Все записи
17:14  /  24.12.13

2937просмотров

Дмитрий Кох: Нам надо вытащить эту рыбу, и руки у нас не опускаются

+T -
Поделиться:

Дмитрий Кох, основатель и CEO интернет-проекта «Сердитый гражданин» о социальном предпринимательстве, романтике подводного плавания, проблемах, которые нас беспокоят, людях, которые нас вдохновляют.

- Дмитрий, расскажите о себе.

- До того как возникла идея создать  «Сердитого гражданина», я занимался другим проектом, он называется «Зворыкинский проект».  Это большая достаточно известная в России программа, в которой мы помогали молодым талантам России развиваться, привлекать инвестиции и начинать свой бизнес. Я хотел создать такой сайт, на котором любой человек со своей идеей или изобретением  мог получить поддержку и предложения по реализации задумки, начиная от команды до конечного продукта. Для этого существовал целый сервис, который сопровождал полный цикл работы. Эта программа успешно работает на протяжении нескольких лет.  Также у меня есть еще одно любимое занятие, которое частично переросло в бизнес – я профессионально занимаюсь дайвингом. Какое-то время жил в Таиланде, открыл там свой небольшой дайвинг-центр и начал заниматься преподаванием.

- Как появился «Сердитый гражданин»? 

- Идея возникла из жизни – однажды около моего дома начали строить газовую подстанцию в буквальном смысле в двух шагах от детской площадки.  Стройку обнесли колючей проволокой, появились желтые трубы и таблички «Огнеопасно. Газ». И прямо на этом месте играли дети.

Вместе с инициативными жильцами мы стали думать, куда писать жалобы и что вообще делать в таких ситуациях. Мы тогда не совсем понимали, кто может нам помочь, поскольку не знали к кому обращаться, какой алгоритм действий нужно совершить.

Все мои идеи, как правило, из жизни. Именно тогда мне и пришло в голову решение создать сервис, который помогает людям сформировывать и отправлять жалобы в организации, которые ответственны за различные нарушения. Так появился «Сердитый Гражданин».

- Аналогов еще не было на тот момент?

- Перед запуском проекта мы исследовали рынок и конкурентное поле, в том числе иностранные компании. Мы выяснили, что в России не существует коммерческих сервисов, нацеленных на решение локальных социальных проблем. Все существующие либо имели политическую подоплеку, либо были созданы государством. Построить подобный проект в виде бизнеса мы решили первыми.

- А на чем зарабатываете? Я знаю пользовательскую часть, что пользователь может отправить жалобу. А с вашей стороны как это выглядит?

- Наша бизнес-модель состоит из трех сегментов. Первый сегмент - это работа с государственным сектором. На базе нашей платформы мы делаем продукт для госорганов, который позволяет удобно работать с жалобами людей, а также способствовать открытости власти в решении проблем граждан.

У нас есть такой продукт «Довольный гражданин», предназначенный для госсектора. У этого продукта уже есть заказчики, это Федеральная служба по труду и занятости, Министерство образования РФ и Главное управление дорожного хозяйства Московской Области. С ними уже заключены контракты.

Второй сегмент – это коммерческие компании, для которых мы разрабатываем проект «Лига качества». Сейчас он на стадии завершения и совсем скоро запустится.  Идея создания тоже пришла из жизни: столкнувшись с хамством продавца в овощной палатке, я подумал: а что бы сказал директор этой палатки, если бы узнал, как ведут себя его сотрудники?

Совсем скоро любой владелец бизнеса сможет наклеить в своем магазине стикер с номером call-центра, куда будут обращаться клиенты при несоответствующем обслуживании. Аудитория этого сервиса: банки, рестораны, овощные палатки – какой угодно бизнес, где существует разрыв между руководством компании и многочисленными клиентами, то есть те, кому удобнее и выгоднее отдать вопрос контроля качества на аутсорсинг.

И третий сегмент – это коммерциализация пользовательского сообщества. Когда у наших сервисов появится очень большая аудитория, мы добавим дополнительные платные услуги: подготовка заявления в суд, консультация юриста и т.д.

- А разве госорганам недостаточно уже существующих собственных инструментов по работе с гражданами? Например, есть городской московский сайт.

- Подобные проекты по обработке жалоб от населения эффективно работают в некоторых регионах, например в Москве. Но в других регионах может просто не быть достаточно средств, для реализации подобного сервиса, и в этом случае наша уже готовая и отлаженная платформа по обработке жалоб будет стоить для регионов существенно дешевле.

- Люди чаще жалуются на общественные проблемы на вашем сервисе через сайт или через мобильное приложение?

- Пока через сайт, мобильное приложение мы значительно усовершенствовали и запускаем в конце декабря.

- А как вы вообще считаете: созрело ли общество жаловаться через приложения?

- То, что нас раздражает, раздражает нас здесь и сейчас. Психологи говорят, что подобные вещи  беспокоят людей минут 30, а потом забываются. Поэтому, мобильное приложение – лучший вариант, чтобы подать жалобу и сразу решить проблему. Какие-то вопросы вообще легче решать именно через приложение, например, бороться с смс-спамом.

- Общество стало социально активным, по крайне мере в столицах. Именно этот факт послужил для вас отправной точкой для запуска такого сервиса как «Сердитый гражданин»?

- В нашем обществе пока небольшой процент граждански-активного населения. Например, в США 70% населения входят в те или иные гражданские организации: политические организации, сообщества соседей, клубы по интересам, университетские объединения и другие. В России гражданское самосознание только начинает расти, и людям важно давать соответствующие инструменты, чтобы создавать и изменять внешнюю среду. Наш сервис является одной из таких эффективных технологий. Если у нас чиновнику не сказать о проблеме, то она может и не решиться, так как либо чиновник может быть  разгильдяем, либо он просто о ней ничего не знает. Поэтому решение социальных проблем должно подталкиваться снизу обществом.

- А не будет ли власть отвечать на эти запросы, только чтобы сделать вид, что проблема решается? Скажем, одну детскую площадку починили, а десять остается.

- Во-первых, мы стараемся сузить наше поле деятельности. Есть теория малых дел, когда все большие мировые проблемы разбиваются на маленькие конкретные ситуации, которые реально быстро разрешить. Например, можно говорить, что у нас в стране есть проблема коррупции. Мы никогда не будем работать с такими проблемами. Если к нам придет пользователь и захочет зарегистрировать проблему «коррупция в Российской Федерации», то модератор просто не пропустит такую заявку. Мы исходим их того, что проблема коррупции может быть локализована до реального случая, когда конкретный человек взял взятку, и так далее.

Когда чиновники видят, что есть ситуация, как с этими десятью дворами, есть инструмент ее решения и растущее гражданское самосознание, и они понимают, что получат на них жалобу.  Согласно 59-у закону, каждое письмо/обращение гражданина в госограны должно быть рассмотрено и подготовлен ответ в течение 30 дней. Внутри любого ведомства есть очень сложная процедура документооборота, поэтому все чаще бывает так, и мы сами видим этому много примеров, что чиновники занимаются решением проблем до появления жалоб.

- Чего чаще всего хотят люди, когда обращаются в такие сервисы, как «Сердитый гражданин»? Какие вещи их расстраивают больше всего?

- 70% обращений пользователей связаны с жалобами в сфере ЖКХ. Но это нормальная ситуация.  Насколько я знаю, по официальной статистике в стране тематика жалоб примерно схожа с нашей.

- А вот если метро строят, и стройка приносит огромный дискомфорт людям? С такими проблемами к вам на сайт тоже можно?

- К нам можно обращаться с любыми нарушениями. Если модератор определяет, что оставленная вами жалоба говорит о нарушении, то дальше запускается определенный алгоритм, и сообщение направляется в компетентное ведомство.

Кстати, иногда вообще не обязательно куда-то писать, чтобы решить проблему. Объединившись, люди могут изменять ситуацию сами - например, поставить красивые скамейки возле дома. Или если перегорела лампочка в подъезде, то можно поменять ее  и самому.

- Какие проблемы общества волнуют вас в первую очередь?

- Меня мало волнуют пробки и грязь на улицах, я могу спокойно с этим жить. А если не смогу – просто уеду в другой город. Меня очень волнует, когда другие люди своими действиями мне мешают. Свобода одного человека заканчивается там, где начинается свобода другого. Я живу по принципу не мешать окружающим меня людям, это может быть где угодно - на улице, в магазине, в общественном транспорте.

Когда другой человек живет не так (и здесь я имею в виду общепринятые нормы морали, поведения и т.п.) – я на это остро реагирую. Человек может не уважать своего оппонента, но он должен вести себя так, чтобы не мешать ему жить. В Америке, Европе и Азии все иначе, а Россия очень отстает от них в этом вопросе.

- Кто ваши конкуренты?

- Наш основной конкурент как ни парадоксально, – это государство, которое постепенно развивает механизмы открытого правительства. Но государство -  огромное и медленное, а мы - маленькие и шустрые, и за счет этого хотим выиграть. Есть сервисы у оппозиционных политических структур, но мы считаем, что они только помогают нам тем, что приучают пользователей жаловаться на свои проблемы, что тоже хорошо, это уже залог успеха. Тем не менее, государству нужно что-то им противопоставить.

- Бизнес для вас – это возможность заработать деньги или помочь людям, или все вместе?

- Есть такой термин – социальное предпринимательство. Ты делаешь бизнес на определенной социальной проблематике, то есть помогаешь людям и при этом зарабатываешь.  Мне сложно сравнивать нас по рентабельности с, например, магазином одежды, но я надеюсь, что из нашего проекта получится успешная история, и в будущем мы выйдем за пределы России.

- Недавно вышла нашумевшая колонка про стартапера от имени Егора Данилова (о том, что каждый день хочется лечь и умереть). Что бы вы посоветовали стартапу делать в первый год работы?

- Помните, как у Хемингуэя в повести «Старик и море», на протяжении всего произведения старик тянет из моря огромную рыбу, которую он поймал. У него нет таких вариантов, как лечь и умереть, или опустить руки. Он знает, он уверен в том, что ему эту рыбу надо вытащить. Вот и нам надо вытащить эту рыбу, и руки у нас не опускаются. 

Поэтому я считаю, что нужно просто брать и делать. У меня много раз были ситуации, когда все рушилось, хотелось опустить руки. Но я просыпался утром, шел и решал все вопросы, другого пути у нас нет.

- Какие у вас  бывают сложности как у стартаперов?

- У нас есть обычные для стартаперов сложности: подбор людей, например (собеседования я провожу сам). Кроме того, при сотрудничестве с государством возникают разного рода бюрократические трудности.

- Где вы учились?

- Я закончил Международную академию предпринимательства, по специальности экономист.

- Какая у вас любимая книга?

- Я вообще читаю по настроению – в какое-то время я могу перечитывать «Анну Каренину», в другое время – фантастику или «Мастера и Маргариту». В рюкзаке у меня сейчас лежит Лесков, а на днях я закончил «Острова в океане» Хемингуэя, до этого Астафьева. К чтению меня приучил отец, у нас дома была большая библиотека, уже в 4 года я сам прочел «Робинзона Крузо». Вообще для меня это очень сложный вопрос. Может быть, «Трудно быть Богом», да и тоже под настроение.

Читаю в основном бумажные книги или через приложение Bookmate, если нахожусь в дороге. И обязательно читаю в метро и перед сном. А вот для фильмов сложнее найти время, и, как правило, я смотрю что-то легкое, чтобы разгрузить голову.

- Психологи часто говорят: «Какая книга в детстве для тебя являлась авторитетом, так ты и построишь жизнь». Согласны ли вы с этим?

- Я считаю, что не авторитеты должны влиять, а само чтение. Одно время я читал много фантастики, и этот жанр, наверное, действительно наложил отпечаток на мою жизнь, потому что я часто придумываю что-то фантастическое. Если бы я не читал столько фантастики, возможно, не занимался бы тем, чем занимаюсь сейчас, а продавал бы ботинки, что приносило бы мне больше денег.

- А у вас же есть дополнительный бизнес…

Он тоже необычный, это дайвинг-центр. Мы учим людей погружаться под воду с аквалангом. Я дайв-инструктор, это тоже романтика, денег этот бизнес приносит совсем немного. Когда я его только открывал, для меня это была мечта и нечто совершенно неизведанное.  Я не понимал, как я поеду в другую страну, как буду вести дела, как куплю лодку и буду учить студентов. Вообще дайвингом я занимаюсь уже лет 13. Как-то раз я приехал в Таиланд, познакомился там с будущими партнерами-немцами и стал возвращаться туда снова и снова.

- Сейчас часто там бываете?

- К сожалению, нет.

- А вообще отдыхаете часто?

- Я стараюсь ездить куда-нибудь понырять 3-4 раза в год. 

- Если ли у вас случай, связанный с детством, отрочеством, юностью, который задал вам направление в отношении к жизни?

 - Да, когда я только получил профессиональную степень в дайвинге и начал заниматься обучением студентов. Во время одного из заплывов я увидел, что женщина захлебнулась и начала тонуть, но мне удалось ее вытащить и спасти. После чего я сделал для себя два вывода: мои действия были абсолютно не обусловлены разумом: когда тебя долго чему-то учат, ты записываешь это на подкорку и воспроизводишь автоматически, это и есть настоящий профессионализм. А второй вывод я сделал, когда встретился с этой женщиной в больнице. Первое, что она спросила – выплатят ли ей страховку? В тот момент я понял, что не все люди умеют быть благодарными.

- Кто для вас кумир и пример для подражания?

- Людей, которых я считаю великими, может быть много и они могут быть совершенно разными – Зворыкин, Джобс, Цезарь, Чехов, Хэтфилд (солист «Металлики»), Саймак (фантаст), можно продолжать бесконечно. Но пример для подражания для меня один – мой отец.

- У кого из великих вы взяли бы интервью?

- Можно несерьезно отвечу? Как ответ на вопрос: «Что бы вы сделали, если бы у вас была волшебная палочка?»  - Я бы сделал еще сто волшебных палочек. Я бы взял интервью у царя Атлантиды или у вождя Майя, или у кого-то еще, кого уже нет в живых, и о ком никто ничего не знает.

Если серьезно – я бы взял интервью не у самого человека, а у тех, кто про них писал.  Например, был всемирно известный полководец Ганнибал и был историк Тит Ливий, который описал все его похождения. Вот с Титом Ливием поговорить было бы интереснее.

- Ваши планы на ближайшие 5 лет?

- Сделать из нашего проекта глобальную компанию, сервисами которой будут пользоваться во всем мире.

- Ваши планы на этот день?

- Я хочу пойти на презентацию программ бизнес-школы Сколково, а вечером поиграть в волейбол.

Беседовала Даша Васнецова.

Фото: Коммерсантъ / Евгений Гурко

Новости наших партнеров