Все записи
02:46  /  8.12.13

4182просмотра

Эксперимент в чистом виде. Янукович между Россией и Европой

+T -
Поделиться:

 

Собственно, эта история не расследована до сих пор, и тех, кто мог бы, но не захотел в нее углубляться, легко понять. Ибо триумфаторам свойственны великодушие и боязливость. Ну в самом деле: революция победила, Майдан рукоплещет своему президенту, так чего ж будить спящую соседскую собаку? Проблема, однако, в том, что у злых соседских сторожевых собак чуткий сон и врожденная хватка.

Первой на эту тему заговорила Юлия Тимошенко. Тогда, 23 ноября 2004 года она повела людей с площади на штурм администрации президента. Дорогу демонстрантам преградил спецназ, граждане остановились, а Юлия Владимировна, поднятая толпой на милицейские щиты, прошла по щитам аки по асфальту и скрылась в здании на Банковой, где вступила в переговоры с командирами спецподразделений.

Вскоре она вернулась, и день спустя делилась с Майданом воспоминаниями о пережитом. Тимошенко сообщила, что в здании, помимо украинских шварценеггеров, находился «контингент другой страны». То есть бойцы российских спецподразделений. И якобы украинские офицеры предупредили ее, что свои по своим стрелять не будут, а вот иностранцам отдан приказ: если больше 50 человек заходят на Банковую — открывать огонь.

Больше к этой теме леди Ю не возвращалась. Однако полгода спустя на Украину приехал Джордж Сорос, знаменитый американский бизнесмен и филантроп, который выступил с предельно резким заявлением по поводу недавних событий в Андижане. В причастности к массовым убийствам в этом городе Сорос обвинил не только узбекского президента, но и его российского коллегу. Мол, именно Путин сразу просчитал все последствия Андижана: разрыв Каримова с Западом и почти вассальную зависимость Ташкента от Москвы, «и в итоге мы наблюдаем крупнейшую в современной истории резню». Тот же самый сценарий, утверждал Сорос, хозяин Кремля во время Оранжевой революции рекомендовал Кучме. Вот только Леонид Данилович не воспользовался его советом.

Так ли все было – бог весть. Тимошенко могла блефовать. У Сороса имелись личные счеты с Кремлем и с разными его деятелями, бывшими и настоящими – от Путина до Березовского. С другой стороны, все, что мы знаем о российском президенте, склоняет к мысли, что этот человек не является убежденным противником насилия. Он, прямо скажем, не похож на Махатму Ганди, и это самое мягкое, что мы можем о нем сказать. А если вспомнить майскую провокацию на Болотной с последующим бесконечным судом над невиновными и общую установку Путина на преодоление крупнейшей геополитической катастрофы ХХ века – развала СССР, то эксклюзив от Сороса и Тимошенко наполняется новым содержанием.

Оттого свежая новость из Сочи, где Путин с Януковичем перетирали текущие вопросы, внушает чувство немалой тревоги. Можно не верить Эдварду Лукасу, редактор TheEconomist, который со ссылкой на свои источники сообщил, что Путин и Янукович согласовали условия вступления Украины в Таможенный союз. Можно даже верить Пескову и пресс-службе Януковича, которые дружно опровергают свежую новость. Просто крайне маловероятно, что в ситуации тотального кризиса на Украине лидеры занимались исключительно «подготовкой к заседанию российско-украинской межгосударственной комиссии в Москве», а также рассматривали «текущее состояние и перспективы двустороннего сотрудничества в финансово-кредитной сфере», как известил нас тот же Песков. Думается, что имелись проблемы и поважней.

При этом ясно, что ратификация договора о вступлении Украины в ТС немыслима без силовой зачистки Майдана. Когда бы ни планировалось заключать данное соглашение. И если Янукович искал политической и моральной поддержки у друга Владимира Владимировича, то собеседник, вероятно, призывал его к решительным действиям в борьбе с оппозицией, суля и деньги, и резкое снижение цены на российский газ, и прочие бонусы. Мог и силовую поддержку пообещать, на тот случай, если местные беркуты засомневаются, стоит ли стрелять в свой народ. А ежели Виктор Федорович желал получить бабло лишь в обмен на отложенную подпись под договором с ЕС, то он вряд ли нашел понимание у собеседника.

Тут они могли разойтись во взглядах.

Путину, каким мы его знаем, нужен слабый, ненавидимый у себя дома, повязанный кровью, целиком зависимый от Москвы украинский президент – подобный Каримову после Андижана или Кучме после убийства Гонгадзе. Вообще говоря, российский лидер просто не понимает, как такое может быть: граждане вышли на улицу, осаждают или занимают правительственные здания, дерутся с «Беркутом», а их почти не арестовывают, не избивают, не разгоняют. А Виктор Федорович не желает отдавать власть, но и становиться марионеткой Кремля тоже, видимо, не желает. Слишком велика цена, которую придется за это платить, включая полный разрыв с Европой. Впрочем, не исключено, что и Путин побаивается брутальных решений, и тоже колеблется, понимая, что «октябрь 93-го» на Украине может скверно обернуться и для него.

В конце концов мы ведь не знаем доподлинно, какой сценарий он считал для себя наилучшим девять лет назад. Действительно хотел потопить Оранжевую революцию в крови, неустанно поздравляя в те дни Януковича со славной победой, или не хотел. Догадываемся, но не знаем.

История эта не расследована до сих пор, но и не завершена. Сегодня она  развивается на наших глазах, и мы наблюдаем эксперимент в чистом виде. Пообщавшись с Путиным, Янукович вернулся в Киев, на площадях и улицах украинской столицы стоят десятки тысяч граждан, и надо выбирать способ диалога с ними. Российский или европейский. Момент истины приближается, но чистота эксперимента не радует, потому что проводиться он будет над живыми людьми.