Все записи
02:22  /  22.02.15

8324просмотра

Слово предоставляется заложнику. Янукович в аду

+T -
Поделиться:

 

Он посылал людей в Украину, чтобы они ситуацию мониторили. Он хотел вернуться, чтобы сперва возглавить протестное движение, а потом и людей защитить. Но его отговорили: нельзя туда приезжать, враги убьют. Но все-таки когда-нибудь он вернется и сделает все, что в его силах, чтобы облегчить жизнь в Украине.

Виктор Янукович редко появляется на публике, и всякий раз это довольно яркое событие, как ни странно. Так бывает: персонаж незначителен, но история, которая творится вокруг него, столь огромна и трагична, что и не захочешь, а послушаешь речи изгнанного, отставленного и полузабытого президента. Хотя бы для того, чтобы приблизиться к пониманию происходящего в России, на Украине, в Европе, на планете.

В конце февраля и в марте прошлого года он выступал дважды, и это всякий раз давало богатую пищу для размышлений. Так, 28 февраля марта он русским языком говорил, что «категорически против вторжения в Украину, нарушения ее целостности суверенного государства». А потом, заседая в совбезе ООН, постпред Чуркин размахивал документом, в котором фактически содержался призыв Януковича к Путину оккупировать его страну и отобрать Крым. 11 марта, читая по бумажке, он сообщал, что «жив», и ломал ручку, и лицо его, не слишком подвижное и прежде, обращалось в такую маску отчаяния, что поневоле за свергнутого президента становилось страшно.  

Дело в том, что Янукович – заложник, хотя язык не повернется, конечно, сравнивать его судьбу с судьбой Надежды Савченко. Просто, в отличие от пленной летчицы, он каждый день боится за свою жизнь и может лишь подавать знаки, которые еще поди разгадай. Ясно лишь, что Виктор Федорович ведет какую-то свою игру, но в речах стеснен, да и корреспондентов к нему допускают лишь в тех редких случаях, когда кремлевские его кураторы считают это необходимым. Вот как вчера, например.

Тут еще очень важен фон, сопровождающий его выступления. Весной 2014-го решался крымский вопрос, и Путину хотелось продемонстрировать миру «легитимного» украинского президента, противостоящего «хунте». А что он там лишнего скажет и что сломает, проклиная при этом «фашистов», «бандеровцев» и «узурпаторов», большого значения не имело. Сегодня фон другой, оттого и высказывается Янукович по-другому.

В полном соответствии с большинством прогнозов ситуация после минской встречи не разрядилась, но обострилась еще сильней. По крайней мере, на уровне риторики. Британский министр обороны Майкл Фаллон приравнивает Россию к «Исламскому государству» и объявляет, что холодная война уже заметно потеплела. Джон Керри, которого всегда считали голубем даже по сравнению с Обамой, солидарно с Меркель и Туском грозит Кремлю новыми санкциями, прибавляя, что действия Москвы считает «абсолютно наглыми и циничными». Новости из Киева – в той же предвоенной тональности. Сурков объявлен руководителем группы «иностранных снайперов» на Майдане. СБУ лишило аккредитации более 100 российских СМИ. Бонусом – чисто богословское суждение действующего президента по поводу дальнейших мытарств президента отрешенного. Порошенко уверен в том, что Януковичу предстоит вечно гореть в аду.

И тут можно было бы предположить, что Виктор Федорович просто по-человечески захотел ответить Петру Алексеевичу, если бы не привходящие обстоятельства. Если бы Янукович выступал всякий раз, когда только пожелает. Да мы ведь и не знаем, когда записывалось его интервью Первому каналу. Поэтому логичней поразмышлять о том, зачем экс-президента выпустили на сей раз, усадив напротив камина и позволив помечтать о грядущем возвращении на родину.

По-видимому, именно сейчас эти его речи особенно востребованны в Кремле. После Минска, где договориться ни о чем по сути не удалось. После массовых убийств в Дебальцеве. После издевательских комментариев Путина насчет «шахтеров» и «трактористов», воюющих в Донбассе. После выступлений Фаллона, Керри, Меркель, Туска, привычно жестких или небывало жестких. Что за ними – бог весть, ясно лишь, что споры зашли уже очень далеко, и в дискуссиях, содержащих ссылки на международное право, у российской стороны не было и нет никаких контраргументов. Зато имеются доводы иного порядка, на свой лад, как полагают в Москве, убедительные.

Янукович рвется домой, и это его страстное желание можно уважить. Взять Киев, как обещал некогда Владимир Владимирович, за две недели не то за два дня, и привезти с собой в обозе истосковавшегося по дому Виктора Федоровича. Чтобы он, значит, возглавил протестное движение и снова засел в своем Межигорье. Это достойный ответ на санкции и прочие западные дерзости в годовщину Майдана. Еще более достойный, нежели вчерашний антиукраинский митинг, прошедший в Москве. Это события одного ряда, с той лишь разницей, что Хирург и другие товарищи олицетворяли стабильность в России, а Янукович символизировал покой и порядочек в соседней стране.

Отклики уже последовали, и одним из первых бывшему президенту возразил нынешний. «Ждем с нетерпением и готовы к встрече», – в таком духе напутствовал Януковича Порошенко, но едва ли он обращался непосредственно к ностальгирующему. Скорее все-таки к Путину, демонстрируя готовность к большой войне.

Есть точка зрения, что такая решимость или даже ее имитация только и способны предотвратить бойню, но с уверенностью это утверждать нельзя. Верно другое: с Путиным необходимо говорить на доступном ему языке, и в этом смысле украинский президент и его западные союзники поступают более или менее правильно. Оттого ведь в очередной раз и запускается на арену управляемый Янукович, что других фигур и доводов практически не осталось. Кроме этой бесправной марионетки, и вся хитроумная российская политика на Украине отражается в образе и словах несчастного беженца, вкусившего ад при жизни. Так что, может, и не надо желать ему еще и посмертных мук. Есть кандидатуры более подходящие.