Все записи
12:27  /  29.04.16

5050просмотров

Пасха, которую мы потеряли

+T -
Поделиться:

А может и не было его вовсе? Этого светлого праздника единения перед верой в воскрешение? Не догматического признания чуда «Воскрешения Христа», которое сродни обязательству перед властью церкви. А этого обычного, житейского, робкого «я верю». Или даже скорее «я хочу верить…»

Неужели остались только узаконенные крестные ходы, защищающее чувства верующих «христовывания» и прочие атрибуты, этой новой Государственной Православной Религии. В которой уже больше нет места обычному сомневающемуся в вере и мире вокруг человеку. А есть только пафос. Есть только высшие миссии и высшие патриотические цели. В которой больше нет защиты для слабых и немощных, но есть защита для сильных и властвующих. Неужели этот праздник – это просто очередной повод провести парад, марш и украсить весь город обозначенной атрибутикой.

Ведь Пасха – это не просто праздник «Воскрешения Христа». Здесь в России нет ничего общего с тем, новозаветным искуплением Христа на кресте Голгофы, кроме этой самой веры в то, что где-то далеко от нас, в чуждом нам мире и времени, кто-то отдал свою жизнь во имя всего человечества. И кто-то был вознагражден за это воскрешением. Именем сына Божьего и спасителя.

Для нас, носителей русской православной традиции, Пасха – это прежде всего праздник личного, сугубо обывательского выбора разделять эту веру в воскрешение Иисуса Христа. В этой личной искренности своего принятия чуда воскрешения и есть весь свет этого праздника. Любая попытка навязать веру – разрушает её суть. Церковь – это врата, а не погонщик с кнутом. Так было всегда на этой земле. Храм просто возвышался на вершине холма с открытыми нараспашку дверями, а люди сами шли по тропе к храму. Это был их выбор и их право на этот выбор.

Русская цивилизация, о высшей миссии которой, любят так много говорить в последнее время, была ценна и уникальна именно этой искренностью своей веры. Обособленный от всего остального мира народ впитал в себя идеи и верования огромной христианской цивилизации. Впитал настолько глубоко, что породил одно из самых прекрасных религиозных учений в истории религий. По чистоте помыслов, по силе человеколюбия, по широте мирочувствия – православие, безусловно, выделяется на фоне всех религий мира.

Но в этом и суть, что в центре всех помыслов всегда был просто человек. Не государство, не патриотизм, не церковь – а человек. Это его, человека, защищали с вшитой в пилотку иконкой.  Это ради него, простого немощного старика, шли на смерть во время войны. Этой из-за неё, обычной русской женщины, терпели все страдания и лишения. Страдание и смерть, как подвиг Христа, который отдал свою жизнь за каждого из нас.

Именно этот свет человеколюбия и хочется найти в зажжённой свече пасхальной службы. Именно этот свет чистоты, так важен в глазах христосывающихся. Свет искренности веры. Не догматический отблеск обязательной воцерквленности и принадлежности к этой новой государственности. А простое, житейское: «верю потому, что хочу верить».

Хочу света внутри и хочу поделиться им с тем, кто рядом. Не важно кто он. Русский по крови или еврей. Мусульманин с его большой религией. Мигрант или атеист. Он прежде всего человек, ради которого я пойду на подвиг Христа. Пусть в мыслях, которые по слабостям и грешностям, никогда не смогут воплотиться в жизнь, но не в этом суть. Суть в искренности веры в то, что внутри нас есть свет, ради которого стоит жить и умереть.

И этот свет есть. Его не может не быть. Не важно, сколько речей, призывающих к каким-то непонятным единениям перед высшими идеями государства и высшими миссиями патриотизма, не было произнесено с самых главных амвонов – русский православный человек все равно остается тем, кто принимает Христа, как личного заступника перед своими личными слабостями и немощами. Для него вера – это личное таинство, которое он готов искренне разделить с другими.

А это и есть, та самая, столь значимая в нынешний век – светскость. Каждый, как может. Каждый, как хочет. Кто-то с крестом наперевес и с домашней коллекцией икон, а кто-то со скромным крестиком, припрятанным где-то в далеком ящике. И никому нет до этого дела. Ты православный не преданностью веры перед церковью, а искренностью чувств перед самим собой. Ты можешь простоять весь крестный ход, а можешь просто пройти мимо храма и что-то подумать про себя. Можешь разослать всей своей записной книжке смски «Христос Воскрес», а можешь послать её только самым близким. Можешь верить в подвиг Христа, а можешь верить в людей, которые готовы этот подвиг повторить. Можешь верить в чудо воскрешения, а можешь просто радоваться светлому весеннему празднику. Ты можешь быть кем-угодно. Главное быть искренним с самим собой.