Все записи
17:16  /  17.05.20

821просмотр

Третий плохой текст

+T -
Поделиться:

 

Фото: Роман Куцанов

Когда-то давно, когда я ненавидела Пермь за все беды и потери случившиеся там со мной там, я придумала свою собственную поговорку: «Лучший день в Перми — день отъезда из Перми».

Я тогда уже переехала жить в Петербург. Съездила в первый раз за границу. Увидела, какой мир огромный, добрый и прекрасный. Пермь показалась убогим недоразумением.

Но каждый год я возвращалась в родные края. У меня там были неоконченные дела, связанные с недвижимостью. И раз в год требовалось мое присутствие.

Уже в Питере я начинала готовиться к тому, что в Перми мне будут хамить. Готовилась смотреть, но не видеть хмурых гопников на улицах. Готовилась передвигаться перебежками и на такси от друзей к друзьям. От любимых мест к любимым местам.

Также готовилась к длинным задушевным беседам на кухне у Кости. На кухне, которой, к слову уже нет. Эти дома снесли, а Костя получил нахаляву квартиру от государства. На что вместо «Поздравляю!» я написала: «Везет тебе, Костян. В жизни палец о палец не ударил и квартиру нахаляву получил!».  Прости меня, друг. На самом деле я рада за тебя. А во время учебы в университете — сколько у тебя было лихих вечеринок! На одной даже Леонид напился так, что потерял человеческий облик.

Пермь для меня это упыри, гопники, детские травмы, потери. Но также это люди, которых я знаю больше десяти лет. Мои сокурсники. Мои друзья.

Сделав все дела, я обычно тусила пару недель с друзьями . И, затем, радостно в ночи, на такси уезжала на поезд. Это был самый радостный момент. Сбежать.

Да, классно повидать людей с которыми мне всегда интересно и они любят меня и понимают. Но. Жить там? Нет, спасибо, отмучилась. Так я думала лет десять. Или даже больше.

На самом деле Пермь как Пермь. В этом году я приехала в конце февраля. И сразу поймала себя на мысли, что «Пермь как Пермь». И если у меня бы не было сильной эмоциональной привязки, от ненависти до любви, ведь моя первая любовь тоже случилась здесь, — то я бы, проезжая, например, Пермь по пути во Владивосток — вообще бы никогда не подумала, что это город у кого-то может вызывать такую бурю эмоций, как у меня.

В этот раз тянуло много ходить пешком. И я ходила. При любом удобном случае шла по Пушкина, сворачивала к Оперному, шла по Ленина, — так прямо пешком и до университета и шла. Оказалось, меньше часа.

В детстве эти расстояния казались огромными.

«Отпусти меня, Пермь», — мысленно говорила я с городом. Мне нужно было закончить одно дело, а оно все переносилось и переносилось. А я все ездила и ездила.

И Пермь ответила: «Сначала ты отпусти меня, Светос»

И я замерла. Я услышала. И я шла. И я стала отпускать. Развязывать. И я увидела …Я увидела, что та боль, потери, которые достались мне в юности — это такой … подарок. Это сейчас было видно. Не тогда.

Я увидела, что та огромная любовь, которая выпала мне как нежданная радость и потом ушла из моей жизни внезапно, сделав меня на 13 лет мертвой — была задумана, запрограммирована. И красоту всего что случилось, и чего НЕ случилось ,я могу оценить лишь сейчас. Из этого момента.

И Пермь отпустила. Насовсем. Мягко, плавно, с благословением.

Снова ночь. Снова поезд. Я уезжаю. Но впервые во мне нет ненависти. Я люблю и благодарю это место. За строгое, суровое воспитание. Ведь, как говорят самые мудрые психологи, — именно травмы и потери, наши шрамы, наши несовершенства и комплексы формируют рисунок личности.

И если бы я только могла на пару шагов отдалиться от Всемогущего Эго, я бы увидела. Вероятно, я бы увидела очень красивый и … ни на что не похожий рисунок. Личности.

Благодарю тебя, Пермь. Я люблю тебя. Я люблю тебя тихо, без надрыва.

Так, наверное, монахи покидают Шаолиньский монастырь, пройдя все мытарства и получив благословение настоятеля на мирскую жизнь.

Я стою на перроне. Время есть. Поезд-призрак ждет и дает мне достаточно времени проститься. Текут слезы. В груди горячо. Что это. Рыдания. Освобождение. Ночь. Зима. Пермь Вторая.

Я же еду в город, который мне нравится из города, который, как я думала ненавижу.

Но — все не так.Недалеко от меня горят глаза. Какой-то пацан вышел покурить. Он в черном. Мне нравятся люди, предпочитающие черное. Он стройный и лицо красивое.

Я еще не знаю, что всю следующую ночь мы проговорим с Сашей. А в пять утра проснемся и будем говорить до самого Питера. Я исчезну из своего купе и мои соседи подумают, что меня забрали в милицию. Вы серьезно? Нет, я говорила с Сашей, вокруг нас был невидимый кокон, он сказал, что очень хочет семью. Ночью невидимое кольцо на его пальце сверкнуло (а сейчас кольца там пока нет). И я сказала: «Будет у тебя семья!» А он сказал: «Архангел Михаил скоро придет на Землю в человечьем обличье».

Но больше я не могу рассказать вам о нем. Просто зашла в вагон, где красивый мальчик показал мне меня такой, какой я себя не знала. Но с собаками меня не искали. Я встала на рассвете, а он почувствовал, что я уже проснулась. И мы снова одни, под проплывающие сосны в снегу, говорили и говорили. Ты брат мне? Или ты из гвардии моих ангелов-хранителей?

А прямо сейчас я еще стою на перроне Пермь Вторая. Слезы текут. Я отворачиваюсь от этого еще незнакомого парня с горящими глазами. Тепло внутри. Все оказалось, совсем не так, как мне всегда казалось. Моим близоруким внутренним зреньем мою жизнь не увидеть. Может быть, градус ненависти снизить, или вообще пока что отказаться от этого слова.

Боже мой. От ненависти до любви — всего 15 лет. И да, это обратная сторона ее.

 

16 мая 2020 год, Санкт-Петербург, самоизоляция