Все записи
18:03  /  8.07.15

35710просмотров

#настоящаясемья: наглядное пособие для натуралов от партии власти

+T -
Поделиться:

Кто из вас красил аватарку в фейсбуке в радужные цвета, присоединившись к празднику в честь легализации гей-браков в США? Лично моя френдлента буквально «расцвела». Реакция борцунов с ЛГБТ (ну, борцами таких людей называть слишком шикарно) не замедлила с появлением: московское отделение партии «Единая Россия» презентовало флаг натуралов. Постарались сделать два варианта: в голубом и розовом цветах — видимо, предполагалось, что это версии для мальчиков и для девочек, но коннотация у этих цветов понятно какая. Итак, на голубом или на розовом фоне — белые силуэты, напоминающие бумажную гирлянду из человечков: в центре — женщина и мужчина, которые держат за руки мальчика, а по бокам к ним прицепились еще девочка и мальчик, которые тянут родителей в разные стороны. Вроде «Мам, хочу кататься на лошадках!» и «Пап, там сахарная вата, купи!» И, по-новомодному, хэштег: #настоящаясемья.

Это наш ответ однополым бракам, этому издевательству над понятием семьи. «Мы должны предупредить гей-горячку у себя в стране и поддерживать традиционные ценности», — сказал замглавы московского отделения ЕР Алексей Лисовенко. Господин Лисовенко, я расскажу вам историю о традиционных ценностях.

Мой отец женился по залету. Его первенец родился, когда ему было восемнадцать. Он рассказывал, что тот брак провалился с самого первого дня, хотя с бывшей женой они прекрасно общаются до сих пор. Когда брак начал рушиться, его бывшая жена решила родить еще одного ребенка — классический способ сохранить брак. Что ж, отец оставил уже не двоих, а троих человек, отдав той семье пятнадцать лет жизни.

Настоящим ребенком любви стала я. У отца тогда были проблемы с алкоголем, и я знаю, что он мог на несколько дней пропасть из дома, потому что у него было правило не бухать при жене. Потом он возвращался, вымаливал у нее прощение и говорил, что больше ни-ни. А потом история повторялась. Моя мама сидела со мной на руках, сначала она чувствовала гнев из-за того, что он ее предал, потом — желание взять меня подмышку и исчезнуть из его жизни, а потом, когда проходило больше суток (а может, и несколько суток) просто молилась о том, чтобы он был жив, а не сбит машиной и не убит собутыльником. Но отец был крепким. Он всегда возвращался. Вымаливал прощение. Опять уходил. Когда мне исполнилось три года, он совсем бросил пить.

Мой покойный дед, папа отца, женился не по залету. Наверное. Я никогда его не видела, потому что он умер до моего рождения, едва достигнув пенсионного возраста. Его жена была учительницей математики. Отец рассказывал, что его папа-шахтер был очень спокойным и постоянно разнимал их с матерью, потом у что они уживались как кошка с собакой. Любимым занятием моего отца, когда он был мальчиком, было скрыться с удочкой в неизвестном направлении, прийти в свое секретное место и рыбачить, прекрасно зная, что по всей деревне бегает его мать-училка, ищет и орет.

Эта училка была настоящей садисткой и любила только себя. В пятидесятые она выскоблила из своего чрева целую футбольную команду, потому что больше всего боялась родить ребенка с синдромом Дауна — в деревне ее кто-то «просветил», сказав, что с ее отрицательным резусом второй ребенок родится «дауном», и она убила всех еще в утробе, оставив только первенца — моего отца. Разные истории указывают на то, что мой покойный дед предпринимал попытку убить себя, выпив какого-то ядовитого вещества, которое принес с работы. Потом говорил, что перепутал с кефиром.

Моя покойная бабка-учительница умерла в прошлом году, дожив практически до девяноста. Она была девятым, самым младшим ребенком в семье. Прабабушка родила ее в 46 лет и рассказывала потом своей маленькой девочке: «Я все думала, пусть бы ты младенцем померла поскорей. А то стыдобища в таком возрасте рожать-то». По-тихому прибить своего ребенка она не решилась, и вот моя бабка выросла, стала училкой и потешалась над безграмотной матерью, прося ее подать ей с полки ту или иную книгу и глядя, как та смущалась, не умея разобрать букв на корешках. Откуда я все это знаю? Этими историями моя бабка развлекала меня, когда я еще не начала ходить в школу.

У меня есть друг, с которым я нежно общаюсь. Он называет меня «атипичной бабой», потому что все его бывшие одноклассницы либо повыскакивали замуж, едва окончив школу, либо забеременнели от Святого Духа, не дожидаясь получения школьного аттестата. Мой друг может днями не появляться дома, как в свое время мой отец. Когда он сталкивается в квартире с родителями, с которыми живет, он часто слышит один и тот же вопрос: «Женишься-то когда? Детей-то когда?» Он усмехается: «Наверное, они ждут, что я со вписки у друзей приведу в дом жену».

У моего друга есть знакомая, у которой отец забулдыга-дальнобойщик. Он пьет и лупит жену и детей. Знакомая выросла и нашла хорошего мальчика, а вот ее сестра выбрала такого, как папа — огромного забудлыгу, который пьет и бьет.

И наконец, у меня есть несколько десятков знакомых гомосексуалов. Один из них — мой самый лучший друг. Его мечта — семья и две дочки. Он всегда знал, что это невозможно, поэтому во время учебы в институте он совал свой нос во все конкурсы и конференции, объездил полмира, проходя стажировки в самых престижных вузах, трудится одновременно в науке и медиабизнесе, получая для своих юных лет солидную зарплату — больше, чем мой отец, блестящий экономист с огромным стажем, работающий в госкорпорации. Потому что он хочет уехать в США и там, где никто его не увидит, выйти замуж и удочерить двух девочек. Если честно, я не представляю, как хоть кто-то из десятков моих знакомых гомосексуалов может, нажравшись, озвереть и избить ребенка.

Но депутаты из московского ЕдРа видят светлое будущее детей, выращенных натуралами. Которых, возможно, сделали случайно, на студенческой вечеринке или на школьном выпускном балу. Про которых мечтали, чтобы господь их прибрал. Которых не выскоблили из матки, только удостоверившись, что лишних хромосом нет. Которых били пьяные отцы или над которыми ревели в одиночестве матери. Флаг нарисовали ко дню Петра и Февронии, о котором уже порассуждал Александр Невзоров — видимо, это сделала внучка одного из депутатов за ночь, в «Пэйнте», или несовершеннолетняя любовница, надеясь, что ей повезет, и у нее будет #настоящаясемья и пара переписанных на ее имя бизнесов. Поскольку из-за спешки и непрофессионализма художника рисунок вышел не совсем правдоподобным, предлагаю депутатам рассмотреть еще варианты:

Автор первого флага натуралов подобрал картинку в интернете — ей оказалась эмблема французского движения против гей-браков, только у французов на одного ребенка меньше. Прошу господина Лисовенко строго меня не судить за то, что я, как и разработчик их флага, тоже все сделала на скорую руку. Предлагаю вам, друзья, присоединиться и предложить депутатам свои идеи флага с настоящей семьей.