Кто виноват?

Почему я такой невезучий тупой кретин?

Отчего у нас все еще так низок уровень этого долбанного сервиса?

А я Сереге даже завидую. Честно говоря. Между нами.

Столько страстей и приключений в его, скажем прямо, немолодом возрасте!

Эх.

…А в супермаркете, куда мы с ним ходили ругаться вместе, нам холодно сообщили, что бесплатная доставка предполагает только один адрес.

Вот так простое немудреное человеческое счастье разбилось о два унитаза.

 

Комментировать Всего 3 комментария

Бедолага. У человека жизнь пошла под откос, а вы ему "даже завидуете". Сердца у вас нет ))

Очень вкусный рассказик, спасибо

Эту реплику поддерживают: Лиля Калаус

Спасибо, Виктор! Как справедливо замечают мои приятели в фейсбуке, жены-то временно в ступор впали. Скоро придут в себя и начнут бороться за свое счастье в очочках и с брюшком :) Так что у Сереги все нормально будет, я думаю.

Не знаю, не знаю... Впрочем, поживем - увидим. И, надеюсь, почитаем у Вас продолжение семейной саги ))

Эту реплику поддерживают: Лиля Калаус