Все записи
МОЙ ВЫБОР 14:56  /  25.01.19

4095просмотров

После 30 лет женщине деньги не нужны

+T -
Поделиться:

Смелое заявление новгородской чиновницы.

— Мы с вами чётко должны понимать, что уже после 30 лет женщина понимает, что ей и деньги уже не нужны, а нужен малыш, которого она будет любить, — сказала председатель областной думы Елена Писарева.

С одной стороны, дикая дискриминация по возрасту роженицы. Спасибо, что старородящей не назвала и не запретила вовсе после тридцати заводить ребенка. Но…

… с другой стороны, рациональная идея. Если денег не хватает на всех, то неплохо бы поддерживать тех, кто в этом больше нуждается. Молодые семьи. Молодые роженицы. Их финансовый статус, как правило, ниже чем у тех, кто старше. Нет капитала. Нет отдельного жилья. В этом чиновница права, стоит это признать. Если есть необходимость перераспределять, то лучше уж так.

Претензия тут в другом. Точнее их две. Одна решаемая, вторая не очень.

Начнем с первой, решаемой: надо учиться выражать свои мысли очень аккуратно. Госпожа Писарева попыталась зайти на территорию бытового материнства. Мамочка-обыватель и её малыш, которого она будет любить. Воззвать к этим милым чувствам. Крохой еще можно было назвать ребенка. Или даже пупс, который принесет счастье. И это ГЛАВНОЕ! Женщине не деньги нужны, а ребеночек! Он – ГЛАВНОЕ счастье! Чадо! Лялька!

Об этом же она.

И, сколько бы вы там не морщились, такое работает почти всегда. У нас сильно консервативное материнство. Гендерная роль женщины-матери и вот всё это. Мы можем возмущаться, критиковать, но это факт – большая часть женщин в России, свою главную роль и свое главное счастье в жизни, связывают с ребенком.

Как это изменить? Сложный многослойный вопрос. Но, очевидно, что не через критику чиновницы из Новгорода. Это, вообще, не про критику. Это про созидание. Нельзя критиковать женщину за то, что она хочет связать свою жизнь с материнством. Нельзя критиковать женщину за то, что она выступает за то, чтобы другие женщины, пусть даже и как можно больше женщин, связывали себя с материнством. Это нормально. Это здорово. Это правильно.

Гендерные стереотипы не нужно побеждать. Нужно расширять их границы. Давать дышать тем, кто выбирает что-то отличное от устоявшихся норм. Понимаете, да? Нет смысла отрицать факт прямой взаимосвязи женщины и материнства. Просто это самое материнство и женщина в нем могут быть разными. Отложенное материнство. Позднее. Раннее. Многочисленное. Материнство от разных браков. Без браков. Суррогатное. Дети могут быть приемными. И так далее. Чайлд-фри: вынужденный, временный или радикальный – это тоже про материнство и про роль женщины в нем.

Нет ничего страшного говорить об этом. Девиз: «Рожай, когда хочешь! Никто тебе не указ!» - не продуктивен. Продуктивно кропотливое дотошное скучное исследование разных форм материнства. Изменение отношения к ним внутри общества. На разных уровнях: культурный, социальный, финансовый. Нет такого закона, например, который бы взял и защитил всех женщин сразу. И рожающих в 16 лет и в 35 лет. И не рожающих, и рожающих по 5 детей. Нет такого закона и общественной нормы, которая бы в равной степени помогла и патриархальной семье, и какой-нибудь гей паре, которая хочет усыновить ребенка или родить своего. Они в конкуренции и в этом нет ничего страшного. Нужно просто с этим работать и нужно выстраивать сложную модель взаимодействия тысяч и тысяч факторов.

Но это хотя бы решаемо. И за 20-30 лет постсоветской России мы хорошо продвинулись. Да, еще миллион проблем, но их всегда будет миллион. Настолько сейчас изменчива общественная структура, что ни о какой единой долговременной концепции мечтать и не стоит. Например, разрешим все-все вопросы сейчас, а через поколение, другое появятся искусственные матки и всевозможные генные-инженерии, и все еще больше усложнится. Будут не тысячи, а миллионы факторов. Поэтому, лучше сразу быть готовым к тому, что легко не будет. Всегда что-то будет не устраивать и над чем-то нужно будет работать. Формула: «Если все слишком тихо и хорошо, то это значит, что кого-то просто забили в угол и не слышно, как он плачет». Это, я надеюсь, мы уже поняли на примере херрасмента.

А что не решаемо, так это: «кому помогать?» Ответ, вроде, очевиден: «Всем!» Но так не бывает. Это тоже, я думаю, очевидно. Уметь трезво перераспределять ресурсы и отходить от утопичной модели «всем и каждому» - это важнейший вызов 21 века. Но, как это сделать? Как отказать одним, в пользу других. Когда речь идет о поддержке и социальной помощи.

Очень актуальный вопрос. Мы к 2019-ому плотно уткнулись в эту стену. Раньше все проще было.  Была гуманистическая идея – жизнь человека и его личность превыше всего! Она привела нас к прогрессу. К высотам медицины. К гуманизации войн и локальных конфликтов (да-да, мир стал безопасней и лучше). Идеи толерантности, равенства между расами, гендерами, национальностями, секс-ориентациями, физиологическими особенностями и т.п. Все это достижения человечества и круто, круто, круто.

Но случилось, что мы не все предусмотрели. Например, появился искусственный интеллект. Мы запихнули его в машину и вот, на оживленном перекрестке эта машина отруливает в сторону, чтобы избежать столкновения, а значит угрозы жизни для пассажиров. И всё… Неразрешимая дилемма. Кого-то машина будет вынуждена сбить. Чуть левее руль и две бабушки 60-лет. Идут после магазина с покупками. Чуть правее руль и ребенок 10 лет. Из школы бежит быстрей домой к маме. Человек за рулем инстинктивно что-то там сделает за долю секунды, не успев осознать принятое решения. Спасет себя, пассажиров своей машины. Совершит наезд на кого-то на перекрестке. И мы такие: «Что поделать? Человек не всесилен!» А машина и её ИИ могут успеть просчитать варианты. Принять решение! Наше решение, человечества, которое мы в неё заложим. Либо две жизни стариков, либо одна ребенка. Кого сбивать?

Мы не знаем ответа. Мы не решили. Тоже самое с тяжелобольными. Большая статистика указывает на то, что если перераспределить ресурсы и перекинуть их на исследования, а не на поддержку тех, кого уже не спасти, то в итоге спасти в перспективе можно больше, чем потеряем сейчас. Но! Вы понимаете! Как мы, взращённые моралью гуманизма, откажем в помощи тем, кто нуждается здесь и сейчас? Как мы бросим поддержку, пусть даже и безнадежную? Пусть даже не рациональную. Помочь здесь и сейчас для нас, по-прежнему, самое важное.

Хотя и придется принимать решения. И они будут сложными. Непопулярными, как говорят в политическом истэблишменте. Как с пенсиями. Как с льготами. Как с налогами. Много еще этого будет. Мир такой. Сложный и неочевидный.