Для большинства людей (более 90%) коронавирус не опасен и не принесет никаких значительных проблем со здоровьем. Это факт, который хорошо подтверждается статистикой из Южной Кореи, Китая, Японии. Тех регионов, где эпидемия прошла пик и идет на спад. Теперь этот тренд работает и в странах Европы. Для большой части населения COVID-19 – это малоопасная инфекция. Нам не стоит бояться за самих себя. Основная популяция планеты Земля выживет.

Но из 1000 заболевших 200 будут нуждаться в госпитализации. Из них 50 потребуется интенсивная терапия, а 10 из них аппараты ИВЛ (искусственная вентиляция легких) или ЭКМО (искусственные сердце и легкие).

И даже эта статистика не выглядят пугающе. Даже самая жуткая статистика смертности в 360 человек в день для пиковой Италии и более 700 человек в день для всего мира, кажутся не такими значительными, когда мы сравниваем с глобальными жертвами от других заболеваний. В России от рака умирает более 700 человек каждый день! А в мире это более 20 тысяч умерших каждый день. Пять тысяч человек в мире каждый день умирает от диабета, но никто не закрывает Макдональдсы, чтобы тормознуть глобальную пандемию ожирения.  

Почему же мы так боимся коронавируса? Почему минимальная статистика погибших так тревожит целые континенты и страны?

Ответ достаточно простой: мы хотим контролировать происходящее, а не рисковать на уровне: «а может пронесет, ведь всё, возможно, не так страшно». Это хороший принцип политической и общественной адекватности. Он же касается проблем с быстрыми изменениями климата. Давайте работать с проблемами, которые у нас есть «здесь и сейчас». А не откладывать их на потом, формируя риск неконтролируемых изменений.

Если от нового вируса умирают люди   нам нужно начать их спасать. Прежде всего для того, чтобы назавтра их не стало умирать еще больше. Чтобы ситуация не вышла из-под контроля. Чтобы никто не смог воспользоваться тем, что ситуация выходит из-под контроля.

Звучит, с одной стороны, очень гуманно. Ведь человеческая жизнь – превыше всего. Любая. Каждого гражданина любой страны. Не важно, за 60 лет  основная группа риска или нет. Мы должны спасти всех и каждого. Постараться это сделать. 

Но, с другой стороны, есть в этом и доля цинизма. Ведь мы не каждый раз закрываем магазины и кинотеатры, перекрываем границы, чтобы спасти любого и каждого. Женщина за 60 лет, которая умерла год назад от осложнений сезонного гриппа, тоже была важной и ценной с позиций высшего гуманизма. Но ради неё не закрыли АШАН и не посадили на карантин трудоспособное население, поэтому она там подхватила заразу, с которой её организм не смог справиться.

К тому же, закладываясь на спасение каждого от коронавируса, мы рушим глобальную экономику, малый и средний бизнес, частную жизнь. Личные накопления стремятся к нулю. Обесцениваются валюты. И больных раком точно не станет меньше, если люди обанкротятся и не смогут прокормить семью. Если от депрессии и стресса люди начнут спиваться и употреблять наркотики. Это тоже судьбы и трагедии, которые, правда, не попадут в хайповые СМИ-счетчики заболевших или погибших от коронавируса.

Но политики вынуждены идти на такие меры. Эти меры приводят к тому, что ухудшается экономика, разрушается инфраструктура, истощаются внутренние ресурсы и запасы. Но все это лучше, чем неизвестность.

Тысячи погибших от гриппа и туберкулёза, к которым постоянно апеллируют недовольные карантином, уже «встроены» в экономику и общественное устройство. На них нет ярлыка: «мы все умрем». Нет паники от того что кто-то в 70 лет умирает от рака. Беспокойство, неудобство – да. Но не паника, которая неизвестно куда может привести. И неизвестно кто ей может воспользоваться. Угроза сохранения государственности – это важнейший вызов. Первостепенная задача для всех государств.

Вокруг коронавируса эта паника, которая может привести к неконтролируемым последствиям, есть. Паника новизны и глобального хаоса. Поэтому такие жесткие меры.

А дальше все зависит от степени вашей веры в конспирологические теории. Поводов для того, чтобы в панике вокруг коронавируса видеть масштабный заговор, их предостаточно. Глобальная экономика достигает верхних границ роста производства, рынки перенасыщены, а население не может поддерживать спрос. Грубо говоря, айфонов стало так много и они стали настолько дорогие, что дальше их уже не выгодно производить. Рынок не может переварить все растущее и растущее производство. А с коронавирусом все вышло очень «удобно». Сейчас происходит глобальное обнуление. Все производство встало или замедлилось. Все экономики пошли на спад. Справимся с пандемией и можно начать новый цикл роста.

Мы подразумеваем, что все произошло своим чередом и правительства, корпорации просто умело воспользовались предоставленной возможностью. Но нельзя исключать, что может быть они эту возможность даже и спровоцировали. Есть версии вплоть до искусственного создания COVID-19. Что эта история имеет свое начало еще в 2014-2015 годах. И это статья из nature.com. Не самого последнего научного издания.

В этой статье изложено, что исследователи взяли вирус SHC014, который был обнаружен у подковообразных летучих мышей из Китая, и создали химерный вирус, состоящий из поверхностного белка SHC014 и основы вируса SARS. SARS – это вирус атипичной пневмонии. Прошлое поколение убийственного коронавируса, который уже был адаптирован для проникновения в человеческий организм. И вызвал свою эпидемию, пусть и не столь масштабную. Официальная версия по химерному вирусу: «похимичили» и всё. Никаких последствий не было. Никакой убийственный вирус дальше лаборатории не ушел.

Правда были какие-то учения с американскими солдатами в регионе первичного заражения, была какая-то нетипичная смерть от нетипичного гриппа у некоторых из этих военных. Более подробной информации про эту версию много. Мамкиных расследователей сейчас предостаточно. Они хорошо раскачивают даже самые спорные версии. Верить или нет – ваше дело. Нам сейчас важнее понять, что с нами будет дальше? Как мир справится с эпидемией коронавируса, и каким будет этот мир и наша страна после?

Риски тотального заражения – это уже реальность. Италия, которая не успела ввести жесткий карантин, страдает сильнее, чем Китай. 28 тысяч подтверждённых случаев и более 2 тысяч погибших. Расчеты по самому губительному сценарию для США и Британии – это 2.2 млн погибших в Америке и 510 тысяч погибших для Британии. Если будет резкий скачок заболевания, то эти незначительные 5 процентов, которым требуется госпитализация и интенсивная терапия, обернутся в десятки тысяч пациентов в день!

Загрузка системы здравоохранения будет колоссальной. Это приведет к тому, что лекарств, аппаратов ИВЛ и ЭКМО на всех не хватит, и тогда пойдет резкий рост смертности. Сезонный грипп – это десятки, сотни пациентов, которым требуется госпитализация. Для Москвы, например, максимум тысячи. И это норма. Система готова к такой загрузке и справляется. Но она не готова справиться с десятками тысяч пациентов в день. Сотнями тысяч пациентов за все время эпидемии. Поэтому такие жесткие ограничения.

Мы сейчас в Москве, в России, мы спасаем не себя, а наше общество. Мы защищаем тех, кто может умереть, не получив необходимую помощь. Мы защищаем медиков от того, чтобы они не выгорели от перегрузок на работе. Остановить распространение заболевание – это спасти людей. Карантин и все издержки проблем с экономикой, с личной жизнью, с трудоустройством, с питанием, с ограничением в передвижении – это вызов для всех и каждого. Гражданская осознанность тут играет ключевую роль.

Задача сейчас  спасти Россию от больших жертв! Вот у нас скоро 75 лет Победе. Мы очень любим рвать на себе рубаху и гордиться за наших дедов и бабушек. Вот сейчас деды и бабушки в опасности. И от того, как трудоспособное поколение проявит себя в борьбе с коронавирусом, зависит жизнь старшего поколения. Зависит смогут ли они дожить до 9 мая и 75-летия победы. До следующего 9 мая и далее.

Нам нужно просто посидеть дома, ограничить контакты, перераспределить бюджет, следовать рекомендациям властей по гигиене и ограничении в передвижении. Если есть возможность волонтерствовать, то пойти туда, где потребуется помощь. Быть дисциплинированными и адекватно воспринимать риски. Страна должна объединиться и перетерпеть. Не годы голода и разрухи, а несколько недель или месяцев достаточно комфортного карантина.

Это сейчас очень важно: думать не о себе, а о других. Почувствовать, что ты кому-то нужен. Своим родителям, другим взрослым и пожилым людям, тем, кто в группе риска. Хорошо бы об этом думать всегда, а не только во время глобальных эпидемий. Поддерживать стариков и нуждающихся каждый день. Но острая необходимость начать жить с этими мыслями, появляется именно сейчас. От нашей осознанности зависит то, какой будет наша страна через полгода.

Я думаю, что мы справимся. Мы умеем жить в преодолении. Мы умеем быть человечными. И стойкими. Медицина и государство сделают все, что могут. И у нас достаточно ресурсов, чтобы не повторять самые критические сценарии других стран. А задача общества – помочь государству. Не важно сейчас, кто за кого голосовал  важно спасти россиян, граждан страны, которую мы любим.

Патриотизм – это когда так, а не когда «можем повторить». Русский авось и русское лихо тут не прокатят. Надо включить другое качество нашей нации: умение всем миром помогать ближнему. И тогда все обязательно будет хорошо.

Берегите себя и своих близких.