Все записи
10:06  /  16.12.15

2740просмотров

Не поднимая головы

+T -
Поделиться:

фото: Алексей Абанин

Нам, наследникам истории России, нравится думать, что мы особенные. Что у нас есть свой особый путь отличный от всего остального мира. Нам хочется верить в свою исключительность. Через неё мы оправдываем свои неудачи и восхваляем скоротечные победы. Мы нация, которая грезит этой самобытностью. Но нам хочется, чтобы и весь мир её чувствовал. Признавал в нас что-то особенное. Что-то большее, чем мы являем собой для самих себя. Мы боимся одиночества. Нам и враги нужны для того, чтобы чувствовать, что до нас кому-то есть дело.

Но мы не особенная нация. Мы не исключительная нация. Мы не великая держава. Мы нация тех, кто столетиями не поднимали головы. Нация смирившихся со своей обреченностью.

Да, мы побеждали в войнах, умножив свою территорию до размеров империи. Да, мы создавали шедевры, блеск которых ощутим и по сей день. Да, порой мы в чем-то были величественны. Наша история знает славные периоды и у нас есть свои герои. Но за величием героев, за победами политиков всегда стояла обреченность простого народа. А именно народ, те тысячи-миллионы простых судеб, и есть нация. И если этот народ несчастен и беден, если он привык жить, склонив голову – то это не про величие, это про обратное.

 

Есть то, что способно двигать нацию вперед. Делать её лучше и позволять ей достигать вершин. Это – национальная самокритика. Без неё невозможно никакое движение вперед. Именно она позволяет не растрачиваться на сиюминутные цели, а создавать прочный фундамент созидания. Но мы боимся этой самокритики. Нам тяжело слышать, что мы в чем-то неправы. Тем более от самих себя. Мы агрессивны, когда нас критикую. Но не от злобы, а от бессилия что-то изменить. От неуверенности. От той самой склонённой веками головы. Мы привыкли к тому, что за ошибки наказывают.  

Нам очень страшно остаться один на один со своей историей. С правдой о том, кто мы есть на самом деле. С правдой о том, что мы не особенные и не великие. Что мы в чем-то жалкие и заурядные. Мы отторгаем это. Мы грешим на мир вокруг нас, пытаясь убедить самих себя в том, что все вокруг такие же несчастные, как и мы. Что они живут так же обреченно, как и мы.

Мы столетиями не знаем, как это: «жить лучше, чем прежде». Мы боимся этого «лучше». Мы привыкли желать хотя бы «не жить хуже». Мы страшимся перемен, ведь они порой ведут к ошибкам. К тому самому «жить хуже». Мы смирились с этой участью обреченных. Мы научились в ней выживать. Но в этом нет исключительности. В этом нет достоинства. Это просто инстинкт – выживать.

Но мы можем поднять голову и нам для этого не нужно сбрасывать бомбы. Нам не нужно устраивать десятки парадов и кричать на каждом углу мантры о величии России, чтобы убедить себя в том, что мы что-то да стоим. Нет. Для того чтобы встать с колен – нам нужно просто признать свои слабости. Усмирить себя, а не смириться.

Нам нужно поверить в то, что мы, наследники бед второй мировой войны и сталинских репрессий, краха СССР и сложностей новой России – мы можем справиться. Мы, брошенные своей историей на самые тяжелые испытания, истощенные разрухой и невежеством – мы что-то еще можем сделать для самих себя и для мира вокруг нас.

И даже прежде для мира, чем для себя. Мы нация, которая проявляла свои лучшие качества именно перед всемирным взором. Мы сражались и побеждали в войнах ради всемирных побед. Мы созидали искусство, впитывая в себя всемирное наследие. Мы улетали в космос с мыслями о всемирных достижениях. В этом наш путь к величию – поверить в себя, как в источник большого всемирного блага.

И тогда мы сможем быть великими. Мы сможем созидать великое искусство и великую науку. Мы сможем дать глобальной цивилизации XXI века что-то особенное. Но нам придется поднять голову под удар холодной правды о нас самих. Мы должны принять в себе то, что мы во многом не правы. Мы должны признать свои ошибках. Только этот путь способен вытянуть нас из обреченности.

 

Мы не рабы. Мы просто слишком запутались в том, во что нам верить. Как нации. Как единому целому. Мы запутались в своей истории и в том, куда она нас привела. Мы запутались в нашем настоящем и позволяем использовать эту нашу растерянность. Мы не способны сказать «нет» потому, что мы боимся не справиться. Мы боимся остаться один на один с собственным будущим. Нам проще в очередной раз признать в ком-то путеводную звезду и слепо следовать за ней, склонив свои головы. Это рефлексия на неуверенность в собственных силах. Это банальный страх перед неизвестностью.

Но мы справимся с ним. Мы уже справляемся с этим страхом. Новая России уже породила поколение, способное открыто признаваться в своих слабостях. И это поколение уже начало свой путь созидания. Одиноким художником или же правдивым журналистом. Большим независимым телеканалом или же далеким от родины писателем. Этот путь уже есть, и он приведет нас к конечной точки величия нашей страны.

Комментировать Всего 5 комментариев
Этот путь уже есть, и он приведет нас к конечной точки величия нашей страны

Никита, я, конечно, сильно извиняюсь, но если в последней фразе поставить вместо "он" "Путин", то посыл всей статьи не сильно поменяется. Не говоря уже о созвучии путь-путин.

Эту реплику поддерживают: Сергей Мурашов

И тогда мы сможем быть великими. Мы сможем созидать великое искусство и великую науку. Мы сможем дать глобальной цивилизации XXI века что-то особенное.

Никита, мне понравилась статья, но не очень понравились слова о "величии". Нмв, это лишь следствие и причина комплексов, которые надо бы изживать, а не поддерживать.

Не стоит искать "величия", лучше искать гармонию.

Величие тут скорее что-то обыденное, а не привычно-пафосное. Величие, как поступок. Востипать сына. Помогать старикам. Заботить о природе. 

Ну так это же и не "величие" никакое.

Это - обычная, обыденная жизнь, по совести.

Для того, чтобы растить детей и деревья, строить дома и заботиться о тех, кто сам не может позаботиться о себе, "величие", нмв, без надобности.

Нация смирившихся со своей обреченностью

Судя по амбициям в мировой политике и агрессивного отношения населения ко всему, что за пределами собственных границ, говорить об обреченности как-то неуместно.

Можно, конечно, оправдать психологическими проблемами нации, которая подзабыла о своем величии, что Вы и делаете, но это пприведет нас не "к конечной точки величия нашей страны", а к очередному витку фальшивого патриотизма.

Эту реплику поддерживают: Сергей Мурашов