В немецком издательстве Yam Publishing вышла моя книга-автобиография "38 килограмм счастья". Книга написана в форме дневника - о том, как я постепенно шла к цели в 40 килограммов. Я решила опубликовать несколько глав в своем блоге.

Книга об анорексии, сексе и нелюбви к себе.

Предисловие

Эта книга – автобиография девушки, заболевшей анорексией. Я начала писать ее сегодня, 29 декабря  2012 года в 10 часов и 19 минут по швейцарскому времени.

Анорексия пришла в мою жизнь этим летом. Это было обычное жаркое московское лето. Я только вышла замуж и вернулась в родную, но нелюбимую страну ждать фэмили-реюнион визу. Поселилась в однушке с бывшим мужем и не бывшим ребенком. С моей дочкой Ксюшей, которой на тот момент было 4,5 года и с которой последние полгода я не жила.

В общем, да, я уехала «в заграницу» и больше не вернулась. Точнее вернулась вот, чтобы поставить последнюю точку в своем романе с Россией и улететь за горизонты иностранного счастья. Вместе со счастьем и видом на жительство я обрела и анорексию.

Меня зовут Юля, мне 25 лет, я замужем за генеральным менеджером португальской авиакомпании. Мы живем в Швейцарии с марта. Говорим на английском и испанском. Занимаемся сексом. Едим. Разговариваем. Строим планы. В последнее время чаще молчим. Мне почти 26, а ему 47. Я, кажется, люблю его и точно, когда выходила замуж, любила.

Моя анорексия началась примерно в тот же момент, что и моя к нему любовь. Мы занимались сексом (тогда еще хорошим качественным сексом) и в зеркале я увидела – ЖИР. Это была не я, а просто жир. Рост 162, 52 килограмма веса. И ни грамма мускулов. А потом он заметил на мне целлюлит. Ну а потом была ссора из-за Дарьи Алексеевой. Ни я, ни он толом не знали, кто она такая. Но даже, если она и была просто slut из СаратоОв, как пытался он меня уверить, это меня не сильно успокаивало.

-       Мне не важно, шлюха она или нет, а уж тем более, не важно, откуда она, мне важно то, что ты смотришь на нее каждый день по десять раз на дню, что она у тебя в закладках на компьютере и что ты смотришь на нее всякий раз перед тем, как заняться со мной сексом, а в процессе просто закрываешь глаза, наверняка представляя ее, - выпалила я мужу в порыве истерики.

-       Я люблю только тебя, а на нее я просто люблю смотреть, у нее – прекрасное тело, - ответил он вполне себе невинно. И сам того не зная, положил начало моей болезни.

У Дарьи Алексеевой было действительно прекрасное тело, а у меня – нет.

Я не буду здесь писать о том, что не очень относится к теме анорексии. Например, о том, почему моя дочка не живет с нами. Или о том, почему я два года не могла найти работу в Москве. Это имеет к анорексии лишь косвенное отношение. Зато буду писать о сексе. О еде. О книгах. О музыке. О мужчинах. О деньгах. О друзьях. И да, обо всем этом в непосредственной связи с анорексией. Об особом мире, который выстроился вокруг меня с тех пор, как в мою жизнь вошла анорексия.

Иерархия моих жизненных ценностей здорово перетряхнулась, теперь на смену каким-то эфемерным понятиям типа любви и дружбы, пришли вполне конкретные слова – «только кости, только хардкор». С этим девизом жизнь стала проще и понятнее.

Мне не нужно было больше искать причины своих неудач с мужчинами, решать проблемы со своей дочерью, которая осталась жить с бывшим мужем и переживать на тему, что в свои 25 до сих пор финансово завишу от мамы. Раньше я плакала под одеялом, а потом вставала в 6 утра, и расталкивая людей в метро,  стремилась показать этому миру и потенциальным работодателям в частности, что  я не совсем унылое говно и что чего-то все же стою.

Я пила антидепрессанты и ходила по психиатрам, так же, как по модным суши-барам и свиданиям. Я ходила по кругу, искала ответы и не находила их.

Анорексия стала моим спасением. Огромный мир со всеми его неразрешимыми проблемами и противоречиями сузился в моем сознании до одного простого вопроса: «Есть или не есть?».

Устав от поисков решений, я вдруг нашла простое, на поверхности – худеть. Пусть это не решит моих проблем и не сделает мир вокруг меня совершенным, но похудение сделает совершенной меня.

Анорексия стала моей религией. Устав от грязи и излишеств, мне захотелось какого-то минимализма. В себе и снаружи. Я начала каждый день расчищать пространство вокруг себя: выкидывала хлам, надоевшую или просто нелюбимую одежду, старые чеки... Потом удаляла лишних людей из социальных сетей. Потом – из жизни. Где-то посредине всего этого я удаляла один за другим продукты из своего рациона.

Цифры на весах уменьшались.

Рекордом этого лета были 44 килограмма. Но мне захотелось большего. Как и все тем тысячам  девушек, кто сидит сутками в комьюнити про-анорексиков и обсуждает, как мир вокруг сошел с ума и как тетки в Макдональдсе жрут гамбургеры и не стесняются. В общем, я стала одной из них. И я села писать эту книгу.

P.S. Закончила ее я в весе 40 килограммов. Но это не было пределом...