Все записи
14:41  /  28.04.14

13218просмотров

Героическая симфония. Юрьев открывает Америку

+T -
Поделиться:

 

Герой нашего времени не заседает в Думе, не мелькает на гостелеканалах, живет и трудится далеко за пределами родной страны, и если спросить даже политически подкованного читателя, кто такой Михаил Юрьев, он вряд ли с ходу ответит. Хотя в не таком уж далеком прошлом Михаил Зиновьевич занимал пост вице-спикера нижней палаты, а потом переквалифицировался в публицисты. Причем фигурой был заметной и, как бы поаккуратнее выразиться, противоречивой.

Сперва спонсировал партию «Яблоко», благодаря чему и переместился из бизнеса в большую политику. После увлекся поиском смутьянов и футурологией, гармонично совмещая два этих занятия. Так, в образцовой статье, опубликованной в образцовой газете под образцовым заголовком «Внутренний враг и национальная идея», он чуть ли не первым ввел в современный оборот такое понятие как «пятая колонна» и, похоже, только случайно не додумался до «национал-предателей».

Все прочее, что станет классикой в эпоху аншлюса, в тексте уже присутствовало. «Россия есть и должна быть великим государством». Величие – не только в мощи, чтобы нас боялся весь мир, хотя это на первом месте, но и в том, чтобы страна стала «цивилизационным центром». А вот как, борясь с врагами и с русским языком, автор формулировал самую заветную свою мысль. «...Каждый из нас предпочтет жить лично похуже,  – писал Юрьев, – но в такой (великой – И.М.) России, чем лично получше, но в России убогой и слабой или тем более не в России».

Кроме того, в середине счастливых нулевых Михаил Зиновьевич написал книгу. Сладкую утопию под названием «Третья империя. Россия, которая должна быть». Утопию, осуществляемую буквально на наших глазах, с вторжением в Грузию, на Украину, в Туркмению и Казахстан, после чего отношения с Западом практически прерываются, страна закрывается, зато прирастает старыми новыми территориями. Говорят, именно данное сочинение перепахало и вдохновило Владимира Сорокина на «День опричника», но это не так уж и важно. Куда важнее, что политик, бизнесмен и мыслитель Михаил Юрьев предстает перед нами в качесте прорицателя такого масштаба, рядом с которым хваленый Нострадамус выглядит косноязычной свистулькой. Самые смелые фантазии нашего современника очень скоро воплощаются в жизнь.

Все сбывается – и война, и сума.

Понятно, что обладатель столь диковинного дара не забывает и о себе. Точно зная, что же будет с Родиной и с нами, он совершает только на первый взгляд неожиданный выбор. Бывший депутат и будущий фигурант списка «Форбса», Юрьев выбирает страну Америку и бизнес, связанный с производством сланцевого газа. О чем долго, подробно и с видимым удовольствием рассказывает в интервью Илье Шепелину.

Про сланцевый газ тут читать интересней всего. Патриот, империалист, истребитель внутренних врагов, Юрьев особо и не скрывает, что работает, мягко говоря, не на пользу России. Хуже того. В своем имперском раже, который так легко спутать с вредительством, если не с русофобией, Михаил Зиновьевич произносит прямо-таки кощунственные слова. «Вот есть такой способ: продай «Газпром», – обращается он непосредственно к президенту. – Продай «Роснефть» тем же американцам. Заодно будет почва с ними подружиться. Выяснится сразу, что Путин самый большой демократ в мире, его просто неправильно понимали. Продай – за хорошие деньги продай, пока они что-то стоят, они скоро ничего стоить не будут». За такие слова у нас вообще-то убивают духовной скрепой.

Конечно, недобитый либерал, из тех, знаете, кто продолжает бузить на площадях и ближайшим летом категорически отказывается отдыхать в Крыму, тут злобно прищурится и скажет: вот они каковы, наши патриоты! В газете Сунгоркина, дескать, писал, что готов хоть в рубище ходить, лишь бы жить в России, а на деле продает Родину вразнос, со всеми ее потрохами и энергоносителями. Однако все не так просто, недобитые товарищи либералы.

Юрьев убедительно объясняет, почему он покинул Отчизну и свалил в Америку. «Я, – говорит державник, –  патриот своей страны, мне дорога наша страна, мне нравится здесь жить, но деньги здесь делать неудобно. Не хочу ходить выпивать с губернаторами, пошли они к черту, в основном они недостойны того, чтобы со мной выпивать. Я не хочу посылать людей с деньгами к ментам, пошли они к черту. Я не хочу всего этого, я не хочу ходить на стрелки с криминалом, не хочу дружить с правительством. И так далее».

И так далее, да. Понимаете ли, одно дело прорицать грядущее и усилием писательской воли вводить войска в Цхинвал и в Донецк. Совсем другое дело – заниматься бизнесом в стране, раздавившей по заветам Юрьева внутренних врагов и неуклонно расширяющейся наружу. Империя – это ведь не только мощь ядерных ракет и немеренные бабки для верных опричников. Это еще армия наместников и холуев, ментов и бандитов, а также правящих чиновников. С ними надо дружить, если выпало в империи родиться и обогатиться, их надо ублажать, им надо откатывать. Трепетный человек, предприниматель, писатель и где-то даже художник, Михаил Зиновьевич не желает с ними общаться. Его, знаете, коробит, и он уезжает туда, где с правительством дружить не нужно.  

Правда, в Америке жизнь тоже не сахар. Порой на трудового мигранта стучат, как раз по поводу той блистательной статьи в «Комсомолке», и приходится писать объяснительные в местный партком, то есть в ФБР в Вашингтоне. Впрочем, после ментов и бандитов американские контрразведчики его не пугают, и Юрьев, как можно понять, легко справляется с этой проблемой. В подробности он, правда, не вдается, но обещает «не... переходить на сторону американской империи», если уж совсем припечет и начнут отбирать бизнес.

Все-таки он остается патриотом, что бы это ни значило. Просто он – максималист, и вилла в Майями для досугов депутатских праведных Юрьева не устраивает. Или миллиардный бизнес – или он вернется домой. Так и знайте, господа.

Вот я и говорю, что Михаил Зиновьевич – истинный герой нашего времени. Очень цельный персонаж эпохи первоначального накопления, вложения и обналички, у которого все разложено по полочкам, в строгом порядке. Здесь, в этом большом ящике – любовь к Родине и империи. А в том, потайном – деньги, которые не пахнут, и американская, чужая, но такая удобная империя. Если же вы спросите Юрьева про врагов, то он ответит с тем же прямодушием, что и в знаменитой своей статье. Враги – это те, кто выходит на площадь и бранят Путина. «Я вообще не люблю интеллигенцию, – добавляет экс-вице-спикер. – Хотя вроде бы из нее происхожу, но я очень ее не люблю. Не путать с интеллектуалами!»

Впрочем, есть точка зрения, что интеллектуал – это бывший интеллигент, то есть такой же умный, но бессовестный. И если интеллигент радеет об Отечестве, не забывая о морали, то интеллектуал – это просто мозговитый и волевой жлоб, готовый ради личной выгоды буквально на все. Короче, их трудно спутать, и если подытоживать эти краткие заметки, то героя нашего времени можно только обидеть, обозвав интеллигентом. Не станем обижать героя.