Сотрудник редакции
Все записи
10:51  /  21.07.21

27994просмотра

Возмущенная общественность как оправдание жестокости: можно ли сочувствовать девушке, сбившей детей

+T -
Поделиться:

18-летняя москвичка Валерия Башкирова то ли засмотрелась в телефон, то ли была ослеплена солнцем, но устроила смертельное ДТП с тремя детьми. Двое погибли. Сперва девушку отправили под домашний арест. Затем в дело вступила возмущенная общественность, и меру пресечения ей изменили на СИЗО. Эти призывы к мести и каре, на мой взгляд, не лучше поступка, который совершила студентка.

фото: Валерия Башкирова в зале суда (Газета.Ру)

Эта история черно-белая. Здесь безусловен ужас случившегося. Как безусловна и вина. Здесь не может быть двух позиций. Здесь все возведено в степень. Трагедия? Да, и ее боль пронизывает насквозь. Преступница? Да. Но именно в этой точке нужно остановиться.

«Мы сделаем все, чтобы она не отделалась», — написал депутат Госдумы Александр Хинштейн. «18-ти летняя с***», — так назвал девушку журналист Гия Саралидзе. А политик и борец с наркоманами посредством батарей и наручников Евгений Ройзман выбрал во всей драме лишь то, что она «блондинка». Словно именно это доказывает ее вину. Будто брюнетки такого сотворить не могли. Не говоря уже о мужчинах. «Под давлением возмущенной общественности суд изменил меру пресечения», — сообщили в итоге нам сводки новостей.

«Возмущенная общественность» понятие удобное, универсальное и безликое. Кто там, за этой самой общественностью скрывается? Феминистки, водители грузовых фур, одинокие мамы, ветераны Афгана? А никто. Коллективный «человек возмущенный». Чей гнев может быть направлен хоть на танцующих на амвоне девчонок в балаклавах, хоть на подростков, вышедших с желтыми уточками на Тверскую, хоть на сбившую детей на переходе студентку. Лишь бы в порыве недовольства требованием была — Месть.

Когда суд отправил Валерию Башкирову под домашний арест, я и сам погряз в сомнениях наперебой с потоком слов ненависти, возмущения и злобы. «Почему так мягко? В камеру ее, никакого сострадания!», — кричал мне мой внутренний голос. Кричали в лентах соцсетей люди совершенно разных взглядов, возрастов и профессий. Живые люди.

Да, увидев кадры с камер видеонаблюдения, как и все, я испытал ужас. Но именно в таких состояниях чувственной крайности, максимального кипения разума нужно уметь не идти вслед за адом рядом, не отправляться еще дальше в этот самый ад. Хотела ли девушка сбить детей, мечтала ли лишить их жизни? Мне кажется, этот вопрос мы должны задавать себе первым.

Валерия Башкирова сбила семью не потому, что у машины есть мигалка, а у нее погоны, не потому, что ее папа министр или генерал ФСБ. В биографии отца студентки нашлись следы силовика, но явно не того полета, чтобы скостить наказание дочке. Да и не наглость и вседозволенность золотой молодежи жала тогда на газ перед коляской. Не водитель вице-президента «Лукойла» спешил по Ленинскому с начальником на заднем сидении.

От чего нам станет лучше, нам, призывающим покарать убийцу? От того, что девчонка будет жрать баланду, сидя в камере вместе с зарезавшими собутыльниц за стакан водки? От того, что она будет страдать не только морально, неся всю жизнь свою на себе этот груз боли, но и физически? Да и страданием ли должно измеряться наказание? И можно ли вообще в России желать человеку тюрьмы?

Иногда кажется, что мы хотим на средневековую площадь для казней. Скучаем по римскому Колизею и по своему вытянутому кулаку с большим пальцем, смело направленным вниз.

Словно требуя зрелищ, толпа в унисон кричала: «Убила? Значит сама умри!»

Комментировать Всего 27 комментариев

Ренат, совешенно дикая история, не выходит из головы третий день. Я думаю, что большинство из тех, кто требовал для нее тюремного заключения, сами являются родителями, и они спроецировали эту ситуацию на себя.

Ты идешь по переходу с детьми, т.е. соблюдаешь правила и делаешь все, как положено, но это не уберегло тебя от беды. Чтобы хоть отчасти осознать эту бездну ужаса, нужно быть родителем. Нет ничего страшнее, лучше самому умереть сто раз. 

Второе. Думаю, "общее бессознательное" алчет мести, чтобы сработал фактор показательности и другие "девочки-студентки", прежде чем садиться за руль машины, думали головой и не тупили в телефон.

Девушку безусловно жаль, сломанная жизнь. В 18 лет все мы были молодыми и глупыми, и, конечно же, она даже представить себе такого не могла, что, однако, не снимает с нее ответственности за смерть детей и вечный ад для их несчастных родителей 

Эту реплику поддерживают: Галина Альтман

я не снимаю с нее ответственности, ни в коем случае, я задаюсь вопросом - где же граница звериного в человеке, но тут ужасно сложная этически история, все вроде бы на ладони - вот мертвые дети, вот преступница. но ровно в таких ситуациях включается милосердие высшего уровня 

Эту реплику поддерживают: Борис Цейтлин, Анжелика Азадянц, Мария Шапиро

 как-то в моем городе на Дальнем Востоке автолюбительница врезалась в автобусную остановку и практически убила пять человек. все жаждали крови и разбирательств. а мне было жалко всех участников трагедии.

и еще один пьяный мужик врезался в авто супругов, жена долго не могла ходить, а муж стал овощем в прямом смысле. на процессе этот мужик говорил, что невиновен. его лицо было серое, но он всячески пытался оправдаться, чтобы его не посадили. и вот его жалко не было.

Эту реплику поддерживают: Сергей Кондрашов, Мария Шапиро

В 16 лет я попала под грузовик. Месяц была в коме. Это сломало всю мою жизнь. Почему-то мне даже жаль человека, который меня сбил. 

Странно, да? Я знаю, что он приходил ко мне в реанимацию, хотел помочь лекарствами. 

Десять лет моих прошлых лет превратились в борьбу за жизнь, но я-то оклемалась. А как живет он сейчас с таким грузом, я не знаю. Я даже ничего о том событии не помню. Знаю абстрактно, что ему было лет 50. Ему кто-то из моих родителей дал характеристику - "обычный мужик". 

Да, мне очень больно писать эти строки и сейчас я практически плачу.  Аж трясет. Весь день насмарку от одних воспоминаний...

Блин, мне на самом деле очень сложно писать и рассуждать на эту тему. Хоть я наконец могу говорить об этом открыто.

ну вот об этом

От чего нам станет лучше, нам, призывающим покарать убийцу? От того, что девчонка будет жрать баланду, сидя в камере вместе с зарезавшими собутыльниц за стакан водки? От того, что она будет страдать не только морально, неся всю жизнь свою на себе этот груз боли, но и физически? Да и страданием ли должно измеряться наказание? 

Мне бы не хотелось, чтобы водитель, который меня сбил, оказался в колонии. Я переходила дорогу на нерегулируемом переходе и все это была случайность.

И я не знаю, кто тут виноват - он, скорее всего превысивший скорость, я, идущая по той дороге, погодные условия (метель) или снежный занос, с которого я свалилась под колеса авто.

Стечение факторов, вот и все!

Тут ситуация несколько иная. Намного сложнее и страшнее.

Видите ли, Елена, вы были участником и имеете несколько другой силы (если можно так выразиться) моральное право на мнение

Силы?) Я никогда не была в такой ситуации. Но знаю, что теперь жизнь этих семей и самой виновницы разрушена. Дурацкое стечение обстоятельств.

И я искренне полагаю, что решение о наказании должны принимать родственники, а не общественность. Мы тут словно лезем в чужое горе грязными руками, даже всего на зная. Вот так.

Елена Проколова Комментарий удален автором

Ответственность человека перед государством довольно новое изобретение в истории человечества. Раньше существовали только различные формы ответственности перед людьми, которым нанесен ущерб. И, конечно же, возмущенная общественность это народ с площади, выпускающий на волю своих демонов, абсолютно безнаказанно, благо инструмент в руках подходящий. По существу же, участники трагедии - единственные кто имеет право голоса, право негодования, право осуждения... Право проходить все стадии горя по-своему, без подстрекательства толпы. Это горе, и бесчеловечно его усугублять лозунгами толпы чужаков.

Спасибо, Ренат, за проявленную человечность.

Эту реплику поддерживают: Анжелика Азадянц

ну да, все эти возмущения - это повод почувствовать себя "благордным человеком" - "уж я-то, конечно, не такой".

Между тем проблема - как избежать таких случаев - при помощи одного лишь негодования не решается.

Эту реплику поддерживают: Мария Шапиро

Прямые параллели с ДТП Ефремова... Парад белых польт маршировал несколько месяцев

Эту реплику поддерживают: Сергей Кондрашов, Галина Альтман, Мария Шапиро

А, собственно, какая разница - дома она будет сидеть до суда и в следственном изоляторе? Она невиновна? Вроде, нет. Согласно существующей в России практике, никто девушку за двойное убийство по неосторожности строго наказывать не будет. Года четыре дадут в самом крайнем случае. Отсидит полтора. Отсиженное в КПЗ вычтут. В чём проблема?

Эту реплику поддерживают: Галина Альтман

Сам факт нахождения человека, еще и такого юного, в российской колонии - это уже трагично

По мне, так смерть двух детей из за легкомыслия водителя это потрагичнее. Закон есть закон. Давайте формулировать то, чего мы хотим в каких-то легальных формулах. Отменить наказание за убийство по неосторожности? Что-то другое?

Эту реплику поддерживают: Anna Bistroff, Елена Лейв, Галина Альтман

конечно, это все ужасно... Мне жалко всех. 

помню, как пьяного водителя, по сути разбившего семейную пару, приготовили к двум годам. а адвокат требовал условного срока (тут я просто не помню и могу ошибаться)

смерть двух детей из за легкомыслия водителя это потрагичнее.

Так ведь я с этим не спорю, Сергей, и выше писала о том же самом.

Это я ответила на ваш вопрос "какая разница, где сидеть". 

Она, конечно, должна понести наказание. Молодость и глупость не служат оправдательными мотивами. 

Какой вообще телефон, когда только недавно села за руль, и нет ни опыта, ни рефлексов водительских?

У меня 20 лет опыта вождения, я никогда не беру в руки телефон за рулем даже на совершенно тихой пустой улице. Всегда есть мысль: вдруг ребенок за мячом выбежит, вдруг неожиданно выскочит кошка из-за кустов, не успею отреагировать. Лучше перебдеть, чем потом раскаиваться. 

Эту реплику поддерживают: Галина Альтман, Мария Шапиро

Давайте формулировать то, чего мы хотим в каких-то легальных формулах.

Я хочу невозможного: чтобы весь этот вой в соцсетях прекратился.

Эту реплику поддерживают: Елена Лейв

Да он и прекратится через несколько дней. На самом деле, мало кому есть дело и до убийцы, и до жертв. А к моменту суда это уже будет глухое воспоминание, почти лишённое эмоциональной нагрузки. Это такая особенность современной культуры - крайняя истеричность.

Эту реплику поддерживают: Елена Лейв

РИА Новости пишет, что по предварительным данным, девушка была пьяна

можно ли сочувствовать девушке, сбившей детей

Ну конечно можно. Вот пост сочувствия и еще наверняка есть. Большинство однако сочувствуют детям, у которых из-за этой девушки не случилась жизнь, и родителям, которым она их жизнь непоправимо сломала. Наверняка есть высокоэмпатичные люди, которые могут сочувствовать сразу всем, равно и одновременно - и девушке, которая отсидит за две жизни в российской колонии года четыре (поверим Сергею Кондрашову, он юрист), и мертвым детям, и их родителям. Еще есть люди, которые на самом деле никому не сочувствуют, но умеют потребное имитировать или изображать. Еще сейчас есть некоторое количество людей, которые уже толком и не знают, что они собственно чувствуют, потому что они об этом все время говорят и пишут. Все вместе эти люди составляют практически сто процентов. В описываемом случае однозначное большинство приходится на вторую категорию. Ренат, а что бы Вы хотели изменить в этом раскладе? Какой расклад показался бы гармоничным именно Вам?

которая отсидит за две жизни в российской колонии года четыре

Я "ставлю" на полтора-два года реального наказания. труднопредставимо, чтобы в России молодой женщине дали за причинение смерти по неосторожности двум мальчикам больше четырёх лет. А там  - условно-досрочное освобождение.

Согласна, если не подтвердятся муссирующиеся СМИ слухи, что в момент аварии она была нетрезвой.

Ее главное наказание, если это нормальный человек,  уже свершилось, ей теперь с этим жить всю оставшуюся жизнь. Я знаю о чем говорю, увы - мой близкий приятель детства в молодости по неосторожности сбил мать с ребенком, переходивших улицу в неположенном месте. Не юридическое наказание (оно действительно было незначительным), а память о случившемся - вот его главное наказание. Он не из тех, кто ходит к психотерапевтам, но признавался пару раз ( конечно нетрезвым), что оно даже если и покидает его на время, всегда возвращается.

Это, мне кажется, очень индивидуально. Кто-то помнит и терзается (что не обязательно хорошо), а кто-то полностью вытесняет неприятное воспоминание (что не всегда плохо). Имхо.

Насчёт алкогольного опьянения - не подтвердится. Давно бы уже объявили, если бы было так. Тоже, впрочем, имхо.

Эту реплику поддерживают: Елена Лейв

Катерина, я абсолютно согласна с Сергеем. Люди настолько разные, что говорить о единой реакции на ситуацию не приходится. Вполне допускаю, что водителя может в такой ситуации волновать исключительно свои проблемы, а вопрос вины может не возникнуть, возникнуть много позже или уйти на задворки подсознания.

А в Германии за такое не сажают вообще. Права могут отнять на время или навсегда, "идиотентест" могут заставить пройти, а решается все выплатой страховкой ущерба потерпевшей стороне и поднятием страховой суммы виновному. А для посадки нужны веские аргументы намерения убийства. То есть если кто-то будет на машине гоняться за жертвой и собьет и это будет доказано.

В советские времена было.

Восьмилетняя первоклашечка перебегала дорогу, оказалась перед большегрузом, водитель заметался, пытаясь ее спасти, она заметалась - случайно в ту же сторону, погибла под колёсами.

Единственная дочка, поздний ребёнок. Водитель-убийца юный совсем, сирота, без родни.

Суды, суды... Он там плакал, плакал, ему девочку жалко было. 

Кончилось тем, что родители девочки его простили, пожалели, навещали, а он, когда вышел, пришёл им помогать, до самой их смерти вину искупал.

А эта девушка? Она сама - как?