У нее был магазинчик и кафе при нем. Мелкий бизнес. Все шло хорошо, начинала с закутка, расширялась.

А потом ей сказали: освободить помещение в три дня!

Ну чтоб без долгих подробностей – ее арендодатель оказался не слишком порядочным.

А у нее полно долгов и кредитов. Марина брала широко, была уверена, что дело налажено, все быстро вернет. И хренакс. Еле успела оборудование вывезти.

Бегала по всяким инстанциям, пыталась что-то доказывать – без толку. Тут еще пандемия.

«Сперва я хотела повеситься. Но веревку не нашла, – Марина смеется. – А потом решила – ничего, я всем покажу!»

Знакомые таксисты, что раньше столовались в ее кафешке, сказали: машина у тебя есть, иди в такси.

И Марина пошла.

Да, в такси я с ней и познакомился, она меня везла. Я же болтлив, я же любого раскручу на диалог. Марина сама была рада поговорить.

Ее лица я толком не увидел. Она за рулем, в маске, я на заднем сиденье. Блондинка, лет наверно сорок пять.

А что, спрашиваю, муж?

«Муж у меня взрослый, – усмехается. – Пенсионер уже. Он и так мне отдал все, что мог, спасибо ему».

Муж был категорически против такси: любая работа, только не эта! Но Марина убедительно объяснила ему, что в такси заработает больше.

Она много пашет, она устает. Но довольна. Не жалуется.

Со сколькими мужиками-таксистами я говорил – всегда жалобы и нытье: денег мало, обдираловка, пробки, а бензин, а запчасти? Ужас, ужас.

А вот эта блондинка Марина, у которой муж-пенсионер и сын двенадцати лет – она почему-то не ноет. Рулит уверенно, прямо, без рывков и виляний.

Говорит, что такси пошло вообще ей на пользу, что многое тут осознала. «Понимаете, когда везешь маму с неизлечимо больным ребенком – вот это горе. А мои долги? Да ерунда это полная!».

Когда все отдаст, в себя придет – снова бизнес откроет. «А что? Мне бояться уже нечего!» – опять смеется.

…Не знаю, что там птица Феникс – задрипанная канарейка она по сравнению с такими Маринами. Умирать и возрождаться из пепла – это наши женщины только умеют.

Оригинал