Все записи
МОЙ ВЫБОР 11:55  /  20.06.20

994просмотра

День Медика, минута молчания

+T -
Поделиться:

Завтра, 21 июня, мы вновь отметим День медика.

Но в этом году он будет окрашен в черный цвет.

В России уже погибло около 500 медиков, как сообщили в Росздравнадзоре, и эпидемия короновируса еще не закончилась.

Сколько врачей, медицинских сестер, санитаров еще болеют? Сколько их погибнет от осложнений?

Увидим ли мы надежную статистику? Сделают ли руководители, принимающие решения, правильные выводы? Придет ли раскаяние? Только после такой работы над ошибками могут произойти нужные качественные изменения …

Ярко светит солнце, люди радуются, вырвавшись на свободу после долгих месяцев локдауна...

Но коллеги погибли и продолжают погибать на этой странной войне.

Они не уберегли свои жизни, спасая жизни не знакомых людей.

Медики продолжают держать невидимый рубеж, их пациенты прибывают в больницы.

Кто-то выкарабкивается из ковида. Кто-то скорбит о потере друзей, коллег.

Кто-то все еще ощущает драйв самопожертвования – ведь в нашем национальном скрипте прочно вшита привычка не просто страдать, но гордиться страданием.

Кто-то не может спать по ночам из-за посттравматического синдрома.

А кто-то из моих коллег уже начал осознавать, что с ним произошло, и он охвачен чувством негодования и горькой обиды.

Все эти переживаниями скрывают глубокую человеческую боль.

Боль за такое потребительское, небережное, отношение с себе, - к врачу, к медицинскому работнику.

Я разделяю эту БОЛЬ.

Можно продолжать ждать, пока наше общество повзрослеет, и руководители станут созидательными.

Коллеги, мы сильные, умные и образованные и люди. Наставники нас учили быть реалистами.

У человека всегда есть выбор, записал доктор В. Франкл, находясь в Дахау. Необходимые изменения нужно начинать с себя. Мы должны научиться ценить свою жизнь, свое достоинство, человеческое и профессиональное.

Первое мое столкновение с такой ситуацией произошло еще в университете, в студенческие годы, когда моя близкая подруга умирала в муках от лейкоза на четвертом курсе университета. Это были последствия действий еще советской власти, когда молодых медиков отправили на ликвидацию последствий чернобыльской аварии, не задумываясь о последствиях и о будущем молодых специалистов.

Моя подруга получила тогда большую дозу облучения, и через 5 лет на фоне беременности это выстрелило острым лейкозом.

Все профессора нашего университета боролись за ее жизнь, но сделать было ничего нельзя.

И я на всю жизнь запомнила ту поездку в поезде Москва – Могилев: еще вчера мы были веселыми беззаботными студентами, а сегодня мы везли к бабушке и дедушке месячную девочку, которая осталась сиротой.

У них самих не было физических сил приехать в Москву, они были убиты горем.

Так произошло мое взросление и пришло понимание того, что считается некоторыми в нашей стране нормальным в отношении к медикам.

Я поняла тогда, как важно самой нести ответственность за свое здоровье и свою жизнь.

Второе столкновение с таким потребительским отношением к медикам произошло, когда я уже была врачом – психиатром.

Я проходила свое платное обучение по психотерапии, когда в Москве произошел захват заложников «Норд-Ост». В середине семинара к нам внезапно зашел один из медицинских руководителей, и недрогнувшим голосом заявил: вы идете работать с заложниками и родственниками «Норд-Оста».

Я задала вопрос: «Но мы же еще не умеем работать с травматическим шоком?»

Ответа не последовало. Наш семинар не мог быть продолжен. На завтра мои молодые коллеги были попросту истерзаны. Теперь у них был посттравматический шок после всего увиденного и пережитого. Они к этому были не готовы.

В тот день я сделала для себя серьезные выводы:

1. Я поняла, что только я сама в ответе за свою жизнь, за свое здоровье

2. Только я буду принимать решение, кому и сколько я отдам своих жизненных сил. Это только моя ответственность – поддерживать мой жизненный баланс. И если я отдам слишком много сегодня, потому что кому-то это удобно, то завтра у меня не останется не только энергии на моих пациентов, но может не остаться сил и на поддержание своей собственной жизни, и тогда риску подвергнутся мои близкие.

Я люблю свою профессию, я из медицинской семьи, и знаю, какие не простые этические требования она предъявляет.

Мы можем обижаться и негодовать в узком кругу, но продолжать быть удобной ступенькой для чьих-то неуемных амбиций и продолжать оплачивать своим здоровьем чью-то неспособность хорошо делать свое дело.

Но мы также можем разобраться со своими детскими страхами и багажом навязанных долженствований, чтобы больше никогда и никому не позволять «вытирать об себя ноги».

Выбор за нами.

Ведь внутреннее отражается во внешнем.

Моя семья встанет на минуту молчания в это воскресенье, 21-го июня, в 12.00 по московскому времени.

Это тот минимум, который мы можем сделать, чтобы почтить светлую память погибших врачей...

Выражаю свое искреннее соболезнование друзьям и близким погибшим.

Ольга Александровна Лукина

С 1984 года медицинская сестра

С 1995 года – практикующий врач, психиатр, к.м.н., интегративный психотерапевт