Все записи
МОЙ ВЫБОР 13:53  /  27.01.20

922просмотра

Бросить детей в аэропорту. Почему такое происходит?

+T -
Поделиться:

Мы привыкли к осуждению подобных проблем в семье. Мать, ушедшая от детей в новую семью – плохая и неправильная. Отец, не способный заработать на содержание двух детей – плохой и неправильный. Его отчаянный поступок: оставить детей в аэропорту с запиской – это плохо и неправильно! Это неприемлемо. Такое могут совершить только плохие и неправильные люди. Можно пойти еще дальше и осудить родителей этого "горе-отца" и "горе-матери". Это еще они плохо воспитывали своих детей, и поэтому их сын работает охранником и не может прокормить семью, а их дочь оставляет своих детей в садике и пропадает из их жизни.

Это в нас еще советское порицание и общественный контроль. Семья должна быть правильной. Родители должны правильно воспитывать. Они должны справляться. Дети – это главное. Родил – воспитывай. Родил – неси ответственность. А мы, всем обществом, будем следить и порицать. Оценивать и указывать как надо.

Так ведь мы привыкли думать, да? Так нас учили и учат до сих пор? Каждый родитель несет непомерную ответственность. Дети – это счастье и радость. А семья – это островок благополучия. И если у тебя что-то не так, то ты слабый и неправильный. Ты урод, изверг, «не человек», если бросил своих детей с запиской. И долг каждого гражданина указать на чужую несостоятельность.

Это слабая позиция. Это позиция тотального общественного контроля, когда благополучная семья выставляется на показ, словно экспонат в музее, а все остальные семьи должны скрывать свои проблемы, чтобы соответствовать высочайшему званию. Хотя на самом деле просто боятся порицания. Калечат друг друга внутри, а не напоказ. Мы с этим жили почти семьдесят лет. Стоит перевернуть эту страницу. Мы можем лучше!

Семья в 21 веке – это сложный институт. Её нельзя загнать в обозначенные рамки и ждать, что все кругом будут одинаковые и будут безукоризненно исполнять обозначенные роли. Вариантов семей ровно столько, сколько людей их образующих. Один отец двоих детей сможет содержать семью, а другой не справится. Одна мать после развода будет помогать своим детям и бывшему мужу, а другая забудет о них, бросив их навсегда. И так далее. Каждый вариант имеет право на существование.

Все должно начинаться с человека. С его права на слабость, на помощь. Этот отец, который оставил двух детей в аэропорту, имеет право на поддержку и помощь. На то, чтобы социальные институты работали не против него, а за него. Чтобы они не порицали его положение, а давали шанс все исправить.

Четыре года назад в этой семье уже был похожий случай. Тогда мать пропала на несколько дней. Службы опеки и социального контроля закрыли глаза на этот инцидент. Затем был развод. Затем мать оставила детей в детском саду и пропала. И вновь никакой поддержки. Отец остался с двумя детьми. Микрозаймы, долги. Отсутствие работы. В итоге, все это привело его в аэропорт Шереметьево.

Кто виноват? Мать или отец? Или, может, даже дети были какие-то слишком проблемные?

Виновато общество. Мы с вами. Мы не помогаем таким семьям. Мы не обеспечиваем их должной поддержкой. Для нас до сих пор мать, которая бросает детей – это преступница, а не жертва. Больше половины женщин в России считают, что они не имеют права на постродовую депрессию, на негатив по отношению к свой новой роли: физиологической и социальной. Она не имеет права на непринятие груза материнства. Ведь это её долг и высшая роль. 

Женщина, которая обращается за поддержкой в момент, когда она испытывает проблемы с воспитанием детей, чувствует себя плохой матерью.

Это неправильно. И даже недопустимо. Она хорошая мать, если пытается исправить ситуацию. Если признается в том, что ей тяжело. Если ищет причину своих проблем. Вот такое мы должны проецировать в общество. Не осуждение, а понимание и поддержку. Каждый из нас может ошибиться. Может потерять работу, не справиться с грузом родительства, может захотеть иной жизни и подать на развод. Это часть современного мира. Важная и основополагающая. Мы в праве быть теми, кто мы есть. Сами выбирать свой путь и надеяться, что общество нам поможет. Потому что в нем живут такие же понимающие люди.

Эту семью из Хабаровска никто не поддерживал. В городе не было социальной рекламы, что семьи, в которых есть проблемы, могут обратиться за помощью в такие-то службы. А сами мы не привыкли, что это допустимо – просить о помощи. Показывать слабость. Это и приводит к отчаянным поступкам.

Нам нужно изменить подход к социальной помощи проблемным семьям. Омбудсмены и уполномоченные по правам человека красуются перед камерами и с важным видом берут на контроль уже случившиеся трагедии. Но они не помогают этим трагедиям не случиться. Они не защищают проблемные семьи, которые каждый день борются за существование.

После очередного ребенка, подброшенного к дверям роддома, после очередной коробки с младенцем возле мусорного бака, не будет всероссийской компании помощи матерям с постродовым депрессивным синдромом. Службы социальной и психологической помощи не выйдут в город и не начнут пропагандировать, что любая женщина может испытывать проблемы с материнством. Что признаться в этом – это нормально и правильно. 

Что, в принципе, есть феномен «родительского парадокса», когда после рождения ребенка снижается уровень удовлетворенности жизни и появляются негативные эмоции. В нашем обществе об этом очень непросто говорить в открытую. Мы обходим эти темы стороной, при этом постоянно испытывая проблемы, связанные с родительством.

Семьи распадаются и делят детей. Как в еще одном нашумевшем случае, произошедшем в эти выходные (позиция матери, позиция отца). И тут нужен строгий подход, когда социальный сотрудник вникает в ситуацию и выносит быстрое эффективное решение, целью которого является защита интересов конкретного ребенка. У нас же система будет топить родителей в судах и бюрократических разборках, где адвокаты будут играться с пространными общими формулировками, которые «должны защитить максимальное количество детей». Поэтому ведь они у нас такие пространные и общие. Чтобы как можно больше случаев подвести под единый знаменатель, не вникая и не конкретизируя.

В этом наша проблема – мы не хотим углубляться. Видеть в каждом отдельном случае не общие формулировки: «мать – плохая», «отец – плохой», а что-то частное. Сложное. Видеть отдельного человека, который запутался и просит о помощи. Который может иметь физические ограничения или нездоровую психику. Но ему тоже хочется помощи и поддержки.