Кто был в копенгагенской "Noma", много лет возглавлявшей рейтинг главных ресторанов планеты, вспомнит этот мох на столах уже на первой подаче. Балтийской холодной ингерманландской моросью, подобной запаху великого детища Рене Редзепи, в "Nordic" вас первым делом обдаст ветер с тарелок, нордически строго украшенных шишками и пятнами аккуратных живых цветов. Среди них между водорослями спрячется то нежный краб, то подкопченая треска, припорошенная, будто северным снегом, черным трюфелем.

Кто любит знаменитую юрмальскую “36-ю линию”, при первой же подаче заплачет от бутылки рубарбового шампанского в руках сомелье, ох уж эти розовые пузырьки, я так долго хотел снова следить за вашими траекториями в зажатом чуть замерзшими пальцами высоком бокале. 

Малиновое вино от того же небольшого, но культового латышского производителя счастья разной крепости "Abavas" закруглит сет спустя пару часов. И оставит сладкие нотки на языке, раскрывшемся за это время то убегающей в сосны косулей, то внезапным салом морского зайца, то савойской капустой, внутри которой взорвется, едва надкусишь, северный краб вперемешку с икрой ерша.

Да, здесь если пюре - то из укропа. Если икра - то, вот, ерша, например, или камбалы (бывает и черная, но тогда разве что внутри индюшиного яйца, зачем упрощать).

А завернутая тонкими лепестками в бутон печеная свекла цвета сердца, только надави языком - разольется по нёбу (а то и всему петербургскому небу) своей розовой водой на прощание.

А ничего, что я возбуждаюсь от этой еды - спросил меня друг, вместе с которым пробовал меню? Ничего, я тоже.

"Nordic" - это про философию еды, которая, конечно, больше, чем про поесть. Это про вкус, что так важно иметь уже не просто к жизни (банально), но к мысли, к знанию, к ускользающей красоте.

Привет невообразимо быстро меняющемуся миру - маска в инстаграме. Говорите, что ресторан - это еще и про шоу? Хорошо. Наведи айфон - и из гребешка, нанизанного ломтиками на еловую ветку, вылезет сперва шишка, а за ней и целая 3d-ель.

Эта история - не про рестораны, куда можно заскочить на короткий ужин. Это про путешествие, которых нам так не хватает во все еще полузакрытом мире. Но, кажется, такими наши ужины и должны быть сегодня - когда путь до места на такси - будто рейс до все того же Копенгагена.

Горящее фарами за окнами "Nordic" Пулковское шоссе делает это путешествие еще реалистичнее, еще глубже и честнее становится с каждым взятым пальцами с подушки из мха кусочком кулинарного арта погружение в другой мир, пусть хотя бы на пару часов отдаляющий от суеты будней под холодными питерскими облаками. 

А дождь - пусть себе моросит, ведь он так умело попадает в такт легких постукиваний приборами по тарелкам, вылепленным из камня цвета суровой балтийской гальки.