Все записи
21:07  /  20.08.16

37425просмотров

Ликвидация божествования. Министр Васильева и ее толковый словарь

+T -
Поделиться:

Ну слава богу. Еще раз прослушав диктофонную запись, коллега установил, что допустил ошибку. Открылось, что министр образования не произносил слово «божествование», напугавшее многих. Ольга Васильева употребила другое слово, очень похожее, искаженное «из-за качества связи» при расшифровке интервью. В связи со своим назначением на высокий пост она говорила про «долженствование». Корреспондент принес извинения, инцидент вроде исчерпан.

Правда, кое-какие вопросы все же возникают. При углубленном погружении в сюжет, связующий проблемы дикции и семантики. Помнится, в ходе беседы репортер поинтересовался у Ольги Юрьевны, какие эмоции она испытывает, облеченная высоким доверием, и слово «божествование» в ее устах прозвучало очень к месту. Типа того что кадровое озарение Медведева свершилось по воле Творца.

Это было психологически достоверно, с учетом личности новоявленного министра. Иное дело — долженствование. Слово скучное, чиновное, подчиненное, пусть и не чуждое философским словарям. При чем тут эмоции?

Складывается даже впечатление, что Васильева лукавит и корреспондент перед ней извинялся зря. Чудится, что после интервью и громыхнувшего вслед скандала в ее команде был учинен срочный мозговой штурм с целью ликвидации разрушительных последствий «божествования». Помянутому всуе судорожно искали замену: торжествование, повествование, доставание, отставание... блин, да как же его найти?! Остановились на «долженствовании» и махнули рукой: будь что будет.

А вышло в итоге не очень здорово, особенно после того, как взбодрившаяся Ольга Юрьевна стала укорять журналистов и давать им бесценные советы касательно родной речи. Так что и Сунгоркин, главный редактор повинившейся газеты, вдруг не выдержал и взбунтовался, посоветовав министру оставить свои ученые обиды и обидные поучения при себе и «не жонглировать словами». Мы же вас отмазали, ну и отстаньте от нас...

Короче, темная история, но хорошо, что она кончается.

Зато другие истории, относящиеся к Васильевой и ее министерству, только начинаются, и тут уж ничего не изменишь. Имею в виду политические убеждения Ольги Юрьевны и ее твердую, неколебимую веру в патриотическое божествование Сталина накануне и после войны и прочий радикальный консерватизм православного толка в его нынешней разновидности. Это, говорю, непоправимо, поскольку основано на ее горестных личных воспоминаниях — о том, например, как «по средам вся страна вставала за "Огоньком" Виталия Коротича» и как страна после этого погибла. Хотя «Огонек» выходил по пятницам, по средам граждане ломились за «Московскими новостями», но какая разница?

Все равно до сих пор больно, и когда Васильева утверждает, что «число репрессированных при Сталине сильно преувеличено», она знает что говорит. Она отстаивает честь и достоинство эффективного менеджера, оболганного в годы перестройки, и продолжает свои давние внутренние споры с «Огоньком», выходившим по средам. Такой нынче тренд, соединяющий невежество, веру, ненависть к свободе и людоедство, и Ольга Юрьевна еще не самый кровожадный из поклонников Сталина, реабилитированного в эпоху Путина.

Просто она теперь министр и вреда может принести гораздо больше, нежели тот протоиерей, похваливающий Ивана Васильевича и Иосифа Виссарионовича за массовые убийства. Или тот муфтий, что так удачно пошутил насчет женского обрезания. Она здесь власть, и было бы даже странно, если бы на место Ливанова, отправленного крепить братские торгово-экономические связи с Украиной, назначили бы какого-нибудь другого доктора исторических наук. С иными представлениями о том, что сегодня принято называть «духовно-нравственными ценностями». Если бы министром образования и науки в России стал ни с того ни с сего нормальный человек. Без долженствования на земле и божествования на небе.

Поэтому Ольгу Васильеву сегодня следует выслушивать со смирением и пониманием. Охранники пошли в губернаторы, специалист по нооскопам возглавил президентскую администрацию, культуркой заправляет Мединский, а с наукой теперь значитца вот что. Все логично и наполнено той государствообразующей гармонией, которой хочется упиться.

Единственное, что мешает полностью насладиться каждодневно звучащей симфонией, так это опять-таки память. Невытравимые воспоминания о другой России, о победе над людоедами, дураками и мракобесами, и дата, как назло, круглая: 25 лет. Тогда, четверть века назад, и мы были другими, и даже отдельные министры сильно походили на людей, и так еще довольно долго продолжалось.

Это сильно мешает жить и указывает на недостаток смирения. Впрочем, дата пройдет, а Васильева останется, и мы скоро свыкнемся с ее существованием и речами, как свыкаемся с плохой погодой и безбожной властью. Утешаясь необходимостью делать что должно, как в августе 91-го. Применяясь к обстоятельствам. Запасаясь долженствованием и терпением.

Комментировать Всего 1 комментарий

А кое-кто и  сухарями...