"Креативная" Россия мало чем отличается от "посконно-домотканной". Одними дирижирует телевизор, другими – мода. Одни не любят главу "Роспила", потому что так велел Дмитрий Киселев, другие – потому что привыкли искать недостатки, а не достоинства. Чтобы заслужить признание, у Навального есть лишь один выход.

А вы тоже заметили, что быть сторонником Навального стало немодно? Не потому, что опасно, не из-за того, что чревато, а просто потому, что в моду вошло сомневаться?

Я сейчас говорю не об аудитории телевизора. С ней все понятно – убедительная интонация дикторов, рассказывающих о всемирном заговоре против России, призвана доказать, что воровать – суверенное право российской элиты. К этой части общества не может быть никаких претензий – она истово поверит во все, что звучит с телеэкрана. Она верила в непогрешимость Лужкова, убеждена в святости Собянина и, при необходимости, снова совершит кульбит умонастроений. Речь не о них.

Речь о тех, кто в официальную доктрину "осажденной крепости" верить не намерен. О тех, кто устал от государственного лицемерия. О тех, кто не знает, что будет со страной через двадцать лет. О тех, кто перечитывает Довлатова с ощущением дежа-вю.

На поверку оказывается, что вся эта немногочисленная прослойка людей мало чем отличается от столь нелюбимого ими "плебса". Она точно так же непоследовательна в своих взглядах. С той лишь разницей, что катализатором переоценки становится не очередная разоблачительная "анатомическая" телепрограмма, а пресыщенная усталость.

Как легко иронизировать в фэйсбуке о том, что у Навального нет позитивной программы. Демонизировать его национализм. Подозревать в связях с властями. Возмущаться отсутствием у него опыта работы начальником ЖЭКа. Требовать идеологического глянца. Ребята, а вы не забыли, где живете?

А у кого вообще в стране есть позитивная программа? Кто из членов правящей партии вспомнит хотя бы десять пунктов партийного устава? В условиях российской реальности призыв "не воровать" – уже сама по себе революционная установка. Которая способна родить иную реальность и новые правила игры.

Навальный единственный из всей разношерстной российской оппозиции сумел найти способ бороться с системой по ее же правилам и побеждать – пусть даже локально. Это он добивался отмены коррупционных тендеров и многомиллионных закупок золотых унитазов. Это он рассказал вам про Пехтина и Железняка, депутатских детей и чиновную жилплощадь. Это он пошел на выборы мэра Москвы, зная заранее, что не победит. Выбрав из двух проигрышных вариантов (неучастие и поражение) – меньшее зло.

А что вы сделали? Лайкнули демотиватор? Написали длинный пост, почему не будете ходить на митинги? Создали хэштег #навальный-уже-не-тот? А чем вы сами отличаетесь от столь нелюбимой вами аудитории Поклонной горы? Теми дирижирует телеящик. Вами – собственный снобизм и мечта о чуде.

На самом деле вы куда более исконно-посконны, чем "Уралвагонзавод". Напоминаете былинных Емель, замерших в ожидании волшебных щук и заколдованных печей. Ждете, когда на блюде принесут глянцевого героя без идеологических морщин, — эдакую помесь Сахарова с Солженицыным. Да и то, вы будете воротить нос: одних будет раздражать фантомная борода консерватизма Александра Исаевича, других – западничество Андрея Дмитриевича. Вы так и не уяснили, что политика – искусство возможного, а потому хотите всего и сразу. Не понимая, что вашего идеала не существует в природе. Вы просто избалованы.

Как легко писать о том, что Навальный – "выкормыш гнезда гайдарова", если билеты на Маврикий уже куплены. Как удобно иронизировать над его политическими амбициями, если сам с государством не соприкасаешься. Как прогрессивно твердить о дефиците левой повестки в стране, если не платишь налоги.

Маска разочарованности творит чудеса. Она делает ее обладателя неуязвимым: не нужно защищать свои убеждения — достаточно лишь высмеивать окружающих. Дает право ждать стратегических перемен, не накладывая тактических обязательств. И позволяет отмахиваться от любой конкретной человеческой истории, разглагольствуя о трендах.

А чисто по-человечески Навальному, наверняка, страшно. Потому что ему есть, что терять. Потому что он видел фотографии постаревшего за решеткой Ходорковского. И велико искушение уехать из страны – продолжать вести блог, публиковать разоблачения и оставаться ньюсмейкером. Я бы уехал. И мои знакомые тоже бы уехали. А он остался.

Остался, несмотря на то, что большинство тех, у кого есть с ним точки пересечения – старательно ищут точки расхождения. Несмотря на то, что они воротят нос, привычно твердя сакраментальное "надоел", "не нравится", "сам виноват". Ну что ж, не понимайте и дальше. Только не удивляйтесь, что жители России напоминают "терпил". Потому что "терпилы" и есть.

Полтора столетия назад Гоголь уже все сказал. "Если бы губы Никанора Ивановича да приставить к носу Ивана Кузьмича, да взять сколько-нибудь развязности, какая у Балтазара Балтазарыча, да, пожалуй, прибавить к этому еще дородности Ивана Павловича — я бы тогда тотчас же решилась. А теперь — поди подумай!" Кого вам ни предложи – вы всех отвергнете. Солидаризироваться с живыми вы не привыкли. Ваши герои могут быть только мертвыми.

А раз так, то и не жалуйтесь потом.