Все записи
15:01  /  30.01.20

4974просмотра

Новый русский. Каким будет наш язык через двадцать лет?

+T -
Поделиться:

Скажем откровенно: язык у нас громоздкий. Длинные слова, тяжелый синтаксис, мучительная фонетика.

Недавно оказался я в одной конторе, надо было написать заявление, от руки. Это же атас, граждане. Утро стрелецкой казни. Все эти Ж, эти Щ, эти двойные Н, навязчивые как Добчинский с Бобчинским. Мне надо было вывести слово «зарегистрированный». Я чуть не спятил. Я, дипломированный учитель русского языка. Нет, вы не хихикайте, а сами напишите это слово быстро, без помарок. Клянусь, не получится. Или еще одно слово, равное пытке – «в соответствии». Блин, на одних этих Т можно стать неврастеником. Тстстстстст…. Степь с кочками-ухабами, а не язык. Танец Петрушки Стравинского. И, конечно, я вывел три И в финале, или даже четыре – «соответствииииии….» Потому что выть хочется в этой степи.

И теперь, после долгих веков страданий, мы взялись за реформу языка. Сами, безо всякой команды. Меняем язык стремительно. Подчас безжалостно. Лет через двадцать это будет тот же русский, но уже другой. Такой же звонкий и смачный, но все же другой. Новый русский. В эпоху твиттера и мессенджеров нам не до толстовской неспешности и набоковской обстоятельности. Нам вообще не до жиру.

Закон экономии языковых средств открыт не сегодня.  Но сегодня он стал важнейшим из искусств. Быстрей донести информацию, без глупостей и прикрас. Обтесывая все сучки и задоринки.

Самые наглядные примеры – «сейчас» и «день рождения». Даже мои приятели-филологи давно пишут в вотсапе «щас». Потому что мы так произносим, потому что это короче в два раза. И эту форму придется узаконить академикам-лингвистам. А «ДР» – вообще супер. «Иду сегодня к Мите на ДР» – кто не поймет? Все поймут.

Да, мы будем всё сокращать и резать к чертовой матери, не дожидаясь перитонита на кончике языка. Не дожидаясь издания академических словарей. Мы сами теперь академики, сами себе лингвисты. 

Через двадцать лет почти исчезнут причастия, самая убийственная наша часть речи. Особенно вот эти, действительные, где звучит угнетающий свист. «Подпрыгивающий», «крутящийся», «выкарабкивающийся»…  Писать это и произносить – себя не жалеть. Это такая архаика, такой ржавый державинский хлам, что выбросить и не жалеть.  Да, останемся без причастия. Отмучились. Слава богу.

Сокращения будут лишь нарастать. Не зря после революции, скинув ненавистный царизм, взялись первым делом не церкви грабить, а менять быстро язык. Тогда помчались в кавалерийскую атаку сокращения и аббревиатуры. Гоэлро, нэп, шкраб, чеквалап. (Если кто не знает: ЧЕКВАЛАП – чрезвычайная комиссия по заготовке валенок и лаптей.) Ну а ЧК и чекист – до сих пор слова актуальные. Даже слишком. 

Последние годы мы переживаем еще одну революцию, но уже сугубо языковую. Сокращения превращаются в альтернативную речь, имхо. Некоторые удальцы могут переписываться вообще только всеми этими «лол», «хз», «омг», «емнип», «тп». Последние две буквы – это не «тому подобное», это ругательство, спросите у тех, кто в курсе.

И на этих же сокращениях видно, как мы ловко берем что-то из инглиша, но мастерски лепим свое. Например, я давно уже не пишу в сообщениях вязкое «пожалуйста». А лишь три буквы - «пжл». Согласные вообще информативно насыщены, можно обходиться в мессенджерах почти  только ими, что и случится. И нкких прблм. 

Новые письменные формы легко перетекают в речь. «ХЗ» не только пишут, но и произносят – давно и с удовольствием. Скажешь «ХЗ» – больше вообще никаких вопросов. Два звука, а какая семантика!

Синтаксис будет проще и рациональней. Предложения станут короче, порубаем все топором, Достоевский пусть утрется своей бородой.

Значительно облегчится пунктуация. У нас слишком много запятых, перебор с запятыми, они лезут всюду, заставляя нас спотыкаться, нервничать, ругаться. Молодежь пишет уже фактически без них и прекрасно себя чувствует. Также пишут без заглавных букв, но это как раз вряд ли станет тотальным.

Еще о заимствованиях. Русский – язык с такими невероятными абсорбционными свойствами, что способен впитать тысячи и тысячи новых слов. Нет, я не буду шутить тут про челлендж эйчара в чиллауте на тимбилдинге, про это уже нашутились за последние годы. Уже даже не лол. 

Но грядут новые заимствования. Причем, на этот раз с Востока. Точней, из Китая. Этот «вирус» очень медленно к нам проникает и пока не в эпидемических масштабах. Пока на уровне гастрономическом в основном. Димсамы, вок, кумкват, личи, улун. Но будет и дальше, готовьтесь. Да, у нас совсем разная фонетика и мелодика, только могучий русский желудок все переварит. Наглядный пример – фэншуй. Да это уже наше родное слово! Мы быстро присобачиваем к чему угодно свои приставки, окончания, суффиксы. И так будет со всеми. Фэншуйно получится.

И наконец, о сокровенном. Обсценной лексике. Слово «жопа» теперь разрешенное, даже старушки-редакторши в издательствах, вздыхая, его пропускают. «Мудак» тоже легализован. Но мат, национальное достояние, останется все же табуирован. Ибо в том его прелесть. Разрешить материться на законодательном уровне – это убить всё живое. Нет, такое мы не допустим. Мы слишком любим свой русский язык.

И здесь же кроется один удивительный парадокс. Ведь матерная лексика – она противоречит закону экономии языковых средств. Вместо того, чтобы сказать: «Зачем ты здесь паркуешь машину?» наш человек скажет: «Зачем, б…, ты здесь, на х…, паркуешь, машину, твою мать?». Какое вроде бы расточительство. Но мы же в России. Где строгость законов компенсируется необязательностью их исполнения. Любых законов.

И даже в вотсапе или телеграме мы обязательно вставим краткое ёмкое слово, а то и несколько. На это нам времени и сил никогда не жалко.

Между прочим, китайское приветствие «ни хао» можно удачно и звучно адаптировать к нашей речи – сами решайте, как.