В рамках программы «Гала-премьеры» на 35-м ММКФ состоялся показ фильма «Капитал/Le Capital» французского режиссера Коста-Гавраса. Главный герой, которого играет очень популярный нынче во Франции и других франкоязычных странах актер Гад Эльмалех, становится во главе крупного банка и объявляет совету директоров: «Я Робин Гуд нашего времени: мы продолжим отбирать деньги у бедных и раздавать их богатым». После показа Месье Коста-Гаврас встретился с журналистами. Тема, затронутая в фильме, оказалась настолько животрепещущей, что присутствующие журналисты не задали режиссеру ни одного вопроса о процессе съемок и прочих кинематографических делах, а интересовались только «денежной проблемой». Мне показалось, многим тут будут интересны слова режиссера , тем более, что фильм «Капитал», как обещали, выйдет в российский прокат.

 - Господин, Гаврас, а бывают ли такие Робин Гуды от бизнеса на самом деле? В какой мере эта история реальная?  

Коста-Гаврас: Эта история - выдумка, но состоит из абсолютно реальных фактов, которые я встречаю в жизни, и книга, по которой снят фильм- результат той экономической ситуации, в которой мы оказывались. (Примечание: фильм снят по одноименной книге французского писателя Stéphane Osmont). Я давал почитать свой сценарий людям, работающим финансовой сфере, и могу сказать, что их реакция была довольно позитивная. Некоторые из них даже с улыбкой заметили, что использованные в фильме цифры явно занижены. То есть ситуация намного хуже.

- Спасибо за блистательный фильм, это лучшее из того, что было показано за 2 дня фестиваля. Понятно, что обречение банковского капитала и капитализма - тема вечная, но в таком случае встает другой вечный вопрос: а какова альтернатива? Что должно прийти взамен?

Коста-Гаврас: Я разговаривал со многими банкирами, в том числе с французскими. Они говорят, что банковскую систему нужно регулировать и реформировать, то же самое говорят Европейская Комиссия, Франсуа Олланд и Барак Обама. Но никому из них пока не удалось перейти от слов к действиям. Не думаю, что будет легко провести такую реформу: недавно я читал в одной британской газете, что большие и частные банки прячут в офшорах 21 тысячу миллиардов долларов.  Это астрономическая сумма и, если бы с них платились налоги, то большая часть экономических проблем в мире были бы решены.

 - Ваш фильм очень яркий, талантливый, мускулистый. Он как приговор современной банковской системе. Не было ли у банкиров соблазна бойкотировать фильм, препятствовать его появлению? Или режиссер Коста-Гаврас как Робин Гуд в классическом понимании для них не страшен?

Коста-Гаврас: Банкиры не могли мешать появлению фильма, по той простой причине, что французская система кинопроизводства не зависит от банкиров и их денег. И я не чувствую себя Робин Гудом. Моя задача в том, чтобы рассказывать свои истории, и к счастью, я живу во Франции, где есть возможность  беспрепятственно создавать фильмы на разные темы.

 - Очень увлекательный фильм о деньгах, мы помним, что после Карла Маркса было много было создано разных произведений с названием Капитал. А в начале этого года в России появился интересный французский проект под тем же названием, который осуществил ваш бывший соотечественник Жерар Депардье. Вопрос: в вашем фильме, где очень ярко показана глобалистическая природа банковского дела, капитализма, почему-то очень мало места уделено российскому капиталу и капиталу господина Путина. У нас в Украине очень интересуются их происхождением. (Примечание: вопрос от журналиста из Украины).

Коста-Гаврас: Слишком эмоциональный вопрос, чтобы в нем как-то разобраться. Но я знаю, что вам каким-то образом удалось заполучить господина Депардье. Насчет Путина, это же вы его выбрали, в чем же вопрос?

- Вы наверняка знакомы со многими представителями банковской сферы. Каково их душевное состояние? Счастливы ли они?

Коста-Гаврас: Я не думаю, что выражение «состояние души» подходит к банкирам: дело в том, что они всё видят в цифрах и графиках. И все их поступки исходят из выгод. Как я уже говорил, перед тем, как взяться за фильм, я общался со многими крупными банкирами и понял, что они очень харизматичные, образованные и интеллигентные люди. Многие из них даже не совсем такие, какими хотят казаться. И как говорит герой моего фильма: «Это игра, ты живешь по правилам игры: выйти из нее уже нельзя, можно только выиграть или проиграть». По этой причине я выбрал на главную роль очень симпатичного актера с позитивным имиджем, которому в моем фильме приходится совершать негативные поступки. Банкиры, которых я встречал, отдают себе отчет в том, что они управляют государством и ведут его к краху. Они говорят, что единственным решением в сложившейся тупиковой ситуации является государственное регулирование банков, но, когда государство в лице Правительства Франции пытается это сделать, те же банкиры говорят обратное, что именно регулирование приведет к экономической катастрофе в стране.  Экономическая и финансовая система живут в замкнутом и порочном круге.

- Ваш герой сталкивается с проблемами, выходы из которых ему подсказывают женщины. Получается, что женщина может определять поведение крупного банкира?

Коста-Гаврас: Для меня единственные положительные персонажи в этом фильме – это женщины. И только их позиция меня по-настоящему интересует. Если в какой-то момент жена с ним разговаривает, то делает она это в положительном русле, чтобы помочь, а не привести к катастрофе. Это он уже потом трансформирует ее слова в своих интересах.

- Ваш главный герой очень силен и окован в плане финансов, но создается такое впечатление, что он излишне наивен в жизни. Ведь не может же быть такого, чтобы банкир легко поддавался на банальные женские ловушки? Создается дисбаланс: он силен очень как банкир, но слаб как мужчина.

Коста-Гаврас: Я называю это двойственностью. Такие банкиры часто уверенно рассказывают по телевидению очень правильные вещи, но принимая решения, думают только об интересах банков и их акционеров. Так же ведут себя и политики.

Мишель Рэй-Гаврас (продюсер фильма и жена режиссера): Дело в том, что все властные, деловые люди очень легко ведутся на женские чары.

 В конце пресс-конференции все дружно и с улыбкой вспомнили Доминика Стросс-Кана, наверное, идеально подходящего ко всему вышеперечисленному.