Все записи
19:59  /  18.05.20

513просмотров

Ключ в ночном трамвае

+T -
Поделиться:

Фото: Роман Куцанов, Санкт-Петербург, 2012 год

Это был конец февраля. Последний день в Перми. Не люблю суетится, и заранее встретилась со всеми подробно. А день перед поездом — для того, чтобы спокойно собраться в поезд.

 

Поезд у меня ночью. Успеваю пройтись пешком по Перми. Успеваю собрать вещи спокойно. Успеваю купить в поезд еду по списку. Не суетиться. Побыть с собой, со своими мыслями. Купить нормальную еду! А то я как наемся всякой гадости, потом неделю пищеварение в себя приходит. Поэтому. Спокойно собираюсь. Не люблю еще бегать докупать на станциях что-то, что могла купить заранее.

 

Мы с тобой обмениваемся прощальными сообщениями, и вдруг ты предлагаешь встретиться после работы. Да, мы виделись с тобой несколько раз. На концерте малоизвестной мне группы «Знаки» в бывшем «Спейс Джеме». «Спейс джем» … что-то знакомое. Туда все ходили, насколько могу вспомнить себя в старших классах. Все туда ходили!

Это ****овник!, — ты дала оценку злачному заведению, одним словом объяснив мне специфику заведения. — Но мы ходим сюда на концерты!

Еще проходя мимо качков-охранников, я услышала смешное слово, употребляемое в речи почему-то только в Перми. Один другому сказал: «***ок!» Что означало, что-то между «Классно!» и «Очень хорошо!» Мысленно улыбаясь местному фольклору, я прошла на второй этаж, где в гуще людей нашлась ваша компания.

 

После концерта вы поехали петь в караоке, а я ушла спать. Меня итак уже переполняли волнующие эмоции от встречи с Пермью.

 

А потом был день рождения твоей дочери на даче. И мы отлично провели время. С каким превеликим удовольствием я бы телепортировалась туда прямо сейчас для самоизоляции на природе.

 

И вот. День перед поездом. Как опять быстро пролетел месяц в Перми! Решаем на пару часов забежать в какой-нибудь уютный бар. Я вспомнила, что на Пушкина был милейший паб «Шпинат» и позвала тебя туда. Но бар оказался наглухо закрыт! Меня это ничуть не смутило. Хотя многие заведения закрылись уже тогда из-за вируса.

 

Мы спустились по улице Луначарского и зашли в ирландский паб. В пабе было тепло и уютно, и не было никого кроме нас.

 

Вообще-то я давно не пью. Но с близкими друзьями могу позволить себе стеклянную холодную кружечку хорошего пива. Потому что пьем мы от радости. И это совсем не то, из-за чего я пила раньше. Это другое качество выпивания.

 

Мы заказали колбаски с пряными травами, гренки с чесноком, ассорти пирожков, картошку фри, много чего еще. И ты, как знаток вкусного пива, выбрала какой-то изумительный сорт со сложным названием. Не вспомню название, но оно было красивым! Нам принесли рубиново-янтарный напиток в высоких бокалах. И напиток этот даже сложно назвать пивом! Но это было именно оно!

 

За пару часов, что мы сидели в этом небольшом уютном месте, никто так и не зашел выпить или поесть. Массовая истерия уже набирала обороты, но я-то никогда не смотрела телевизор. Мы сидели и радовались своему уединению и возможности гоготать, не нарушив покой соседей.

 

Обсуждали что-то очень смешное и говорили одновременно.

 

За окном пошел снег. Крупные хлопья медленно кружились и падали на серый асфальт. Отчего в баре стало еще уютней.

 

Мимо бара шли редкие прохожие в масках, и заглядывали в окна, разглядывая нас. Странно, маски тогда уже сразу смели из аптек. «Откуда же они взяли маски?»

 

Но, подумала — и забыла. Решив, что «все это скоро закончится», и чудесному вечеру пандемия только помогла стать таким особенным.

 

Вышли мы уже в половине двенадцатого, хотя в бар забегали «всего на пару часов». Не пьяные, а совершенно адекватные, взявшись под руки, шли с тобой к оперному театру по высохшему асфальту.

Люблю ездить ночью на трамвае. Стоять в хвосте и смотреть на улицу. Я так давно не ездила в трамвае!

И мы идем на остановку. Через 7 минут подходит трамвай, который довезет тебя до дома. Значит, целых сорок минут, а то и больше, ты можешь стоять в конце трамвая, и смотреть на убегающую в огнях ночную Пермь. Какой хороший маршрут: через центр, от Оперного театра, до дома.

 

Быстро обнимаемся, целуемся в щеки, ты забегаешь в последнюю дверь. И вот уже стоишь и сморишь из ярко-освященного вагона на меня.

 

Трамвай медленно уезжает. Медленно, как в кино. Я так рада, что мы подорвались и встретились еще раз перед поездом. Я так хочу, чтобы у тебя все было хорошо, дорогая моя Ключ. Ты смотришь на меня из уходящего трамвая, я знаю, тебе жаль, что я уезжаю. Ты хотела бы, чтобы я жила под боком, и можно было часто видеться живьем.

 

Я порывисто перекрестила тебя на дорогу. И ты меня тоже. Моя дорогая подруга, близкий, родной человек, освещающий своей добротой и непосредственностью этот город. Я так хочу чтобы у тебя все было хорошо.

 

Иду домой быстро, чтобы не зареветь. Вообще-то боюсь одна ходить ночью. Но идти недалеко. Улицы пусты. Призвав на помощь своего ангела-хранителя, быстрым шагом иду по Пушкина, сворачиваю на Островского.

 

И у меня еще целых два часа до поезда.

Это был мой четвертый плохой текст. Санкт-Петербург, 17 мая 2020 год, самоизоляция