Все записи
14:11  /  4.04.17

1294просмотра

«В досрочных выборах заинтересована большая часть украинской оппозиции, часть украинского олигархата и Россия»

+T -
Поделиться:

Первые месяцы 2017 года в Украине мало чем напоминали давно желанную тихую гавань под названием «Стабильность». Эскалация напряжения в Донбассе, блокада ДНР и ЛНР со стороны активистов и позднее решение Киева официально поддержать блокаду, санкции против пяти банков с российским капиталом, убийство в центре украинской столицы беглого экс депутата Госдумы Дениса Вороненкова… Снова звучат разговоры о перевыборах, столь манящих для одних политических сил и столь опасных для других.    

Чтобы обсудить эти темы я пригласил на новый «круглый стол» политологов, журналистов и экономических экспертов. В этот раз моими гостями стали Светлана Крюкова, заместитель главного редактора Страна.ua; Светлана Кушнир, политический эксперт; Борис Кушнирук, глава экспертно-аналитического совета Украинского аналитического центра; Владимир Полуев, журналист, ведущий «112 Украина»;  Олег Хавич, политический аналитик, руководитель Института Западно-Украинских исследований и Алексей Якубин, политолог, член редколлегии журнала «Спiльне/Commons».

- На 59-й день блокады Донбасса, официальный Киев решил ее все-таки поддержать, и официально запретил грузоперевозки в ДНР и ЛНР. В то же время президент Порошенко заявил, что блокада привела к захвату сепаратистами украинских предприятий, которые планировалось использовать как плацдарм в процессе возвращения территорий. "Это уничтожило Украину на Донбассе, это очень опасная стратегия и опасные действия", – заявил украинский президент. По подсчетам, потери государства могут составить 3,5 миллиардов долларов в год. Что произошло? Сыграло роль старое правило: если явление нельзя пресечь, то нужно попытаться его возглавить? Но действительно ли власть контролирует ситуацию?

Борис Кушнирук

Власть слаба. Это очевидно, и это неудивительно. Фактически Порошенко со своей командой вынужден играть в политические шахматы, только не в классические, где на доске есть только белые и черные фигуры. На этой политической шахматной доске много фигур разного цвета. И ими одновременно играют много разных игроков, и не только с Украины.

При этом все играют против всех. В какие-то моменты кто-то может объединяться против кого-то, чтобы затем снова играть друг против друга.

В ситуации с Донбассом Коломойский в 2014 году играл за Порошенко и против России, сейчас играет против Порошенко, и косвенно – в интересах России. При этом, Ахметов – наоборот. В 2014 году он играл против Порошенко, а сейчас – за него. И так действуют много разных политических игроков. 

В ситуации блокады, которую инициировал Коломойский, им, очевидно, сейчас ведется игра против Порошенко. Он не удовлетворен частичным оттеснением его от зарабатывания на Укрнафте, и национализацией Приватбанка, который был эффективным методом высасывания денег из украинской экономики (бюджета, Нацбанка, граждан, компаний). Поэтому стал играть на полный снос нынешней власти, заключая, снова-таки, временные союзы с разными игроками на политической шахматной доске. 

В условиях, когда блокада и ее популяризация активно финансировались, ставя Порошенко в сложную ситуацию, причем не только в Украине, но и в отношениях с западными партнерами, частично ему, не желая того, подыграла Россия. 

Обоснованию захвата предприятий на территории ОРДЛО способствовала блокада а-ля Коломойский. Но в тоже время именно это позволило Петру Порошенко перехватить инициативу. У него появилась возможность самому выступить с инициативой блокады, но мотивируя ее, в том числе западным партнерам Украины, именно нарушением прав собственности в ОРДЛО и нарушением Минских соглашений. 

Хотя очевидно, что экономически блокада ослабляет Украину, а значит, косвенно, и команду gрезидента Петра Порошенко.               

Светлана Кушнир

Вопросы со статусом неподконтрольных территорий отдельных районов Луганской и Донецкой областей, как показывает время, необходимо было решать еще в первый год военного конфликта на Донбассе. Затягивание с этим и привело к ситуации, когда, оперируя терминами «блокада торговли на крови», некие политические популисты просто воспользовались моментом для самоутверждения и личного пиара. И, в силу их умственных способностей, никак не могли ожидать от своих непродуманных действий очень серьезных экономических последствий и потерь для госказны Украины.

А решить вопросы ОРДЛО можно лишь исключительно законодательным путем. То есть, парламент должен был наработать несколько проектов законов о статуе территории, о системе финансовых и товарных отношений, о социальном и пенсионном обеспечении за линией разграничения и т.д. Надо помнить еще и о положениях Минска-2, которые и Украина, и РФ обязались выполнять, а ФРГ и Франция выступили гарантами этого мирного договора.

Надо признать, что и правоохранительные органы не отреагировали на перекрытие железнодорожных путей должным образом: ведь действия блокирующих, которых прикрывали своими депутатскими мандатами Семен Семенченко (фракция «Самопомощь») и Владимир Парасюк (внефракционный нардеп), подпадали под статьи Криминального Кодекса о хулиганстве, порче транспортной инфраструктуры, захвату транспортных средств, препятствовании работникам транспорта выполнять должностные обязанности. Пользуясь статутом неприкосновенности, нардепы созвали на рельсы ветеранов добровольческих батальонов АТО. Последние, кстати, в начале блокады выдвигали требование об освобождении всех заложников квазиобразованиями ДНР и ЛНР. Но по ходу пьесы сменились не только требования, но и фактические кураторы акции блокады.

Хочу обратить внимание и еще на один аспект: без существенной и обширной медийной поддержки об этой акции забыли бы уже через неделю. Но если сложить весь бюджет по размещению статей, пропаганды блокады, роликов в СМИ, интервью блокирующих, ток-шоу и прочего, то получится очень солидный финансовый транш в актуализацию акции блокирования в повестке дня. А просто так денег за информирование никто бы не дал. То есть, экономические интересы в этой точке пересеклись с информационным поводом. И использовали этот повод, надо сказать, мастерски. В ущерб одному из украинских олигархов, и, как результат – всей стране.

Ответ ДНР и ЛНР о «национализации» предприятий и шахт, которые фактически находятся на территории Украины, зарегистрированы, как юридические лица в Украине и платят налоги в украинский бюджет, это и есть результат блокады.

Изначально президента Петра Порошенко поставили перед выбором меньшего из двух зол. Коридор для маневров и принятия решений украинского президента не так уж широк. И тут надо было либо идти против мнения большинства (условно патриотического - больше всего на западе и ближе к центру страны), и продлить ситуацию до принятия Радой законов, которые бы могли урегулировать отношения с ОРДЛО (это был самый прагматичный путь). Либо же, понимая, что уже потеряли предприятий и шахты – объявить о прекращении транспортного сообщения с ОРДЛО. Увы, именно это решение СНБО отодвинуло на неопределенный период получение очередного транша МВФ. А также пробило брешь и в без того худом государственном кошельке Украины. К сожалению, мы действительно потеряли украинцев за линией разграничения, сузили возможности для военных и разведки, свели на нет все работы по благотворительной помощи продуктами и медикаментами жителям ОРДЛО.

Но, увы, действия Парасюка и Семенченко, фактически противоправные, пока не стали объектом рассмотрения даже в комитете по депутатской этике, не говоря уже про полицию и прокуратуру. А безнаказанность, как известно, ведет к еще более наглому поведению и негативным последствиям. И да, напомню, что Борис Филатов, мэр Днепра, очень близок был в свое время к украинскому бизнесмену и олигарху Игорю Коломойскому, не преминул прокомментировать ситуацию по своим бывшим друзьям. А уж кто-то, а Филатов много чего знает о подковерных игрищах большого капитала в Украине. «Вова и Сема – вы два полезных идиота!» - заявил Филатов, прекрасно понимая, чьи интересы они обслуживают в публичной плоскости и какими будут экономические последствия показушной блокады.

Светлана Крюкова

С моей точки зрения, основная причина блокады – давление на Рината Ахметова. Чтобы он поскорее определился, с кем он: последние три года Ахметов очень искусно лавировал и балансировал, занимая позицию – не нашим, не вашим. В Киеве он себя позиционировал в качестве украинского патриота, а в Донецке в качестве благодетеля малоимущих Донбасса. И работодателя для десятков тысяч рабочих. Итог блокады – Ахметова вытеснили с оккупированных районов Донбасса: деятельность его благотворительного фонда заблокирована, а сам бизнесмен потерял контроль над заводами, отелями, стадионами, компаниями связи и супермаркетами. Думаю, особенно обидным для Рината является тот факт, что его менеджер Николай Левченко в свое время привел Александра Захарченко вместе с его бойцами в облсовет. Кстати, если кто не помнит, в первые дни Александр Захарченко с бойцами достаточно активно защищал в Донецке активы Ахметова от пророссийских сепаратистов.

 

Алексей Якубин

Во многом ситуация в стране сейчас может быть описана по формуле «демократизация насилия, демонизация политики». Ситуация с блокадой — где власть имела все легальные причины действовать чтобы остановить блокирующих, но не сделала этого, - тому свидетельство. То есть в политической плоскости происходит процесс дальнейшей девальвации политических средств управления страной, признанных механизмов решения споров. А это - политические механизмы (парламентские споры/переговоры/выборы) и, в крайнем случае, использования средств принуждения  для восстановления порядка в пределах действующих законов.

Происходит их замена на право групп, которые в лучшем случае представляют только самих себя (и своих скрытых принципалов) требовать для себя некие исключительные права, диктовать (используя средства, как реального, так и символического насилия) свою волю действующему политическому легитимному порядку и курсу. Грубо говоря, брать в заложники страну, превращать рациональную политическую дискуссию в ноль. Во многом это стало возможно вследствие возрастающего внутреннего напряжения в политическом классе в борьбе за уменьшающиеся ресурсы и его дальнейшем расколе по линии олигархического противостояния - между зарождавшимся консенсусом Порошенко и Ахметова, и спасающим свои гарантии неприкосновенности, после национализации Приватбанка, расследованиях по рефинансированию, Коломойским.  И это на фоне крайней непопулярности у граждан проводимой социально-экономической политики и как следствие — утратой представителями власти доверия в глазах большинства граждан, когда даже легальные и рациональные решения, исходящие от представителей власти начинают восприниматься большинство граждан как «постоянный обман и подвох». Президент, чувствуя «магму» недовольства граждан и части военных под тонким слоем «льда» видимости порядка/управляемости, решил не рисковать и поступить по Маркесу - если не уверен, что по твоему приказу солдаты будут стрелять, не отдавай такого приказа. В общем-то, на самом деле эта тактика не от силы, эта тактика — показатель слабости президента в тех позициях, которые у него есть сейчас (реальных или таких, как ему представляется). Это очередная попытка пинг-понга ответственности — президент на СНБО, на Кабмин, на СБУ, Кабмин на МВД и т д. В то же время правоохранители и генпрокуратура вместо того, чтобы заниматься подобного рода «блокадниками» (как они себя называли, хотя по факту - блокирующие), а по сути незаконными вооруженными формированиями, которые поставили под угрозу жизнеобеспечение всей страны, по словам самих же ключевых спикеров власти, продолжают занимаются для громкого медийного резонанса оппозиционными политиками, вызывая их на допросы и анонсируя все новые уголовные дела, которые впоследствии, как мы видим, имеют не много перспектив в суде, но создают необходимую видимость деятельности.

В итоге -  во многом заморозка минского процесса в вопросах социально-экономической интеграции Донбасса и легитимация насильственных практик действия вне сферы политики, дальнейшее погружение в тень ситуации с экономическими обменами с Донбассом (которые не прекратятся, а просто  перейдут в нелегальное русло или будут работать через Россию/Беларусь/Прибалтику).  Тем самым, экономически (а значит и политически), часть Донбасса все меньше будет привязана к большой Украине, а риск обострения конфликта увеличивается с уменьшением прагматизации процесса. Европейский пример с Договором об угле и стали, который был заключен между Францией и Германией во избежание новой большой войны между странами более 60-ти лет назад и ставший в итоге основой современного ЕС и решения ключевых конфликтов мирным путем, не является для тех, кто себя называет у нас европейскими политиками, ратовавшими за блокаду, достойными примерами.

 

Владимир Полуев

Ситуация с блокадой – классический пример мгновенного кульбита в воздухе и разворота на 180 градусов. Решение по введению официальной блокады было принято так быстро, что даже официальные спикеры власти не успели вовремя сориентироваться и выработать линию поведения. Впрочем, они быстро исправились. Но факт остается фактом – у инициаторов блокады забрали любимую игрушку, которой они методично стучали по голове власти. То есть блокада все равно была. Вместе со всеми экономическими последствиями. Но еще и был повод поклевать печень Банковой. Видимо решили хоть этот козырь у «блокадников» забрать. И судя по тишине в информпространстве, это хоть частично, но получилось. Более того – на всякий случай есть крайний за проблемы в экономике. Повышение тарифов, падение гривны – всегда можно указать пальцем на организаторов блокады. Мол, вот кто виноват. Не дали правительству работать и вести страну вперед в светлое отреформированное будущее. Впрочем, это в очередной раз подтвердило простой тезис: под патриотическими лозунгами можно делать что угодно. Перекрывать дороги, останавливать поезда. И это наверняка очень ценят иностранные инвесторы. Последние несколько лет в Украине привили понимание одного правила: почти все, что происходит можно объяснить хитроумным заговором или феерической глупостью. Не знаю, что было в данном случае. Но полтора месяца до своего кульбита, власть изо всех сил ничегошеньки не делала для решения проблемы с блокадой. Так что возможно участники блокады играли в чем-то на руку отдельным властным группам. Например, их могли использовать, чтобы выбить почву из-под Ахметова.

Ну и плюс фактор Минска. Его никто выполнять не хочет. Но и брать на себя ответственность за срыв не хотят. Зато своих визави всячески пытаются спровоцировать на официальный выход из соглашений. Кто первым сломается — на того и навесят ответственность. Отсюда и признание Москвой документов ЛДНР. И «национализация» украинских предприятий. И блокада. При этом официально правительство вроде и ни при чем. Просто отреагировало на внутренних радикалов.

Кстати, это еще одна возможная польза для украинской власти. «Никаких договоренностей об Украине без участия Украины. Любое соглашение с Путиным «за спиной» Украины приведет к эскалации», заявил Петр Порошенко на конференции в Мюнхене 17 февраля 2017-го. Соответственно блокада, это как раз демонстрация возможных последствий. Мол, посмотрите, как у нас общество реагирует на «договорняки». Показательная вакцина от различных мирных планов, которые обсуждаются в обход украинской власти. Как к этому отнесутся на Западе — вопрос другой.

Ну и наконец, непонятно как долго эта блокада проживет. И будет ли она соблюдаться неукоснительно. Например, в 2015-м президент и властная команда уже объявляли продуктовую блокаду Донбасса. С ультиматумом – снимем только после возврата Украине контроля над границей с Россией. Границу так и не вернули, а вот торговлю через некоторое время возобновили.

 

Олег Хавич

Анализируя даже открытую ситуацию, можно прийти к выводу, что Путин сообщил Порошенко о готовящейся  «блокаде Украины» и «национализации» в «ДНР/ЛНР» во время одного из разговоров в январе. В целом президента Порошенко ситуация устраивала, поскольку больше всех от действий российских марионеток в Донецке и Луганске должен был пострадать главный конкурент олигарха Порошенко – Ринат Ахметов.  Вот только обставить все нужно было так, чтобы сам Ахметов не мог бы выдвинуть никаких претензий и не прекратил поддержку нынешней киевской власти, одним  из столпов которой он является. Так и появились опереточные «редуты» политических клоунов Семенченко и Парасюка. Во-первых, стоили они недорого, во-вторых, злые языки говорят, что их спонсором был Игорь Коломойский, который также не прочь навредить Ахметову.

По моему мнению, вся эта акция, закончившаяся решением СНБО о «легализации блокады», дала Порошенко целый ряд политических выгод. Главная из них – несколько миллионов нелояльных Киеву избирателей точно не примут участия в общенациональных выборах в ближайшее время, в 2019-м так точно. Кроме этого, президент выступил в образе борца за наведение порядка в стране, этаким муляжом «сильной руки» – отсюда и демонстративные попытки разгона «блокираторов» (больше похожие на театральные постановки с обеих сторон), и риторика на СНБО. Ну и по мелочи – Порошенко получил дополнительный аргумент для критики своих бывших партнеров, а ныне «оппозиционеров» – «Самопомощи», «Батькивщины» и УКРОПа.

Поэтому я считаю, что как «блокада», так и в целом ситуация в стране полностью контролируется властью, просто эта власть не совсем едина (МВД все же контролирует Аваков, а не Порошенко), и формы контроля не обязательно являются силовыми. К примеру, зачем подразделениям полиции разгонять добытчиков янтаря на Волыни, если можно просто взять с них дань, создав при этом картинку «наведения порядка».

 

- Существует мнение, что направление, принятое в ситуации с блокадой, указывает на победу Виктора Медведчука над Ринатом Ахметовым. Ведь именно ему принадлежат 36 из 43 предприятий, на которых ввели временную администрацию. Идет ли война власти с олигархами с использованием чужих рук?

С.Кушнир

Не исключаю и этого сценария. В Украине, да и во всем мире уже дано никто своими руками ни с кем не борется! Но тут бы я вспомнила еще одного олигарха, которого смогло победить пусть и ослабленное военными действиями и экономическим кризисом, но все же, украинское государство. Я куда больше склонна к версии, что без вмешательства Игоря Коломойского, у которого в прошлом году национализировали крупнейший банк Украины – Приватбанк (более половины украинцев являются его клиентами), в вопросе блокады явно не обошлось. Организаторы блокады – аффилированные к Коломойскому. Многим известно о постоянном противостоянии между «олигархом с озер Швейцарии» и «хозяином Донбасса»: Коломойским и Ахметовым. У Игоря Коломойского отношения с Порошенко разладились как раз в тот самый момент, когда Ахметов стал более лоялен к нынешней власти. Ничего сверхъестественного в этом нет: бизнес всегда ищет и ведет диалог с властью. В случае с Ахметовым, то он его нашел.

Потому и более трех десятков предприятий на территории ОРДЛО до недавнего времени работали и перевозили грузы, комплектующие и уголь на основании разрешительных протоколов Государственной фискальной службы Украины. Хотя президент еще два года назад дал поручение Кабмину (тогда еще премьером был Арсений Яценюк) разработать порядок взаимодействия с предприятиями на неподконтрольных территориях. Порядок так и не разработали, но промышленные и добывающие компании Ахметова продолжали стабильно работать. Надо вспомнить, что именно Коломойский спонсировал в 2014-2015 годах добровольческий батальон «Донбасс», ветераны которого и составляли ядро протестующих и блокирующих доставку угля из ОРДЛО. Кстати, руководил тогда батальоном «Донбасс» ни кто иной, как … Семен Семенченко, ныне нардеп партии «Самопомощь», которой тоже, негласно, финансово помогает опальный днепропетровский олигарх.

Насколько я помню, то открытого конфликта между Виктором Медведчуком и Ринатом Ахметовым не было. Утверждать, что таким образом Ахметова «склонили» к финансированию Оппозиционного блока, который, возможно, войдет в новый состав парламента (если будут досрочные выборы) и его, опять таки, возможно, возглавит именно Виктор Медведчук, по меньшей мере выглядит как-то картинно. На сегодняшний день Ахметов входит в ТОП-500 богатейших людей мира. И потеря 36 предприятий в мире агрессивного бизнеса – это еще не конец олигарха Ахметова. Уверена, что для ДНР и ЛНР сейчас эти «национализированные» шахты и производственные мощности группы компаний СКМ, что чемодан без ручки: и нести тяжело, и бросить жалко. Высшее звено управленцев СКМ уже работает над схемами возврата контроля по «национализированным» предприятиям. Да и сектор энергетики в Украине – безальтернативно пока полностью за Ахметовым. А вопросы энергообеспечения до сих пор являлись очень болезненными и ключевыми для украинской власти.

 

ОХ

Роль Медведчука во всей этой ситуации, скорее всего, свелась к традиционному посредничеству – организации телефонных переговоров президенов Украины и РФ, попыток в личных разговорах с Путиным и Порошенко донести им позицию другой стороны и т.п. На самом деле бизнес Медведчука еще со времен Кучмы носит нематериальный характер, я называю его «розничным продавцом административного ресурса». При этом сам ресурс приобретается «по оптовым ценам», либо и вовсе бесплатно.

 

С.Крюкова

Предположение о противостоянии Медведчука и Ахметова похоже на правду . Впрочем, это не имеет никакого отношения к войне власти с олигархами. По факту ее отсутствия, поскольку у Петра Алексеевича вполне конструктивные деловые отношения со всеми крупными украинскими предпринимателями.

 

ВП

Практически все, что происходит в украинской политике, так или иначе связано с перераспределением финансовых потоков. Хотя наряду с версией, о которой вы говорите, существует предположение, что против альянса Ахметова с командой президента играет Игорь Коломойский. Возможно в ситуативном союзе с “Самопомощью” и “Батькивщиной” (напомню, они поддержали блокаду с самого начала). И возврат подконтрольной Коломойскому компании “Днипроавиа” в собственность государства может быть местью за блокаду. А по поводу победы какой либо из сторон – слишком рано говорить. Украинские олигархи – народ интересный. И иногда умеют восставать практически из пепла.

- На фоне блокады Сбербанка за замуровыванием входов и иными акциями президент Порошенко ввел в действие решение СНБО Украины о применении санкций к пяти банкам с российским капиталом. Как заявил первый замглавы НБУ Яков Смолий, применение таких санкций, помимо всего, «означает запрет осуществления любых финансовых операций в пользу материнских банков: это предоставление межбанковских кредитов, депозитов, субординированных долгов, покупки ценных бумаг, размещения средств на корсчетах и других подобные операций». Однако, как стало известно, мажоритарным акционером консорциума, купившего украинскую «дочку» Сбербанка, стал гражданин Великобритании Саид Гуцериев – сын совладельца «Русснефти» Михаила Гуцериева. Иными словами, через «подставное лицо» Сбербанк продолжает оставаться в российских руках, легко обходя все санкции?

БК

Действия Нацбанка, начиная с 2014 года были направлены на то, чтобы не допустить банкротство банков с российским государственным капиталом. Потому что в условиях, когда практически все банки были в состоянии реального банкротства (их реальные активы были меньше обязательств), задача состояла в том, чтобы удержать на плаву те из них, собственники которых могли эти банки докапитализировать. Это в полной мере относится и к банкам с российским капиталом. Нацбанк дожал «материнские» российские банки, чтобы те докапитализировали свои украинские «дочерние» банки. Частично это было сделано не «живыми» деньгами, а за счет перевода обязательств по межбанковским кредитам от материнских банков в капитал «дочек».  Вытащить эти деньги все равно было нереально, а так удалось в большей мере перевести собственный капитал этих «дочерних» банков из отрицательного значения в положительный.  Общая сумма докапитализации составила 72 млрд гривен. 

Нацбанк, таким образом, смог не допустить банкротство этих банков, которое привело бы к необходимости выплаты физическим лицам из Фонда гарантирования вкладов от 20 до 30 млрд гривен. С весьма слабой перспективой потом вытянуть эти деньги при продаже активов этих банков.

В этом же состоит и логика решений Совета национальной безопасности (СНБО). Главная задача – не допустить вывода капиталов и банкротства этих банков.

Есть общее понимание, что на сегодняшний день у банков с российским капиталом нет перспектив для эффективной деятельности в Украине. Поэтому все «материнские» российские банки хотели бы уйти с украинского рынка. Вопрос только в том, что сделать это без фиксации очень серьезных убытков невозможно. 

В этих условиях будут попытки заменить номинальных бенефициаров, без реальной продажи. Отложив ее до лучших времен. Для меня очевидно, что ситуация со Сбербанком именно такова.   

Я, правда, не уверен, что Нацбанк согласится признать новых номинальных бенефициаров Сбербанка. Так как слишком очевиден мнимый характер продажи. К тому же одним из условий согласия Нацбанка станет вопрос гарантий любых новых номинальных собственников проводить, в случае необходимости, дополнительную докапитализацию Сбербанка. Вряд ли они будут способны такую гарантию предоставить. 

ВП

Лично я вижу несколько возможных сценариев.

Первый – продажа Сбербанка частному капиталу станет своеобразной калькой для других подсанкционных российских банков. Сегодня санкции действуют только для банков с российским государственным капиталом. То есть, де-юре переписав актив на частника, банк можно вывести из-под санкций. А кто его уже будет контролировать через десятые руки – вопрос открытый.

Второй – российские банки все-таки будут выдавливать из Украины окончательно. Не важно, с какой формой капитала. Ведь решение о санкциях всегда можно доработать и сделать жизнь российским банкам невыносимой.

Третий – акция со Сбербанком имела точечный характер. Кому-то просто понравился этот актив. И его решили купить дешевле. Тут на помощь пришел министр внутренних дел, который потребовал что-то делать с украинской дочкой Сбербанка (напомню, украинская дочка закон не нарушала, то бишь документы самопровозглашенных ЛДНР не признавала). За ним вовремя подтянулись активисты из “Азова” (влияние на них часто приписывают тому же Авакову). И кстати они потрясающе быстро среагировали на продажу Сбербанка. Ночью стало известно о сделке, а утром они уже разблокировали осажденное отделение. Вполне может быть, что эта цепь событий привела к снижению стоимости активов банка в Украине, чем воспользовались покупатели. В целом же госпожа Гонтарева говорила о том, что у российских банков в Украине будущего нет.

 

АЯ

Ситуация с украинскими банками с российским капиталом, это следствие продолжение вытеснения политики и замена ее видимостью «патриотических решений». Во многом блокада Сбербанка была попыткой группы  в «мундирах правых» - того же Национального корпуса, под патронатом Авакова, - создать медийный резонанс, сопоставимый с блокадой и продолжить ситуацию с «всплытием» этой группы, как политической партии под прицелом возможных досрочных выборов в парламент, и «застолбить за собой место под солнцем». Очевидно, что в Сбербанке России посчитали, что продать за реальную стоимость этот актив в Украине сейчас невозможно, поэтому есть смысл совершить транзакцию прав и обезопасить тем самым этот актив до лучших времен, вывести его из под санкций, дав возможность вести более или менее нормальную деятельность как украинский банк с европейским капиталом. Во многом эта стратегия может сработать, так как создание символической видимости «победы» - это то, что и хотели получить группы  в  «мундирах правых», им этого вполне достаточно для своего реноме. Это напоминает ситуацию с российским газом, который Украина покупает не на границе с Россией, а по реверсу - на западной границе со странами ЕС, переплачивая за него, но видимость «мы без российского газа» в устах политиков создана. Главное уверенно выстраивать этот видимый фасад, не думая, чем это обернется для граждан через пару лет и кто в итоге будет платить за это. И так уже понятно, что свыше 2-х миллионов граждан Украины, которые работают в России, ибо власть в целом не имеет виденья создания новых рабочих мест в стране, а только сокращает существующие и в государственном и частном секторе, будут еще с большим трудом переводить свои деньги в Украину, вновь усиливая тенизацию этой сферы, а значит, есть возможность отдельным лицам зарабатывать на этом, в ущерб доходов публичных финансов. И вновь - социализация убытков и приватизация прибыли.

 

С.Крюкова

Предположение похоже на правду. Последние три года российский бизнес является основным инвестором в российскую экономику. Объем инвестиций, как и интерес российских предпринимателей к украинским активам только растет. Сейчас готовится масштабная распродажа активов банков-банкротов, и я думаю, что российские покупатели там будут на первых ролях. Пусть даже и переодетые, в смысле – как напрямую, так и через офшорную компания, чтобы не привлекать внимания.

 

ОХ

Специалисты по банковскому делу отмечали, что санкции НБУ и СНБО против банков с российскими собственниками вряд ли помешали бы их работе, поскольку эти банки не выводили, а заводили капитал в Украину. Другой вопрос, что «национализация» в «ДНР/ЛНР» показала: в этом году притока денег из РФ точно не будет, а покупателей на свои «дочки» в Украине эти банки искали давно.

По большому счету, уход с украинского рынка достаточно мощных банков выгоден как Порошенко и его окружению, банки которых с радостью примут новых клиентов, так и Западу, который в ближайшие годы готовится к «финальной распродаже Украины». Конечно, больше всего транснациональные корпорации интересуют земля, ГТС и крупные предприятия стремительно беднеющих украинских олигархов, но и от банковской системы они тоже не откажутся. Однако бегство из Украины может быть выгодно и центральным офисам тех же «Сбербанка» и ВТБ, которые убытки от скоропостижной продажи украинских дочек смогут списать на форс-мажор, который после сюжетов из Киева не вызовет никаких вопросов у акционеров.

 

С.Кушнир

Да, и как только информация о продаже банке прошла в СМИ, то отделения киевского Сбербанка очень быстро «отмуровали». То есть, мы видим, что национально-свидомые силы в Украине были эффективно использованы в борьбе транснациональных корпораций за передел рынка. Латвийский Norvik Banka (по объему активов он занимает 8 место среди крупнейших банков Латвии) решил сделать «размен» и отдал свою часть в ОАО Вятка-банк (г. Киров, РФ) за возможность получения современной и широкой инфраструктуры украинской дочерней ПАТ Сбербанк России. Это гарантирует новым владельцам прочные основания для развития и качественного роста финансового учреждения. Да и не секрет, что одним из главных зарубежных инвесторов Украины (доля в 60%) была все эти годы независимости именно Российская Федерация .

- Олесь Бузина, Павел Шеремет, Денис Вороненков… Еще одно громкое убийство в Киеве. В этот раз, однако, речь идет о политике, который, согласно официальному Киеву, являлся «ценным свидетелем» в деле экс президента Виктора Януковича. Его убийца умирает несколько часов позже в больнице и оказывается «внедренным в Национальную гвардию агентом, прошедшим российскую диверсионную школу». Оставим в стороне возможных заказчиков. В центре Киева убит важный свидетель при катастрофично организованной охране. Цитирую Павла Милюкова: это глупость или измена? Или просто полная профнепригодность и органов и курирующих их политиков?

 

С.Крюкова

И то и другое. С одной стороны, по оценкам знакомых мне офицеров спецслужб количество российских агентов в Украине за последние годы резко выросло. Сейчас их даже больше, чем во времена Януковича. Один из последних примеров – убийство главы контразведки по Донецкой области. И загадочная смерть (в результате аварии гидроцикла на Днепре) замглавы Администрации президента, который курировал спецслужбы. С другой стороны всем очевидно, что полиция не справляется с резко выросшей преступностью.

 

ВП

Боюсь, что правды мы не узнаем никогда. Виновные были назначены в первые же часы после убийства. А дальше уже все превращается в вопрос религии – верите вы в официальную версию или нет. Доказательств и уж тем более судебного приговора мы, судя по всему, не увидим. Как это было в случае с Бузиной, Шереметом и многими другими. Можно только задавать вопросы. Что такого важного было в свидетельских показаниях Вороненкова по делу Януковича? Зачем столь важного ключевого свидетеля (по словам генпрокурора и президента) публично раскручивать в медиа? Почему его не обеспечили достаточной охраной? Понесет ли кто-то ответственность за этот провал? Вопросы можно задавать и дальше. Но вот ответы мы вряд ли услышим.

 

БК

Как я уже говорил, власть слаба. Она на данный момент не может полностью контролировать ситуацию. Особенно с учетом целенаправленных внутренних и внешних попыток ее максимально ослабить. Поэтому, к сожалению, новые подобные убийства, как минимум, в ближайшие год-два исключить невозможно. 

При этом не считаю, что Денис Вороненков был действительно настолько ценным свидетелем, чтобы обеспечивать его государственную охрану. Следует учитывать, что по украинскому законодательству свидетельства, закрепленные соответствующим протоколом допроса, являются доказательством в суде даже в случае отсутствия свидетеля в судебном заседании. По край мере, так этот акт интерпретировал Генпрокурор Украины Юрий Луценко.

К тому же пока недостаточно понятны мотивы убийства. Нелепыми выглядят и действия явно непрофессионального киллера, начиная от выбора места преступления, внешнего вида (с красными кроссовками), и прочими его действиями и его предполагаемого сообщника. Это убийство очень контрастирует с уровнем подготовки убийства Павла Шеремета, в котором куда более четко виден почерк спецслужб.        

 

С.Кушнир

Я неоднократно комментировала ход расследования по делу «Украина против Януковича». По словам Генерального прокурора Юрия Луценко, его ведомство собрало массу доказательств о государственной измене четвертого президента Украины. В средине марта дело наконец-то передано в суд. Есть свидетели, готовые дать показания… И тут.. Убийство в центре Киеве одного из ключевых свидетелей, конечно же, может негативно отразиться на ходе самого судебного разбирательства.

Все бросились обвинять спецслужбы РФ, при этом главным бенефициаром, если можно так сказать, скорее всего, окажется не РФ, а как раз Виктор Янукович. Ведь в случае смерти Денису Вороненкову невозможно задать вопросы уточняющего характера. То есть, украинский суд будет разбираться и делать выводы лишь на основании его письменных заявлений. С которыми, кстати, по закону были ознакомлены адвокаты Януковича. Думаю, что какие-то очень важные свидетельства Вороненков должен был озвучить уже в суде. Теперь защита беглого президента однозначно готова протестовать против его свидетельств, возможно уже есть некие документы, которые могут опровергнуть заявления убитого экс-депутата Госдумы, получившего гражданство Украины.

В отношении самого факта и сопричастных лиц, то я тут бы взяла паузу до полного проведения следственных действия по обстоятельствам убийства. В первые же часы и официальные лица, и советники министра МВД, и народные депутаты выдвинули столько версий, что транслировать их попросту не хочу. Я куда боле склонна доверять доказанным фактам. Да, это трагедия. И да, мне горько от того, что пока я не могу быть уверена в том, что правоохранительные органы моей страны могут гарантировать мне 100%-ную безопасность. Но в случае с убийством Дениса Вороненкова я надеюсь, что в ближайшее время и ГПУ, и СБУ, и следователи установят истину. И сделают соответствующие выводы.

 

ОХ

Во всех трех упомянутых убийствах есть один общий момент: в них подозреваются бывшие (а то и действующие) военнослужащие различных «добробатов». И то, как были отпущены на свободу даже официально подозреваемые в убийстве Бузины Медведько и Полищук, и как тщательно Аваков и Троян отводят все намеки на «Азов» в деле Шеремета, показывает: власть не собирается сдавать «героев», на штыках которых она держится. Думаю, если бы убийце Вороненкова удалось бы ускользнуть с места происшествия, никто бы никогда не узнал о его службе в Нацгвардии.

Похоже, существует неформальная договоренность между «правоохранителями» и «патриотами-ветеранами»: последние могут убивать, избивать, грабить и громить имущество не только откровенных противников режима, но и «недостаточно патриотичных» или «перебежчиков, которые все равно потом предадут».

Поэтому если и говорить о профнепригодности политиков и «правоохранительных органов» в Украине, то лишь в том смысле, что в цивилизованных странах аналогичные люди и структуры не науськивают своих вооруженных сторонников на своих политических конкурентов. А если их слишком радикальные сторонники все же нарушают закон, то в нормальных государствах они несут ответственность, а не становятся героями.

 

АЯ

Одна из проблем - очень быстро, на протяжении часа-двух, были названы нашими топ политиками ключевые виновные (СБУ потом постаралась это немного переиграть, но, что было сказано, то было сказано ). На самом-то деле, мне кажется, это в дальнейшем будет бросать вообще такую тень на любое последующее расследование, на его результаты. Потому что, если политики априори уже вроде бы еще до расследования начинают говорить, кто виноват, это, действительно, будет ставить много вопросов, насколько мы можем говорить о, скажем так, честном и нейтральном расследовании. Потому  вот этими своими ранними заявлениями, которые у нас делали и президент, и генпрокурор, в какой-то мере все дальнейшие результаты расследования уже будут немного ставиться под сомнение.

Мне кажется, что, к сожалению, это дело может у нас попасть в ряд нераскрытых дел, дел в подвешенном состоянии, таких как дело Шеремета. Список можно продолжать. Говорить о том, что Вороненков являлся серьезным свидетелем, это, опять-таки, очень проблематично. Он не был лично даже знаком с Януковичем, он не принимал участия непосредственно во многих ситуациях, связанных с Януковичем. То есть его информация могла быть полезна, но только косвенно. Я эти все заявления рассматриваю исключительно в политической плоскости в том смысле, что для Юрия Луценко, действительно, очень важно в ближайшее время показать хоть какие-то результаты. И мы видим, что эта ситуация вокруг заочного расследования по делу Януковича, это вещь, которая сможет ему, как минимум, помочь в его пиаре и в его позиционировании.

Ранее мы видели убийство Шеремета, не менее громкое, не менее показательное в самом центре Киева. И много таких моментов, которые так или иначе бьют, как минимум, по престижу правоохранительных органов и спецслужб.  Сама вот эта ситуация с пиаром, а не с профессиональной работой правоохранительных служб, нам говорит о том, что нужно делать кадровые решения. Пока же доминирует политика видимости. А в контексте Киева действительно вот эти последние события нам говорят о том, что Киев становится все менее безопасным местом, в том числе и для деятельности различного уровня политиков. На самом деле и для граждан. 

К сожалению, опять-таки, еще раз подчеркну, мне кажется, что у нас вот эта ситуация с правоохранительными органами слишком заполитизирована. То есть мне хотелось бы, чтобы такие вещи произошли, и мы увидели профессионализацию, усиление профессиональной составляющей правоохранительных органов. Но я думаю, что если мы говорим о той, например, системе МВД, вряд ли приходится в ближайшее время ожидать, что у нас из-за громких нераскрытых преступлений министр или его замы пойдут в отставку. К сожалению, мы видим, что профессиональные провалы не становятся основанием для ухода в отставку.

 

- Насколько сегодняшняя ситуация увеличивает возможность новых выборов? Желательны ли они и какой возможный результат могут принести?

 

АЯ

Выборы, как минимум парламента, были бы одним из самых рациональных выходов для ситуации в стране. Это было бы обновление Верховной Рады и способствовало уменьшению давления «магмы» недовольства граждан. Выборы оздоровили бы политическую ситуацию в стране, произвели политическую перезагрузку действующей Верховной Рады, обновили бы реальную поддержку граждан проводимому курсу, выступили плебисцитом по отношению к реализации политической части минских соглашений.

От Рады в этом вопросе зависит не много, она сейчас не является субъектом решений, опять же из за демонизации политики, хотя в общем-то очевидно, что формальных причин для такого роспуска более чем достаточно: коалиции в формате 226 голосов нет де факто, коалиционный договор не выполняться, взаимодействие по линии правительство-ВРУ более чем неэффективное, общественную поддержку  этот созыв Рады утратил. Президент заговорил о досрочных выборах в том ключе, что не позволит им случиться, но давление такого сценария усиливается. В апреле-мае ожидается обострение ситуации вокруг Кабмина и коалиции.

У правительства Гройсмана заканчивается годовой иммунитет, и возникнет необходимость публично демонстрировать коалицию. Возможно, временным спасением будет союз БПП и Народного фронта с Радикальной партией Ляшко, но устойчивости это не прибавит. И начнется новый цикл дележа сфер влияния, что точно не будет способствовать стабилизации. Сам факт, что президент заговорил о досрочных выборах, начал комментировать эту сферу - показатель того, что это окно возможностей стало более чем близким.

Но многое будет зависит от дальнейшей ситуации, в том числе и от готовности международных партнеров Украины закрывать глаза на работу со структурами власти, которые не всегда могут выполнять взятые на себя обязательства и пользуются крайне низким уровнем общественной поддержки, и предоставлять существующей конфигурации власти дальнейшее кредитное финансирование, рассчитывая на его возращенные. Но в следующем политическом цикле может сложится ситуация, когда новая команда власти откажется платить по долгам действующего правительства мотивируя это тем, что тот долг нуждается как минимум в общественном аудите на его коррупционность и тем, что международные институты знали, кого они финансировали, понимали коррупционные риски, а значит несут ответственность за предоставленные кредиты и их возможное нецелевое использование, как это было в свое время в Эквадоре.

 

ВП

Желательны – смотря кому. Оппозиция надеется на усиление позиций и потому хочет выборов. Власть боится потерять нажитое непосильным трудом и потому этих выборов не хочет. В принципе все логично. Не смотря на бравые заверения властных спикеров, выборы возможны. Украинская политическая система в кризисе.

В парламенте коалиция Шредингера – существует ли она, кто туда входит не знает даже спикер Рады. Постоянные коррупционные скандалы, без посадок коррупционеров. 14 апреля истекает срок иммунитета правительства Владимира Гройсмана. Ему предстоит отчитываться перед Верховной Радой. Кстати, как и Генпрокурору. Население все так же не в восторге от тарифов. Бодрые победные реляции об успешных реформах и экономическом росте пока не очень чувствуются в кошельках населения. В общем, давление пара в котле нарастает. И далее есть несколько вариантов.

Первый – попытаться перезапустить текущую систему. Все-таки реанимировать в парламенте коалицию. Переназначить правительство. И еще год попытаться проработать. А для этого придется уступить должности и контроль за потоками. Лоты, кстати, похоже уже выставляются на торги. Вакантное кресло главы ГФС. Руководитель НБУ намекает на возможную отставку. “Народный фронт” требует отставки главы АМКУ. Обсуждается состав Счетной палаты. В общем, и хотели бы договориться, да при этом боятся “кидка” со стороны партнеров. Удастся ли таким образом решить проблему, станет понятно, вероятно, в мае. 14 апреля истекает иммунитет правительства. Но это и последний пленарный день парламента. А там – почти месяц каникул. И ожесточенных торгов.

Второй – если не удастся перезапуск, все же пойти на перевыборы. Уход с должности главы фракции БПП опытнейшего политтехнолога Игоря Грынива возможно связан именно с подготовкой к такому сценарию. Но тут нужно понимать, что система будет максимально заточена под результат партий власти. Вряд ли особо изменится качество парламента, но пар выпустят.

Ну и третий, самый нежелательный вариант. Недовольство населения нарастает. Власть игнорирует. Скандалы продолжаются вкупе со взаимными конфликтами. Система еще больше расшатывается и теряет управляемость. Что будет в таком случае – предугадать сложно.

 

С.Кушнир

Для того, чтобы выборы состоялись необходимо не просто желание, а законодательные основания для оглашения президентом Петром Порошенко проведения досрочных выборов. В украинском законодательстве это возможно лишь в случае: если 150 народных парламентариев сложат свои полномочия; или Рада не сможет провести полноценной сессии в течение 30-ти календарных дней; или распадется коалиция и народные депутаты в месячный срок не смогут создать новое политическое объединение в ВРУ с численностью в 226 и более депутатов.

То есть, пока ни одно из условий Конституции не выполнено для возможности досрочных выбров. Да и в самом здании на Грушевского нет особого желания идти на перевыборы. К тому же требует реформирования и избирательный закон. А вот за новую его редакцию опять же нет этих заветных 226 «за».

Если же выборы таки состоятся, то мы получим еще более разношерстный состав парламента. Будет 7 или даже 9 фракций, которым будет очень трудно договариваться между собой. «Живучесть» новой Рады девятого созыва будет еще ниже, чем нынешней. К тому же, партия «Народный фронт» (Арсений Яценюк) будет вынуждена в спешном порядке строить некий политический проект, для прохождения 5%-го барьера. Как цельный монолит НФ уже не войдет в парламент – социологи утверждают, что в народе эта политическая сила имеет всего 1% поддержки. Трудности будут и у других провластных и оппозиционных партий, а также у новых политпроектов, еще не набравших популярности и электорального веса. В обществе царит апатия и тотальное недоверие к Верховной Раде, как институту власти.

Хотя запрос в обществе на перезагрузку парламента и есть, но желания, сил и ресурсов для этого у основных игроков пока нет. Я прогнозирую, что в случае досрочных выборов, все процессы будут запущены одновременно и стремительно с целью пресечь даже попытки политической конкуренции. Классика жанра: любая власть всегда хочет удержать свою власть любыми способами. К тому же за действия нынешней власти ответственность несет каждый из украинских избирателей: и те, кто дал мандат доверия ряду политических партий, и те, кто не пошел на выборы, отдав на откуп большинству сделать этот выбор за него.

ОХ

Нынешняя ситуация уменьшает и так низкую вероятность досрочных выборов практически до нуля. Единственный человек, который может их объявить – Петр Порошенко, которого в целом в Украине все устраивает (возможно, кроме необходимости делиться властью с группировкой Авакова-Турчинова-Яценюка и «недостаточной скорости» процесса увеличения реальных полномочий президента).

Более того, снижается и вероятность президентских и парламентских выборов в 2019-м, особенно если к тому времени реальные рейтинги политиков не позволят организовать выход во второй тур Порошенко и Ляшко (ныне единственный сценарий, обеспечивающий победу Петра Алексеевича во втором туре, и под него заточена вся работа АП). Причем выборы могут быть отменены как путем введения военного положения, так и через «референдум» или даже принятие новой Конституции. Да, коалиции в ВР не существует, голосования регулярно срываются,но за все действительно нужные Порошенко решения  в парламенте находится и 226, и даже 300 голосов. Вспомните изменения в Конституцию в части «реформы правосудия», которые поддержал «Оппозиционный блок».

Да, в окружении Порошенко есть люди, убеждающие его в том, что досрочные парламентские выборы осенью этого года позволят «выпустить пар», а уж результаты они гарантируют. Но проблема не в том, что президент Порошенко не верит в их «гарантии» – он просто не видит «пара», поскольку народ покорно платит за ЖКУ по драконовским тарифам и в целом смирился с прогрессирующим падением уровня жизни. Поэтому олигарх Порошенко не понимает, зачем ему тратить дополнительные деньги, сначала на проведение выборов, а потом на «форматирование» нового парламента – ведь нынешний работает как «бешеный принтер», системный блок которого находится на Банковой.

 

БК

В досрочных выборах заинтересована большая часть украинской оппозиции (прежде всего Юлия Тимошенко с ее ВО «Батькивщина» и «Опоблок»), часть украинского олигархата и Россия. Последняя заинтересована в них, так как выборы еще больше ослабят центральную власть в Украине. А вопрос полной ликвидации украинской государственности явно не снят с повестки дня российского истеблишмента. 

Все имеющиеся социологические исследования показывают, что результаты досрочных парламентских выборов приведут к еще более фрагментированному составу парламента, еще менее способному к формированию стабильного парламентского большинства.

В то же время вопрос вероятности их проведения в текущем году выглядит весьма сомнительным. По действующей Конституции их может инициировать только Президент Украины, который в них не заинтересован. Он понимает, что они ослабят и государство и, что не менее важно, его личное влияние на ситуацию. Поэтому проведение досрочных выборов возможно только в случае физического устранения президента Петра Порошенко или максимального политического ослабления в результате каких-то событий, которые его чрезвычайно дискредитируют. Учитывая опыт и политическое чутье президента, на это вряд ли следует рассчитывать. Хотя, конечно, стопроцентную гарантию дать вряд ли возможно.          

 

СК

Основной фактор, толкающий страну к перевыборам это развал и систематические дрязги внутри правящей коалиции. Блок Петра Порошенко воюет с «Народным фронтом». На публику это выносится как противостояние между полицией (НФ) и прокуратурой (БПП). Внутри БПП ситуация не лучше. Петр Порошенко побил горшки как с формальным лидером партии Владимиром Кличко, так и с главой правительства Владимиром Гройсманом. И это несмотря на противостояние помельче, вроде конфликта между министром финансов и руководством фискальной службы, министром инфраструктуры и руководством железных дорог.

Я думаю, что выборы будут после того,  как,  с одной стороны, новое руководство США определится с политикой в отношении Украины, а в Европе закончится электоральный цикл и станет ясно, кто возглавит Францию и Германию. Только после этого мы узнаем фамилии будущих украинских лидеров и названия партии победителей. Для большего понимания следует вспомнить, что Петр Порошенко стал президентом в мае 2014-го года, а еще в феврале никто не допускал такой мысли. А Народный фронт стал победителем парламентских выборов осенью 2014-го года фактически через два месяца после того, как партия была создана. То есть алгоритм такой. Сначала в Вашингтоне и Брюсселе согласовывают новую стратегию по Украине. И только после этого вносят правки в законодательство, кастинги и все остальное. Согласовывают дату, и только потом проводят кастинг и прочие организационные мероприятия. 

- Я благодарю всех сегодняшних приглашенных на «круглый стол» за участие в дискуссии!