Все записи
08:49  /  5.03.20

403просмотра

Александр Юнусов: Здравствуй, Дзен!

+T -
Поделиться:

Проснувшись в поезде из Питера, на полпути домой, я подумала: «Еще целых восемь часов до Перми! Архангел Михаил, пошли мне, пожалуйста, интересного попутчика! Не могу больше обсуждать высокие цены и гадов-чиновников».

Дальше — чудо.

Через полчаса я вышла в коридор и увидела Сашу, смотрящего на проплывающий в снегу пейзаж.

Мы познакомились в студии Анатолия Френкеля год назад. Юнусов всегда держался в стороне, сам по себе. Приходил и работал, практически ни с кем не разговаривал. Он даже чай не пил в перерыв, когда весело щебеча, мы отрывались от набросков.

У него были самые крутые скетчи. И то, что он одаренный, особенный художник, — было видно невооруженным глазом. Это считывалось в радиусе нескольких метров от него. Это было отпечатано на его работах, — легких, дымчатых, теплых.

Как-то раз мы делали наброски с натуры, и по очереди садились на стул в центре позировать. Это были быстрые наброски, по десять минут, чтобы «набить руку».

Моя очередь. И по истечении десятиминутки, я случайно увидела Сашин скетч.

Удивительно. За столь короткое время он увидел и перенес на бумагу что-то главное обо мне. Но это была другая я, которая словно не жила среди «упырей и вурдалаков» в Перми 90-х. Не пуганая, не битая, светлоликая. Я, но без пермского налета.

Можно купить этот скетч?

Купить? Дарю!

Усмехнулся, и протянул мне матовый темно-зеленый лист большого формата. Какой приятный спокойный цвет. Юнусов не мелочится, не суетится, не разменивается. И я увидела это еще тогда, на том наброске. У него нашлась еще одна важная черта мужчины, художника, человека — щедрость. Настоящие художники, как правило, щедро одарены сами, и жадностью не страдают.

Сейчас этот скетч висит в моей мастерской в Сантьяго, а автор его стоит передо мной. И никто кроме меня в «Желтой Стреле» не знает, что это стоит и смотрит в окно — Художник. А не просто бритый на лысо парень, с бездонным взглядом пятилетнего ребенка. Вот удача, это правда ты?

 — Саш, как ты работаешь: когда есть настроение, или когда — нет?

 

Только по настроению. Смысл искать что-то без настроения? Все в жизни надо делать по настроению

— Делать только то, что нравится? Легко сказать!

 

На самом деле это очень легко сделать, если не мешают разные комплексы. У меня есть знакомый, он не любит свою работу, но говорит: «А что делать? Хорошие деньги!». Ну, окей, тогда не жалуйся, если тебя все устраивает. Если тебя что-то устраивает, что-то нет, — это баланс. А если тебя не устраивает — уходи. Я нормально отношусь к зарабатыванию денег. Но, если бы я думал только о них, и не занимался творчеством, — мне бы стало плохо.

— Есть такой стереотип, что художник «должен быть голодным»...

 

Художник может быть и успешным, и богатым. Но при этом может испортиться отношение к своей работе.

— У тебя так случалось?

 

Нет. Если мне не хватает денег, я иду и работаю руками. Я не делаю из это проблему. Просто больше работаю

— А расскажи, пожалуйста, какие материалы для работы ты сейчас используешь?

 

Пастель и акварель. Пишу сухой пастелью по-мокрому. Я пришел к ней случайно. Есть такие разные техники, они почти неизвестны. Ими рисовали очень давно. Сейчас художники просто об этом не знают. Если экспериментировать с пастелью, можно добиться даже эффекта эмали. И разных других, поле для поиска безгранично. Можно делать, что хочешь. Получилось случайно, из-за экономии.

— А почему ты не уехал из Перми? Разве не интересно найти тусовку по интересам, как в Москве, Питере?

 

«Тусовку по интересам» не найти никогда. Если она сразу не родилась, она не родиться никогда. Тусовки создают вакуумы, в которых можно вариться. Но выходят из них единицы, те, кто может привнести что-то стоящее в искусство. В тусовке очень сложно найти себя. Именно как личности. Это только очень сильные люди из этого вакуума выходят, и находят себя. И делают что-то интересное.

— А что можно привнести, если все уже давно создано, нарисовано?

 

Себя. Потому, что тебя до этого не делали. И не сделают. Поэтому — только себя. Ты можешь рисовать те же деревья, которые рисовал когда-то Пикассо. Или те же холмы, что рисовал Сезан. Ты все равно это сделаешь по-своему. Можешь даже подражать, попытаться. Но ты не сможешь этого сделать. Все равно ты сделаешь по-своему.

 — А может художник жить в деревне, и при этом представлять собой нечто ценное для мира искусства?

 

Кончено, может. Он может жить и без интернета. Если он творит искренне, это будет искусство.

— Мне очень нравится новая тенденция. Художник теперь не нищий, страдающий алкаш с беспорядочными связями. А нормальный, психически здоровый человек. Он как все, просто работает с искусством.

 

А мне кажется, всегда так было. Просто с периферии времен до нас доходят яркие сущности. Но всегда были работающие, спокойные, адекватные. Просто искусствоведы иногда берут какую-то яркую деталь для пиара, например, алкоголизм автора, или его гомосексуальные наклонности. Но ведь его работы от этого не стали хуже.

— Саш, объясни мне, почему сейчас так популярен треш в искусстве?

 

В «Симпсонах» есть классная серия. Как Гомер собирал барбекюшницу. Мимо проезжала женщина, директор галереи. И увидела с каким злом Гомер разносит кирпичи, бетонные сооружения, и делает из этого мешанину. Она увидела всплеск эмоций и сказала: «Гомер, ты — классный художник! Мы берем эту скульптуру в дело!». Ему сделали персональную выставку. А потом — у него больше ничего не получилось. Он же не художник, он просто был зол, просто все разносил.

В «Симпсонах» высмеяли эту ситуацию, но в жизни все действительно так и есть. Просто сейчас в России стали появляться частные галереи, и они болеют этим. Берут непонятно кого и пытаются прокрутить его. Делают первую же выставку с ценниками в евро. И пофиг, что это — какой-нибудь Гомер.

— В «Симпсонах» предсказали все!

 

Да, уже есть списки, что сбылось.

— Скажи честно, может тебя критика травмировать?

 

Нет

— Почему нет?

 

Здравствуй, дзен! Чужого мнения не существует. Его не было никогда. Есть твое сознание, которое его создает. Оно делает все. К примеру, так как ты сейчас видишь меня — не увидит никто. Вообще, никто и никогда. И так как вижу я тебя — тоже не увидит никто. Даже если мы поменяемся глазами, мы будем видеть по-другому. Возможно, ты меня видишь как стройного блондина с длинными волосами (шутит). И я не узнаю, что ты меня видишь именно так. Потому что оболочку феноменального создало твое сознание. И прошлый опыт. Это все одно. Оно выдает этот феномен.

— Это мой самый интересный разговор в поезде!

 

Я обычно тоже не с кем не общаюсь. Сплю, читаю

— А я иногда общаюсь, узнаю о жизни народа. Расскажи о своих любимых мотивах? На некоторых твоих работах я вижу другую Пермь, добрую, в дымке. В ней не страшно. А раньше я всегда ходила по городу с опаской, особенно ночью. Как говорила моя подруга, «если я иду ночью, и у меня закончилось пиво, я не выбрасываю бутылку. Потому что в случае чего, я могу сделать из нее «розочку». Приезжая в родной город, я подключаюсь к пермскому бессознательному. Для себя это состояние я определяю как «слегка на палеве»

 

Есть такое. Это — региональное. Энергетическое. Я давно забил. Вырос в неблагоприятном районе Егошихи, видел разное с детства. Там были бараки. Были наркопритоны. Поэтому в конце девяностых там ходили маньяки. Дрались много. Били педофилов. Много что было, но все сожглось, закопалось. Поэтому теперь мне в Перми не страшно. Я отпустил все, оставил в детстве. С Пермью я сейчас в резонансе.

— А может в России молодой художник быть успешным, не прогибаясь под моду?

 

Нет. Хотя, кому-то везет. Искусство никому ничего не должно, в том числе не обязано приносить доход. Приносит доход «мерч» (от «мерчендайзинг»), когда ты начинаешь корчить из себя товар, бренд. Если мне нужны деньги, я пойду и заработаю их своими руками. Я не пойду «малевать на продажу». Если кто-то ко мне обращается, я предлагаю приехать и выбрать из существующих работ. На заказ не буду делать. Поэтому,— да, всегда работаю по настроению.

— Работаешь каждый день?

 

Стараюсь каждый. Последние полгода готовил новый проект. Или работал над инсталляцией, если не было настроения рисовать. Либо над скульптурой. Прислушиваюсь к себе, что дальше хочется делать, и делаю.

 — Для чего творит художник? Как ты для себя это формулируешь?

 

В фильме «Модильяни» персонаж Ренуара на этот вопрос ответил так: «Для искусства». Тут все сознательные и несознательные подтексты. И твоя внутренняя потребность это делать, и твоя любовь к делу, и твоя ненависть, что ты не можешь жить без этого. Там все. Любовь ко всему, любовь к себе. Искусство ради искусства. Тут ничего не надо объяснять.

 

— Как найти свой стиль художнику, найти себя?

 

В первую очередь себя надо познать. Не как художника, как личность. Это взаимосвязано со всей деятельностью человека. Когда ты себя познаешь, будь честен с собой. Искать себя, набираться жизненного опыта. Всему свое время. Мне дзен помог, изучение буддизма.

— Как именно тебе помог дзен?

 

Во-первых, это познание себя, своего сознания, устройства мира. Практика медитации. Медитативное состояние — это занятие творчеством. Дзен объясняет все феномены, дуализм мира, восприятие. Мне стало гораздо проще жить. Я стал спокойней, меньше переживаю. Дзен объясняет тот феномен, который мы называем «случайностью». Это высшая интуитивная всеобщая мудрость, всепоглощающая. Когда мозг очищаем, очищаем все чувственные обманы этого мира, когда остаемся наедине с чистым сознанием — мы подключаемся к этой высшей мудрости. И она всегда работает. Просто мы не прислушиваемся.

Дзен буддисты работают с этим, поэтому они долго живут. И постоянно радостные!

— Недавно прочитала одну книгу, о том, как буддийские монахи показали послушнику при помощи сложной техники, как смерть стоит за спиной каждого. Меня это впечатлило

 

Есть такие техники. Но это — ложные пути

— А где — истинный?

 

А истинного нет. Истинный — в пустоте!

С Сашей мы разговаривали пять часов. А мне показалось, прошел всего час. Юнусов как собеседник неисчерпаем. И это без алкоголя, кофе или стимуляторов.

 

Он не прогибается под капризных заказчиков, и работает «ради искусства». Один такой человек, честный с собой, в ладу со своей природой, оправдывает орды менеджеров, производящих несчастье и отчуждение.

 

Будем же ценить художников, пока они здесь, с нами, живут и работают в родном городе.

 

Я люблю тебя, Пермь, за твоих прекрасных людей.

Новая выставка Александра Юнусова «Досеми» уже открылась в пермской арт резиденции: Пермь, ул. Монастырская. 95А

Александр Юнусов в сети:

 

@aleksadryunusov

 

https://www.facebook.com/Aleksandryunusovart

Вера Некрасова

 

24 февраля 2020 года, поезд Петербург — Пермь