Все записи
03:53  /  5.07.15

28288просмотров

Последний заложник. О судьбе Алексея Пичугина

+T -
Поделиться:

Он считает себя невиновным. Он не встречался со следователями. Он не собирается давать показания против Ходорковского. О том, что СКР опять возбудился против бывшего главы ЮКОСа, он узнал только что, от своего адвоката.

Новости вчерашнего дня, связанные с судьбой Алексея Пичугина, вызывают самые разные чувства.

Чувство привычного отчаянья, ибо речь идет о человеке, отбывающем пожизненный срок по сфабрикованным обвинениям. По делу о покушении на убийство, которое в ходе судебного следствия вызвало тяжелое недоумение у пострадавшего. По делу об организации убийства, в котором нет ни трупов, ни исполнителей, а свидетелем выступал некий Коровников — серийный убийца, маньяк и насильник. Наконец, по самому громкому — о расстреле мэра Нефтеюганска.

Коровников в суде по делу об исчезновении супругов Гориных, как можно было предположить, обменивал свои «показания» на смягчение условий содержания в тюрьме. В ходе процесса над Невзлиным и Пичугиным случилось нечто противоположное, довольно редкое в истории юриспруденции. От своих прежних, уличающих показаний отреклись осужденные за убийство мэра Петухова.

Еще эти новости вызывают чувство, которое одним словом не опишешь. Тут и гордость за человека, и боль. Светлана Костромина, адвокат Пичугина, говорит, что он «мужественно и прямо-таки стоически переносит тяготы заключения», которое длится уже двенадцать лет. Однако боль сильнее, и тут задумываешься вот о чем: а стоит ли ему держаться до последнего, до самого конца? Еще на этапе следствия Пичугину предлагали сделку: оговорив Ходорковского в качестве заказчика всех убийств, получить срок более мягкий. Тогда он отказался от этих предложений, но теперь, когда Михаил Борисович на воле, не пора ли подумать о себе и своей семье? Такой возникает вопрос, порожденный свежими новостями.

Собственно, о последнем заложнике ЮКОСа в России вспомнили не вчера, а 30 июня, когда стало известно, что СКР возобновил расследование по делу об убийстве Петухова. Подозреваемым опять стал Ходорковский, экс-олигарх и знаменитый Маркин обменялись в твиттере важными сообщениями, но главная интрига заключалась в другом. Что нового могли узнать следователи, если молчит Пичугин? И если он заговорил, то понимает ли собирательный Маркин, как это будет выглядеть — на фоне всех предыдущих судов и приговоров, а также других, европейских судов, завершившихся в пользу акционеров ЮКОСа?

Думаю, никто на свете не осудил бы заложника, когда бы он пожелал обменять свободу на лжесвидетельство, но он молчит, и остается лишь гадать о том, что там еще придумали в Кремле. Какие у них обнаружились свежие улики. Однако не исключено, что никакого продолжения не будет. Лишний раз позориться может не захотеть даже Маркин.

О чем гадать не приходится, так это о деле ЮКОСа.

Двенадцать лет спустя воплощенный в жизнь замысел операции по уничтожению и раздербаниванию компании Михаила Ходорковского выглядит вполне прозрачным. Первым пунктом в плане значился арест Пичугина; это было событием ключевым, поскольку дело об ограблении олигарха сразу обретало «убийственный» характер. После чего Путин мог годами рассказывать о том, что у Ходорковского «кровь на руках», а разнообразные Карауловы — искать и находить в этих убийствах момент истины. Чуть позже в схеме значился арест Платона Лебедева, а там и самого МБХ, если не пожелает эмигрировать, что тоже было частью замысла. Параллельно планировалось судить и приговаривать чуть ли не весь топ-менеджмент, но не только за налоги и «украденную нефть». Планировался ведь и третий процесс, по мокрым делам, и президент уже высказывался в том смысле, что Пичугин не сам по себе организовывал убийства. А по приказу Ходорковского и Невзлина.

Оттого первого арестованного по делу ЮКОСа ломали с таким остервенением. Оттого ему сперва вкатили «двадцатку», а потом и пожизненное, когда выяснилось, что этот человек им не по зубам и план провалился. Оттого свидетелями обвинения в этих судах выступали иногда прямые монстры из преисподней, типа Коровникова — других не нашлось, а наказать Пичугина за несгибаемость было необходимо. И если, вспоминая суды над Ходорковским — Лебедевым или Светланой Бахминой, мы говорим о беззаконии, то, размышляя об участи Василия Алексаняна и о приговоре Пичугину, погружаемся в какой-то безысходный мрак.

При самой ничтожной доказательной базе человека осудили на медленную смерть, и ближе Страсбурга почти никто не вступается за него. Впрочем, и выигранное им дело в Европейском суде никак на приговоре не отразилось. Постановление ЕСПЧ было попросту проигнорировано в российских инстанциях.

Алексей Владимирович Пичугин по-прежнему сидит в «Черном дельфине» в Соль-Илецке под Оренбургом — в одной из самых страшных российских тюрем. Сидит потому, что имел несчастье служить руководителем отдела внутренней экономической безопасности нефтяной компании ЮКОС и что именно на него в 2003 году указал чей-то начальственный палец. Сидит по той причине, что не оправдал ожиданий главного гражданина начальника. Правда, начальник не теряет надежды сломить узника, если же это не удастся, то он удовлетворится обыкновенной местью, обращенной ко всем, кому дорог Пичугин, в том числе к Ходорковскому.

Вообще вполне возможно, что придурковатый пресс-релиз, посвященный «третьему делу» экс-олигарха, только к нему и был обращен. В качестве реванша за все проигранные суды и напоминания о заложнике. Люди, начисто лишенные совести, теоретически знают же, что некоторых других людей совесть мучает, и умеют эффективно пользоваться этим своим необыкновенным знанием. 

И все же внутри последних скорбных новостей о Пичугине содержится и хорошая новость. О нем снова заговорили. Его имя — в заголовках газетных новостей. Он не забыт, что важнее всего для человека, который живет и держится одним сознанием собственной невиновности и правоты. Так что стоило бы даже и поблагодарить невольных ньюсмейкеров из карательного ведомства, когда бы они ведали, что творят. Но они о своем промахе догадались последними, и в потоке чувств, вызванных свежими новостями, благодарность по отношению к ним отсутствует. Возникает иное чувство, и произносятся совсем другие слова.

Комментировать Всего 3 комментария

Человек, бывший когда-то главой службы безопасности крупнейшей кампании, твердо стоит на том, что честь дороже жизни. Поразительная, если вдуматься, история. Сильно идущая против стереотипов.

Эту реплику поддерживают: Alexei Tsvelik

А еще раньше служба в КГБ. Да, вот такое необыкновенное явление.

Эту реплику поддерживают: Алексей Буров